• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Лайл, Джейсон - "Почему мы видим свет далеких звезд? (Соглашение об анизотропной синхронизации)"

    0 151
    Все статьи автора: Джейсон Лайл

    Теория относительности Эйнштейна позволила взглянуть на Вселенную по-новому. Но вопрос, который нас интересует, остается открытым: сколько необходимо времени, чтобы свет достиг Земли?.. Ответ на него полностью зависит от изначальных предположений. И те приверженцы креационной теории, которые ответят: «Мгновенно!» – имеют на то основания.

    Практически во всех областях науки мы находим убедительные свидетельства в пользу Сотворения мира, каким оно описано в библейской Книге Бытие. Но некоторые факты, как кажется, не вписываются в общую картину. Однако этому не следует удивляться: скорее всего, дело здесь в том, что мы не всегда правильно понимаем каждый аспект Вселенной. Ведь наши умы ограничены, и нам свойственно ошибаться. Вселенная немыслимо сложна, и знаем мы о ней очень мало. Но если мы будем упорными, то Господь откроет для нас новые знания о своем творении. Тогда мы поймем: то, что представлялось нам серьезной проблемой, на самом деле прекрасно соответствует библейским описаниям.

    Свет далеких звезд – одна из таких кажущихся проблем.

    В чем проблема?

    О том, что Вселенная громадна, ученым известно уже более ста лет. Существуют галактики, удаленные от нас на такие расстояния, что даже свету, несущемуся со скоростью 300 тысяч км/с, потребовались бы миллиарды лет, чтобы их преодолеть. Но раз мы видим эти галактики – значит, их свет дошел до нас. И если на это ушли миллиарды лет, следовательно, и возраст Вселенной (или, по крайней мере, этих галактик) тоже составляет миллиарды лет. Однако такая интерпретация противоречит библейскому утверждению, что Бог создал весь мир лишь несколько тысяч лет назад.

    Многие годы различные ученые делали попытку решить эту проблему: выдвигались теории о переменной скорости света, «гравитационном замедлении времени», создавались другие модели. (Отметим, что у светских астрономов есть своя проблема с распространением света – так называемая «проблема горизонта»: теория Большого взрыва не способна объяснить, каким образом свет распространялся по Вселенной, что в результате возникла однородная «фоновая» температура1).

    Мне представляется, что сегодня мы уже знаем решение данной проблемы. Вопреки общепринятому мнению, свет и сегодня может перемещаться мгновенно – а следовательно, время, за которое свет от самых далеких звезд достигает Земли, фактически равен нулю. Так было в четвертый день Сотворения, так остается и сегодня.

    И это не голословное утверждение, предложенное неким библейским креационистом, пытающимся решить проблему света далеких звезд. Оно было сделано Альбертом Эйнштейном. Он показал, что наши представления о распространении света в большей степени связаны с предположениями, на которых и базируются, чем с наблюдениями и данными, полученными опытным путем.

    Всех, кто не знаком с теорией относительности Эйнштейна, предупреждаем: эта идея может показаться противоречащей нашему интуитивному пониманию; для её осмысления нам потребуется мыслить нестандартно.

    Физика Эйнштейна

    Открытия Эйнштейна изменили наше представление о пространстве, времени и свете. До XX века все люди думали, что пространство и время не зависят от скорости и направления. На первый взгляд так и есть: часы не тикают медленнее, когда мы едем в машине. И какой бы ни была скорость, длина машины остается неизменной.

    Однако на рубеже веков Эйнштейн показал, что наша интуиция в таких вопросах может совершенно противоречить реальному положению дел. Он показал, что скорость на самом деле влияет и на течение времени, и на расстояния. Но если скорости малы по сравнению со скоростью света, то эти эффекты предельно незначительны. А поскольку весь наш опыт связан со скоростями намного ниже световой, то в повседневной жизни эффекты, открытые Эйнштейном, совершенно незаметны.

    На самом деле, чтобы эффект, влияющий на длину или на скорость часов, проявился на 1 %, нужно двигаться со скоростью14 % от скорости света. Но никто из нас так быстро никогда не двигался, и соответственно, не испытывал этих эффектов на себе. Физикам же удалось разогнать элементарные частицы (из которых состоит атом) до скорости, почти достигающей световой. И частицы эти повели себя именно так, как предсказывал Эйнштейн.

    Поскольку длина и время не абсолютны, а меняются относительно скорости, то теория Эйнштейна получила название «теории относительности».

