• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Паркер, Гэри - "Доказательством чего служит видообразование – сотворения или эволюции?"

    0 487
    Все статьи автора: Гэри Паркер

    В крупном Техасском университете состоялись публичные дебаты между сторонником креационизма и приверженцем гипотезы об эволюционном развитии.

    Креациониста попытались загнать в угол. «Гавайские плодовые мухи, которые раньше могли скрещиваться, превратились во множество репродуктивно изолированных видов, и это доказало эволюцию», – сказал оппонент под бурные аплодисменты.

    Следующие аплодисменты сорвал креационист. Он ответил: «Такое изменение является противоположностью эволюции. Теряя способность к скрещиванию, каждый "новый вид” имеет меньшую генетическую изменчивость, меньшую способность приспосабливаться к изменениям существующей окружающей среды и меньшую способность осваивать новые среды, а все это предполагает упадок и вымирание, а не расширение генетического потенциала, необходимого для того, что Дарвин называл "производством высших животных”».

    Какая из этих точек зрения больше соответствует современному пониманию генетической науки и библейскому описанию истории Земли?

    Основы генетики

    В Библии записаны несколько ключевых событий ранней истории Земли, предполагающих генетические концепции, которые можно проверить научными методами. В Бытии 1 говорится, что Бог создал множество различных «родов». Из простого чтения Священного Писания мы делаем вывод, что животные и растения были созданы для размножения в пределах своего рода (Бытие 1, 6 и 8). Созданный род обычно приравнивается к уровню семейства в современных классификационных схемах, поскольку многие члены семейств могут скрещиваться и производить потомство. Эти роды также должны были «наполнять» (рассеиваться, перемещаться) разные среды обитания земли (Бытие 1:22, 8:17). Множественные биологические механизмы объясняют это наполнение, выразившееся в разнообразии внутри видов, или видообразовании. Помогают ли ученым эти фундаментальные концепции Божьего Слова – созданные отдельными виды, или барамины (на иврите бара – создавать и мин – вид), имеющие широкую, но ограниченную вариативность, – понять генетические изменения в организмах и видообразование, которые обнаруживаются в Божьем мире? Конечно же, да!

    Полный набор ДНК, определяющий вид, называется его геномом. Геном человека включает примерно от 20000 до 25000 кодирующих белки хромосомных сегментов, обычно называемых генами. Гены и информация, которую они кодируют, в значительной степени ответственны за набор биологических характеристик, которые отличают людей от других видов живых существ. Все люди имеют преимущественно одни и те же гены. Они более чем на 99 % похожи у всех семи миллиардов из нас. Следовательно, генетики ссылаются на геном человека и делают вывод, что мы все принадлежим к одной и той же расе, роду человека (как проповедовал апостол Павел в Древней Греции, Деяния 17:26).

    Сходство между всеми человеческими существами очевидно, но как огромно и разнообразие! Общие гены в человеческом геноме делают нас всех одинаковыми (на 100 % людьми). Но разные версии этих общих генов, называемые аллелями, производят впечатляющие вариации, которые делают каждого человека уникальным. Любой из генов Бог мог создать в его четырех различных аллельных разновидностях (по два у Адама и Евы). Генетические изменения, произошедшие после того, как грех повредил творение, привнесли много новых аллелей, но не новых генов.

    Человеческий геном, например, имеет гены, отвечающие за образование волос и контролирующие их форму; аллельные версии этих генов выражаются в людях с прямыми, кудрявыми, вьющимися и слегка вьющимися волосами, но все эти вариации находятся в пределах человеческого рода. Хотя с генетической точки зрения цвет кожи гораздо сложнее, вариации оттенков кожи человека можно описать как действие двух пар генов с разными аллелями (А/а и В/b), которые влияют на выработку пигмента кожи – меланина. Как показано на рисунке 11, двое людей со средне-смуглым оттенком кожи и генами AaBb могут иметь детей с полным диапазоном оттенков кожи – от очень темного (AABB), просто темного (AABb или AaBB) и среднего (как, AaBb) до светлого (Aabb) и до очень светлого (aabb). Это, безусловно, со временем изменялось, но как много перемен за короткое время (всего одно поколение!). Безо всякого добавления генов, это всего лишь вариация внутри вида.

