Сеть уныния

Когда писалась Библия, не существовало изящного набора компьютерных шрифтов, позволяющих выделять важную часть текста курсивом, полужирным или подчеркиванием. Даже капслока не было. Поэтому, если требовалось сделать особый акцент, достигалось это простым повторением сказанного. В результате мы находим в Писании конструкции типа «благословляя благословлю», «проклиная прокляну», «весьма и весьма», «умножая умножу», «истинно истинно» и т.п. А уж если что-либо повторяется трижды, то это как если бы сегодня мы написали эти слова жирным капслоком, подчеркнули, да еще в рамочку бы взяли.

Таких слов в Библии два. Первое из них – «свят»: «Свят, свят, свят Господь Саваоф!» (Исаия 6:3). Этот троекратный возглас напоминает: нет ничего в творении, подобного Создателю! Его святость (особость, инаковость, несравненность, превознесенность) абсолютна.

Второе слово – междометье, выражающее крайнюю степень скорби. Буквально: «уай, уай, уай». Для его перевода чаще всего используют существительное «горе»: «горе, горе, горе живущим на земле» (Откровение 8:13). Это троекратное стенание предупреждает: все ужасы, что происходили ранее, это – так, мелочи. Теперь всё будет действительно серьезно.

В общем, когда не просто служебные духи-ангелы, а Сам Господь трижды повторяет некое повеление, на него, согласитесь, стоит обратить внимание. Повеление же это – «будь тверд и мужественен»:

«Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им; только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой; не уклоняйся от него ни направо ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих… Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь» (Иисус Навин 1:6-9).

Троекратность такого повеления заставляет задуматься. Разве человеку, который улыбается, нужно говорить «улыбнись»? Или «не спеши» тому, кто и так никуда не торопится? Равно как и радостных людей призывать радоваться ни к чему. Так что если апостол Павел раз за разом повторяет общине христиан в Филиппах: «Радуйтесь всегда… и еще говорю: радуйтесь» (Филиппийцам 4:4), значит, с радостью у них что-то не так.

Церкви Македонии «посреди множества суровых испытаний» были «переполнены радостью и при крайней бедности – без меры богаты щедростью» (2 Коринфянам 8:2 РБО). Своей жертвенностью они превосходили процветающие сообщества верующих из Коринфа и Эфеса. Но даже среди них небольшая община филиппийцев была первой в финансовой поддержке миссионерской деятельности апостола (Филиппийцам 4:15). А радости ей при этом недоставало. Всеобщее огорчение производили разногласия между двумя христианками с благостными именами Добрый-путь и Счастливый-случай (по-гречески – Еводия и Синтихия). Причем, когда-то они обе ревностно трудились на поприще благовестия вместе с Павлом (4:3). Апостол призывает этих женщин: «живите дружно во имя Господа!» (4:2 РБО). Он просит соратника помочь им в этом, а всей общине заповедует радоваться при любых обстоятельствах.

В общем, если Господь повелевает Иисусу Навину «Будь тверд и мужественен», да еще и трижды, значит, это – именно то, что более всего тому необходимо. Уж очень высока была опасность, что новый предводитель Божьего народа попадется в сеть уныния, растянутую между сожалением о несбывшихся ожиданиях в прошлом и гипертрофированном чувством ответственности за будущее.

Как мы помним, Иисус Навин был одним из двенадцати соглядатаев, которых Моисей послал высматривать обетованную землю. Его прогноз относительно перспектив покорения Ханаана был полон восторженного оптимизма: «Земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша; если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию и даст нам ее – эту землю, в которой течет молоко и мед; только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей; ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало, а с нами Господь; не бойтесь их». (Числа 14:6-9). Но народ слушал не того, кто нес надежду, а тех, кто сеял панику и страх.