    Односторонняя скорость света

    Мы же сейчас остановимся лишь на одном аспекте теории относительности, который известен весьма немногим. Эйнштейн пришел к выводу, что скорость света в одном направлении не может быть объективно измерена – в отличие от его двусторонней скорости (туда и обратно), которая всегда постоянна. Например, если свет переходит из точки А в точку В и обратно, то этот путь всегда будет занимать одинаковое количество времени (двусторонняя его скорость всегда одинаковая), и это время можно объективно измерить. Однако время, необходимое только лишь для прохождения света из А в В или только из В в А не поддается объективному измерению. Поэтому чтобы принять скорость света на некую постоянную величину, ученым необходимо как-то договориться о том, каковой ее считать, согласовать ее между собой посредством конвенции (соглашения).

     

    Что известно о скорости света

     

    Двухстороннюю скорость света можно точно измерить. Допустим, мы направляем свет в очень длинный коридор, в конце которого он отражается от зеркала. Момент, в который луч вернулся к нам как к наблюдателям, мы можем зафиксировать. Если наш секундомер показывает 2 секунды, потребовавшихся на то, чтобы свет прошел в обе стороны, то мы можем быть уверены в этом измерении.

     


     

    Что нам неизвестно

    Хотя в измерении двустороннего времени мы уверены, но сколько нужно времени для прохождения света только до зеркала или только обратно – неизвестно.

     


     

    Измерение односторонней скорости света

    Для того, чтобы избежать предположений и точно установить одностороннюю скорость света, необходимо попробовать измерить его движение в одну сторону. Но это невозможно, потому что, как показывает теория относительности, перемещение часов к зеркалу со столь большой скоростью неизбежно изменит время на самих часах!

     


     

     


     

    Таким образом, хотя усредненная по времени скорость света «туда-обратно» всегда постоянна, относительно его скорости в одном направлении нам приходится только формулировать предположения, проверить которые мы не в состоянии в принципе.

    Почему невозможно объективно измерить одностороннюю скорость света? Потому что у нас нет способа синхронизировать двое часов, разделенных расстоянием. Чтобы так способ был, нам уже должна быть известна односторонняя скорость света. Получается замкнутый круг. Без синхронизации часов невозможно узнать одностороннюю скорость света. Но чтобы синхронизировать часы, нужно знать одностороннюю скорость света.

    Эйнштейн прекрасно осознавал эту дилемму. Он говорил: «Создается впечатление, что мы движемся по логическому кругу»2.

    Решение проблемы, предложенное Эйнштейном, состояло в том, что односторонняя скорость света на самом деле не является свойством природы. Это вопрос соглашения – то, что мы сами можем выбрать! Для простоты многие физики (и сам Эйнштейн в своих дальнейших построениях) принимают решение считать скорость света одинаковой во всех направлениях. Однако любой другой выбор также приемлем, при условии, что двусторонняя скорость света в вакууме – то есть скорость, измеренная для прохождения двойного расстояния (туда и обратно), деленная пополам – всегда составляет 299 792 458 км/с.

    Итак, по мнению Эйнштейна, односторонняя скорость света на самом деле не является ни установленным фактом, ни научной гипотезой о физической природе света, но соглашением, которое выбирает для себя та или иная группа исследователей, чтобы прийти к определению одновременности3.

    Свет далеких звезд

    Исходя из вышесказанного, ничто не мешает нам считать скорость света мгновенной, когда свет движется от объекта к нам, при условии, что от нас до объекта его скорость составляет 599 584 916 км/с (число, которое мы привыкли принимать за световую скорость, умноженное на два).

    В этом случае свет далеких звезд достигает Земли моментально, за нулевой временной промежуток, поскольку он движется по направлению к нам. В результате он перестает представлять собой проблему для сторонников идеи молодой Вселенной.

    Такое соглашение можно назвать «соглашением об анизотропной синхронизации», потому что согласно ему свет движется с разной скоростью в разных направлениях (анизотропно). При этом нужно помнить, что все возможные соглашения (конвенции), различным образом определяющие соотношение скоростей света в прямом и обратном направлениях, в равной мере имеют права на существование.

    Эйнштейн утверждает, что мы сами можем выбирать, какое соглашение применять. Как уже было сказано, большинство физиков для упрощения расчетов предпочитают конвенцию о том, что свет движется с одинаковой скоростью во всех направлениях (изотропно); однако нет никакой существенной причины для отказа от соглашения об анизотропной синхронизации.

    Данное соглашение косвенным образом применяли все древние культуры, хотя они, по всей видимости, вообще не задумывались об этом, в отличие от нас сегодняшних4.