    Рисунок 1. Наследование меланинового цвета кожи.
    Пара с генами, контролирующими меланин AaBb (Адам и Ева?) будет иметь «средний» цвет кожи, и каждый из них образует четыре вида репродуктивных клеток, как показано вверху и по правой стороне «генетического квадрата»:
    Паркер, Гэри - "Доказательством чего служит видообразование – сотворения или эволюции?"
    Каждая клетка в большей «решетке Пеннета» показывает комбинацию генов, которая может быть у их детей.
    Как показано на рисунке, дети от «средних» родителей могут иметь от максимального до минимального количества меланина, и тон кожи от самого темного до самого светлого с генами, содержащими 4, 3, 2, 1 или 0 «заглавных букв».

    Мутации и изменения в ДНК, произошедшие после того, как человеческий грех исказил Божье творение, не произвели новых генов. Вернее, мутации произвели только аллели, то есть, вариации уже существовавших генов. Аллели не являются различными генами в таком смысле, как гены цвета кожи и гены, отвечающие за гемоглобин S (выражающийся в серповидноклеточной анемии). Подобным образом, ген серповидных клеток является другой аллелью (версией) гена гемоглобина в том смысле, что он не существовал во время сотворения, но есть только другой, поврежденной версией ранее существовавшего гена. Фактически аллель гемоглобина S (серповидноклеточного) отличается всего в одной позиции из нескольких сотен всей последовательности от нормального гена, отвечающего за выработку гемоглобина. Опять же, мы наблюдаем, что мутации, ведущие к возникновению различных версий ранее существовавших генов, стали причиной множества аллелей, но не создания ответвлений новых генов, кодирующих новые белки с новыми функциями такого вида, которых необходим для эволюции от молекул до человека.

    Вариации внутри вида

    Все гены одного поколения, которые способны передаваться следующему, называются генофондом. Представители одного и того же вида могут также быть определены, как организмы, которые обладают одинаковым генофондом. Количество генов, отвечающих за различные виды признаков, количество их в полном геноме, можно назвать глубиной генофонда. Человеческий генофонд имеет глубину около 20000–25000 генов. Ширина генофонда означает количество его аллельных вариаций. Приведу пример среди собак. Ширина генофонда борзых очень узкая: скрещивание породистых борзых позволит получить всего лишь больше борзых, очень похожих по скорости, окрасу, интеллекту, длине шерсти, длине носа и т.д. Однако скрещивание двух дворняг может дать собак больших и маленьких, темного и светлого цвета, а также пятнистых, собак с длинной шерстью и короткошерстных, любящих лаять и тихих собак, злых и ласковых, и этот список можно продолжать! Ширина генофонда дворняги (разнообразие аллелей) намного больше по сравнению с борзой, но глубина генофонда (количество генов в геноме) одинакова для обеих собак.

    Вид определяется с точки зрения глубины генофонда, который представляет собой общее количество различных генов в геноме и список признаков, которые они кодируют. Вариация внутри вида определяется с точки зрения ширины генофонда, количества возможных аллелей в каждом участке гена (локусе).

    Генетики называют перетасовку уже существующих генов рекомбинацией. Возможно, вам случалось играть в игру с общей колодой из 52 карт, в которую входят четыре группы (червы, бубны, трефы и пики), в каждой из которых 13 различных чисел или «лиц» (2–10 плюс J, Q, K, A). В игре, которая называется бридж, каждый из четырех игроков получает по 13 карт. Некоторые люди играют в бридж по полвека, никогда не получив одинаковую группу из 13 карт. Наборы карт, которые сдаются, постоянно меняются, и каждый из них уникален, хотя колода карт остается всегда одной и той же.

    Сравнение с колодой карт не идеально, но зримо иллюстрирует концепцию вариации внутри созданного вида. Раздаваемые наборы карт постоянно меняются, подобно отдельным представителям популяции. Но колода из 52 карт, подобно виду, остается всегда одной и той же. Индивидуальные вариации и групповое постоянство в сумме равняются вариациям внутри созданного вида.