В итоге способный лидер вместо великих и славных свершений был обречен сорок лет блуждать по пустыне и видеть, как один за другим его соплеменники устилают ее своими телами. Из покинувших Египет в возрасте от двадцати лет и выше никого не осталось в живых, кроме него и Халева. А все – из-за того, что ему однажды не удалось подыскать нужные слова и убедить людей идти дальше. В итоге, большая часть жизни растрачена впустую – на рутинные хлопоты походного быта.

И вот теперь именно на него сваливается неимоверная персональная ответственность! Сорок лет Моисей, говоря фигурально, носил весь народ сей на руках, «как нянька носит ребенка» (Числа 11:12). Но Моисея больше нет. С этого момента все будут смотреть на Иисуса Навина как на «запасного Моисея» – оценивая, сравнивая, ожидая той же степени величия. Человека, который понимает  сложность стоящих перед ним задач и трезво оценивает степень ответственности, это не может не пугать.

Быть преемником великого лидера – бремя не только тяжкое, но и весьма неблагодарное. Кто не слышал про светило космонавтики Сергея Королева? Слава Главного конструктора распространилась далеко за пределы родного Житомира. Да, его жизнь не была безмятежной. Но даже сталинские лагеря не смогли разрушить мечту о полете. Под руководством Королева была создана самая передовая на то время ракетная программа, запущен первый искусственный спутник Земли, осуществлен первый пилотируемый орбитальный полет… Но, многие ли, не обращаясь к Гуглу, вспомнят, кто сменил Сергея Павловича на его посту?

Существует два типа лидеров: лидер типа дуб и лидер типа баобаб. Лидер- дуб занимается целенаправленным взращиванием своих последователей. Он разбрасывает желуди, и, когда могучее дерево рухнет, на его месте вырастает целая роща, дающая еще больше тени и производящая еще больше желудей. Баобаб же – дерево настолько мощное, что в тени его кроны ничто вырасти не может.

Моисей был мощным лидером. Настоящим баобабом. Стоять там, где раньше стоял он, Иисусу Навину было явно некомфортно. Потому-то Господь не просто рекомендует – повелевает: «Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся» (Иисус Навин 1:9). Но повеление это не голословно. Оно же является и ободрением, обетованием. Не Моисеева сила сделала его предводителем народа, а Мое его избрание, – говорит Господь. И как он был не один, так и ты не будешь сам по себе: «как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя» (1:5).

Нас часто подстерегает соблазн впасть в уныние. Но ободрение, данное Иисусу Навину, содержит те же обетования, что даны и нам во Христе: «Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя» (Евреям 13:5). Подобным образом надлежит и нам ободрять друг друга. Ну и, не в последнюю очередь, стоит соблюдать меры предосторожности, памятуя о факторах, которые потенциально могут стать источниками уныния.

Первый такой источник – разочарование, когда что-то происходит не так, как мы того ожидаем.

Но ведь Бог вовсе не обещал исполнить все наши ожидания! Так что проблема не в том, чего не исполняет Бог, а в том, что наши ожидания не всегда соответствуют Его плану. Иов, в отличии от своей благоверной, не был очарован иллюзорными представлениями о Боге, как об автомате по исполнению желаний и раздаче благ. «Иов встал и разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою и пал на землю и поклонился и сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно! Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге» (Иов 1:20-22). Так что рецепт по-прежнему прост: не хотите разочаровываться – не очаровывайтесь.

Проявлениями разочарования становятся раздражительность, критицизм, обидчивость. И комментарии типа «Что приуныл?» или «Ты чем так раздражен?» не особо помогут. Помните, как к многострадальному Иову пришли друзья, «и сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико» (Иов 2:13). Это – наилучшее, что можно было сделать! А потом они ввязались в дискуссию, и все пошло наперекосяк. Порой просто молча быть рядом – лучшее ободрение.

Вторая потенциальная причина уныния – усталость. Достаточно ли времени вы уделяете отдыху? Или вы настолько полны энергии, что отдых вам ни к чему? Тогда стоит вспомнить, что даже вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, который не утомляется и не изнемогает, в надлежащее время почил от дел Своих.