    Как мы можем понять, библейские авторы также придерживались этого соглашения. В Быт. 1:15 сообщается, что светила на небесах (включая звезды) были созданы, чтобы светить на Землю. Далее указано: «И стало так». Это свидетельствует о том, что звезды немедленно начали выполнять предназначенную для них Богом задачу. Однако свет всех звезд мог мгновенно достичь Земли лишь в случае анизотропной синхронизации его скорости.

    Бог хочет, чтобы мы читали и понимали Его Слово (как Он учит во Второзаконии 30:11–14 и в других местах Писания). Как видим, для этого лучше всего придерживаться соглашения об анизотропной синхронизации. Тогда становится ясно, почему мы видим свет, пришедший от далеких галактик. Бог создал небесные светила в четвертый день, и свету не нужно было время, чтобы достичь Земли (поскольку в одном направлении, к нам, он двигался мгновенно). Так что Адаму не нужно было ждать 4,3 года, чтобы увидеть Альфа Центавру: он мог видеть ее сразу же, как и все остальные звезды.

    Исходя из соглашения об анизотропной синхронизации, можно внести в разрабатываемую космологическую научную модель ряд дополнительных предположений о Вселенной и о том, как Бог изначально распределил в ней материю. Развитие такой космологической модели, основанной на идее сотворения, позволяет делать проверяемые прогнозы. Многие из них уже подтвердились, и мы уверены, что в ближайшем будущем их будет еще больше.

    Подытожим. Мы не обладаем всеми знаниями о Вселенной и не присутствовали при ее сотворении. Поэтому нам, как в свое время Иову, следует смиренно признать, что мы, по сравнению с Богом, ничего не знаем (Иов 42:1–6). Тем не менее, Создатель позволяет нам понимать некоторые аспекты сотворенного Им мироздания. Судя по всему, у нас есть и ответ на вопрос о свете далеких звезд. Исследования в этом направлении продолжаются, но нам никогда не следует идти на компромиссы в отношении Божьего Слова.

    «Виртуальный» свет звезд?

    В прошлом некоторые креационисты полагали, что Бог попросту создал лучи света уже находящимися в пути. Это означало бы, что мы, смотря на далекую галактику, видели бы не свет, исходящий от нее, а скорее ее изображение, картинку, которую Господь поместил в луче света при сотворении мира. Данная точка зрения также подразумевает, что все, наблюдаемое нами в далеком космосе (например, взрывы звезд), на самом деле никогда не происходило. Небесные события оказывались придуманными, некими фильмами, которые Творец нам показывает. Но это никоим образом не согласуется с сущностью Бога, которая раскрывается в Библии (1 Кор. 14:33).

    Противоречит такое представление и тому, что Писание говорит о звездах. В Быт. 1:15 написано, что Бог создал их, как и другие светила, чтобы посылать свет на Землю. Но если бы Он сотворил их свет уже находящимся в пути, то свет этот в действительности не исходил бы от звезд. Это означало бы, что 99 % вселенной не исполняет установленного Богом предназначения – светить на Землю.

    Но напомним, что в Бытие 1:15 сказано: «И стало так», – и это подразумевает, что звезды немедленно начали исполнять свое предназначение. Следовательно, световые потоки не были созданы «находящимися в пути»: свет действительно дошел до Земли от звезд, причем, как это недвусмысленно подразумевается, это произошло мгновенно.

    1 См. The New Answers Book, Chapter 19 (Green Forest, Arkansas: Master Books, 2006), р. 251–254.
    2 A. Einstein. Relativity: The Special and General Theory, authorized translation by R. W. Lawson (New York: Crown Publishers, 1961), стр. 22–23.
    3 Там же, стр. 23.
    4 Насколько нам известно, древние культуры не ставили наблюдаемые ими «не небе» события в зависимость от скорости прохождения светом космических расстояний. С их точки зрения, все происходящее в космосе происходило в момент наблюдения. В этом и состоит суть соглашения об анизотропной синхронизации.

    Distant Starlight – The Anisotropic Synchrony Convention by Dr. Jason Lisle

    https://answersingenesis.org/astronomy/starlight/distant-starlight-thesis/

    Перевод с английского – Христианский научно-апологетический центр.

    Copyright © Answers in Genesis. All Rights Reserved. Translated and used by permission of Answers in Genesis. (Answers® and Answers in Genesis® are registered trademarks of Answers in Genesis, Inc.) For more information regarding Answers in Genesis, go to www.AnswersinGenesis.org, www.CreationMuseum.org and www.ArkEncounter.com.

    Похожие публикации
    Demo scene