    Вера в человека против веры в Божье Слово

    Основываясь на вере в слова Дарвина, эволюционисты предполагают, что вся жизнь началась от одной или нескольких химически эволюционировавших форм жизни с неимоверно маленьким генофондом. Для эволюционистов расширение генофонда посредством дарвиновского отбора (борьба и смерть) среди случайных мутаций – медленный, утомительный и мрачный процесс, который обременяет каждый вид смертельной «генетической нагрузкой» вредных мутаций и эволюционных остатков. Основываясь на вере в Божье Слово, креационисты предполагают, что каждый из созданных видов начинался с большого генофонда, спроектированного для того, чтобы размножаться и наполнять землю с ее огромным экологическим и географическим разнообразием.

    Ни креационисты, ни эволюционисты не присутствовали при этом начале, чтобы видеть воочию, как же оно происходило. Однако креационисты основываются на Слове Того, Кто был «вначале» (Бытие 1:1; Иоанна 1:3). Более того, механизм креационистов согласуется с научными наблюдениями. Механизм же эволюционистов не работает и не соответствует современным научным знаниям в области генетики и репродукции. Как ученый, я предпочитаю идеи, которые действительно работают и помогают объяснять то, что мы можем наблюдать, и это – библейское сотворение!

    Поскольку животным было велено размножаться и наполнять землю, мы можем сделать вывод, что сотворенные виды были наделены их Создателем огромным аллельным разнообразием и аллельным потенциалом в очень широком генофонде. Например, сегодня генетикам известно, что аллели для всего диапазона нормальных человеческих вариаций –  от самого низкорослого (племя пигмеев) до самого высокого (племя ватуси) от самого темного до самого светлого цвета кожи, от широких губ до тонких, от прямых до волнистых волос, или же сильно вьющихся и кудрявых, для овальной или круглой формы век и т. д. – возможны при наличии всего двух людей. Генетические задачи, которые решают старшеклассники (рисунок 1), иллюстрируют, как у таких родители могли быть дети от самого темного до самого светлого цвета кожи, самые высокие или самые низкие, с волосами любой формы, с глазами и губами любой формы. И это – всего за одно поколение, БЕЗ какого-либо длительного времени, случайных мутаций и бесконечной борьбы до смерти, которые используют эволюционисты для объяснения различий в клювах зябликов или черного пигмента на крыльях моли.

    Что означает это удивительное разнообразие внутри видов?

    Во-первых, такое удивительное разнообразие отражает творческие способности Бога. Бог создал первого мужчину из праха земного и первую женщину из ребра из его бока (Бытие 2:7, 21-22). Затем Бог в седьмой день отдохнул от Своей творческой работы (Бытие 2:1-2). Но мы по-прежнему видим, как творческий потенциал Бога раскрывается на наших глазах по-разному при рождении каждого ребенка. Поскольку это связано с генетическим потенциалом, который Бог создал в наших прародителях, мы, возможно, еще не видели самого быстрого бегуна или величайшего математического или музыкального гения. Гены не образовывались по одному в результате эволюционных процессов – времени, случая, мутаций, борьбы за выживание и смерти на протяжении миллионов лет. Все это развертывание генетической изменчивости в ранее существовавших генах является потрясающим разнообразием внутри вида, но НИКАК НЕ формированием новой генетической информации того типа, который необходим для эволюции от молекул до человека.

    По мере того, как потомки каждого из сотворенных видов умножаются, заполняя землю, мы видим, как раскрывается их генетический потенциал. Например, Бог создал род медведя. Но по мере того, как медведи переместились в различные среды обитания по всему миру после Потопа, заложенные в них внутреннее разнообразие и способность к генетическим изменениям нашли видимое выражение в черных медведях, бурых медведях, гризли, белых медведях и т. д. Созданный род собак разделился на специализированные подтипы: волки, койоты, домашние собаки и т.д. Подумайте также об огромном генетическом разнообразии, которое проявляется в роде кошек, роде шиповника, томатов и т. д.

    Как в природе, так и в экспериментальном разведении присутствует сильная тенденция к тому, что обобщенные, способные к адаптации организмы образуют множество специализированных, адаптированных подгрупп. Рисунок 1, обсуждавшийся ранее, показывает, что если Адам и Ева, например, обладали множеством аллелей тона кожи (AaBb), то у них могли быть дети от самого темного до самого светлого цвета кожи. Однако некоторая часть этого первоначального генетического разнообразия была утеряна, когда подгруппы человеческой популяции расселились и стали репродуктивно изолированными, что случилось во время строительства Вавилонской башни (Бытие 11). Некоторые языковые группы могли иметь только аллели A и B, потеряв a и b; в таких подгруппах родители AABB могли иметь детей только с очень темной кожей. У подгруппы без аллелей A и B (только a и b) родились дети только с очень светлой кожей, а каждая из подгрупп AAbb и aaBB должна была постоянно иметь средне-смуглых детей. У подгрупп AaBb продолжали рождаться дети всей цветовой гаммы кожи, что и наблюдается у некоторых групп в Индии до сегодняшних дней.

    Хотя Дарвин думал иначе, однако теперь ученые признают, что группы людей, у которых проявляется только часть полного диапазона разнообразия меланинового цвета (например, с очень темной кожей), на 100% являются людьми. Но среди животных и растений, как в природе, так и в результате селективного разведения, подгруппы некоторых видов могут стать настолько отличными (например, по размеру, ритуалу ухаживания, брачному периоду, хромосомным перестройкам, агрессивности и т. д.), что они больше не могут скрещиваться, даже если их идентичность как членов одного сотворенного вида все еще может быть подтверждена генетическим тестированием. Такая репродуктивная изоляция раньше использовалась, как ключевой критерий для определения вида.

    Что же? Если два, или больше специализированных вида произошли от одного общего вида предков – разве это, в конце концов, не доказывает эволюцию? Как раз с точностью до наоборот. Видообразование – да, эволюцию – нет. Эволюция от молекул до человека требует чистого увеличения новой генетической информации, добавления генов в геном для новых категорий признаков. Репродуктивная изоляция и последующее видообразование приводят к потере генетической изменчивости (аллелей), превращая большой генофонд в подгруппы с меньшими генофондами (т. е. «новые виды» с меньшей способностью приспосабливаться к изменениям в окружающей среде, ограниченной способностью осваивать новую среду и сниженными шансами на долгосрочное выживание). И в самом деле, эволюционисты сейчас регулярно используют термин «сверхспециализация» в видообразовании, как объяснение вымирания в противовес процессу эволюционному.

    Например, флоридская пума считается исчезающим видом. Что ему угрожает? Маленькая инбредная популяция была настолько изрешечена мутациями, что ни один детеныш не мог дожить до репродуктивного возраста. Как этому помочь? Поскольку это всего лишь виды внутри одного рода, ее скрестили с западными пантерами (представителями одного рода), имеющими другие мутации после грехопадения. Бывшая флоридская пума сейчас восстанавливается.

    Для многих породистых собак характерны отличительные генетические заболевания и аномалии, которые, говоря генетическим языком, часто доходили до конца линии. Каждая из них в своем геноме имеет всю генетическую информацию чтобы на 100 % быть собакой (так что у всех них глубина генофонда одинакова), но аллельная изменчивость (ширина генофонда) может снизиться в конце концов до 0 % (только одна аллель на локус в популяции). Следовательно, скрещивание чистокровных пуделей с пуделями, к примеру, даст только пуделей и не поможет возвратить первоначального волка или общий вид собак. Однако, если бы «пудельная чума» уничтожила пуделей, их можно было бы вернуть через несколько поколений скрещивания волков или беспородных собак. Даже квагга, вымерший подвид зебры, возвращается в результате скрещивания различных представителей рода лошадей.

    Изменения «неправильного» вида

    Видообразование движется в «неправильном» направлении, не поддерживая эволюционную веру в восходящие изменения между видами или эволюцию от молекул до человека. Дело ограничивается только вариациями внутри видов, происходящими в результате перестройки ранее существовавшей генетической изменчивости.

    После человеческого грехопадения мутации привели к появлению множества «негативных вариаций», помогающих ученым объяснить происхождение врожденных дефектов и болезней. Эволюционисты надеялись, что мутации предоставят новую генетическую информацию, необходимую для продвижения организмов по так называемому эволюционному древу. Но мутации вызывают изменения только в уже существующих генах. Они представляют собой аллели, которые делают генофонд только шире, но не глубже. Таким образом, мутации приводят к вариациям внутри одного вида, а не к образованию новых и разных видов, которое Дарвин называл «производством высших животных».

    Некритическое принятие эволюции настолько остановило научное мышление, что люди наделяют мутации богоподобными качествами. Им кажется, что некий космический луч, упавший на живую клетку, может вызвать мутацию, которая каким-то чудом соберет более чем 1500 нуклеотидов ДНК в совершенно новый ген, регуляторы и все то, что внезапно начнет производить совершенно новый белок, ответственный за абсолютно новый признак, поднимающий удачливо мутировавший организм на следующую, более высокую ветвь эволюционного дерева! Но ничего подобного никогда не наблюдалось, да и не будет!

    Мутации не являются генетическими «авторами сценария». Образно говоря, они – типографские изменения в уже написанном генетическом сценарии. Как правило, мутация изменяет только одну букву в генетическом предложении, насчитывающем в среднем 1500 букв. Чтобы эволюция произошла, или даже для того, чтобы она могла стать теорией, пригодной для научного обсуждения, эволюционистам очень нужен какой-то автор генетического сценария, могущий создавать новую информацию, увеличивая размер генома и глубину генофонда. Мутации не обладают способностью составлять генетические предложения, неспособны производить новую генетическую информацию и, следовательно, вообще не обладают способностью вызывать эволюцию.

    Эволюция от молекул до человека требует феноменального расширения генетической информации. Чтобы превратить простые клетки в беспозвоночных, позвоночных и человечество, потребуются тысячи мутаций, добавляющих новую информацию. Проблема эволюционизма кроется в фундаментальной природе самой информации. Информация в книге, к примеру, не может быть сведена к свойствам бумаги и чернил, используемых для ее написания, как не может быть и выведена из них. Точно так же информация в генетическом коде не может быть сведена к свойствам материи или аллельным вариациям, вызванным мутациями, либо же получена из них. Ее послание и значение зародились в разуме Создателя, Иисуса Христа, Творца жизни (Иоанна 1:1-3). То, что мы видим в Божьем мире, согласуется с тем, что мы читаем в Слове Бога.

    Примечания

    1 Gary Parker, Building Blocks in Life Science (Green Forest, AR: Master Books, 2011), p. 9.

    Паркер Гэри
    Д-р Паркер получил степень бакалавра биологии/химии, магистра биологии/физиологии в Университете Болл (Ball State University), там же стал доктором педагогических наук, специализация - биология/геология. Во время обучения получил несколько наград за высокие академические результаты, в том числе: членство в обществе Phi Beta Kappa (почетное академическое студенческое общество), избрание в Американскую ассоциацию зоологов (за исследование головастиков), а также стипендию от Национального научного фонда США на 15 месяцев. Он опубликовал пять учебников по биологии и шесть книг о креационной науке. Выступает с лекциями по всему миру, рассказывая о Сотворении. В прошлом атеист и эволюционист, сейчас д-р Паркер - убежденный сторонник исторической достоверности Библии, и он отлично умеет передать свои мысли слушателям.


    Is Speciation Evidence for Creation or Evolution? by Dr. Gary Parker

    https://answersingenesis.org/natural-selection/speciation/is-speciation-evidence-for-creation-or-evolution/

    Перевод с английского –Христианский научно-апологетический центр.

    Gary Parker
    Dr. Parker has BA in biology/chemistry, MS in biology/physiology, and EdD in biology/geology from Ball State University. He earned several academic awards, including admission to Phi Beta Kappa (the national scholastic honorary), election to the American Society of Zoologists (for his research on tadpoles), and a fifteen-month fellowship award from the National Science Foundation. He has published five programmed textbooks in biology and six books in creation science. Has debated and lectured worldwide on creation. Former atheist and evolutionist, now he is a great Bible-defending communicator.

    Copyright © Answers in Genesis. All Rights Reserved. Translated and used by permission of Answers in Genesis. (Answers® and Answers in Genesis® are registered trademarks of Answers in Genesis, Inc.) For more information regarding Answers in Genesis, go to www.AnswersinGenesis.org, www.CreationMuseum.org and www.ArkEncounter.com.

    Похожие публикации
    Demo scene