Не забывайте отдыхать, благодарно наслаждаться жизнью, целенаправленно проводить время с семьей. Сколько бы новых задач на нас ни сваливалось, в сутках по-прежнему остаются все те же 24 часа. Беря на себя какую-либо новую ответственность, следует четко осознавать, от чего ради этого следует отказаться. Ведь самое главное должно оставаться самым главным. Семья, дети, родители, друзья в эту категорию никак не должны попадать. Бог найдет, кем нас заменить на работе, в церкви, в миссии. Но кто заменит вас вашим родным и близким? Писание ясно говорит: «кто не заботится о родных, и прежде всего о домашних, тот отрекся от веры и стал хуже неверующего» (1 Тимофею 5:8 РБО).

Зачастую церковные служители так рьяно пекутся о других, что родные дети не видят их неделями. Повзрослев же, дети вряд ли скажут: жаль, что ты так мало сделал и не достиг большего. Они скажут: жаль, что мы не проводили больше времени вместе. И какие великие свершения вернут Давиду Авессалома или Соломону Ровоама?

Третий источник уныния – выгорание. Существует предание о том, как Александр Македонский завоевал весь мир. Узнав же, что завоевывать больше нечего, он сел и горько заплакал. Понятно, что это – всего лишь вымысел. Но вымысел весьма назидательный.

Когда вы прилагаете неимоверные усилия, стремясь к какой-либо конечной цели, и не имеете при этом более далекой перспективы, достигнутая цель вместо радости приносит опустошение. Вот, я, растратил все ресурсы, которые имел (физические, материальные, эмоциональные), и, наконец, добился своего. А дальше-то – что? Ни одна задача, с которой мы сталкиваемся в земном странствии, не должна становиться конечной целью. Ведь наше жительство, наш подлинный дом – на небесах, и мы продолжаем свой путь к нему.

Еще одна причина уныния – сожаление о прошлом.

Обратите внимание: Иисус Навин был не первым предводителем Израиля, который сожалел, что не нашел в свое время нужных слов, не приложил достаточно усилий, не проявил настойчивости, не надавал, в конце концов, своим оппонентам по голове. До него Моисей был на том же месте. Еще и по голове надавать успел. И когда Бог призывает Моисея, тот, по сути, говорит: прости, Господи, но Ты ошибся адресом. Я уже пробовал – ничего не вышло. Вот я, но пошли другого. Я свой шанс упустил. Однако Божий ответ и тогда был таким же: «Я буду с тобою» (Исход 3:12).

Следующая причина уныния – страх совершить ошибку.

«Человек рассудительный скрывает знание, а сердце глупых высказывает глупость», – пишет мудрый Соломон (Притчи 12:23). Невежда никогда не сомневается в своих способностях. Сочетание невежества с гордыней порождает бесстрашие. Под девизом «Слабоумие и отвага» заносчивый дилетант готов стать кем угодно – членом парламента, директором предприятия, президентом страны, пастором церкви.

В психологии эта тенденция называется эффектом Даннинга-Крюгера. Система массового одурачивания электората весьма успешно ее использует. Наверняка вам доводилось встречать в соцсетях бесцельные задания, сопровождаемые заманчивым комментарием: «только один из тысячи способен пройти этот тест». Сама задача, как правило, довольно примитивна. Но каждый, кто справился с нею, сразу же может гордо причислять себя к интеллектуальной элите. Недаром при исследовании, проведенном среди американских пользователей Фэйсбука, 50% мужчин на вопрос «Вы – гений?» ответили утвердительно. Кто бы сомневался?

Вас удивляет, что так часто приципиально важными делами занимаются люди, не имеющие ни знаний, ни способностей, ни квалификации, коих требует подобная деятельность? Причина тому проста: никто из квалифицированных кандидатов за нее не взялся. Того же, кто не понимает необратимости принимаемых решений, кто не осознает, насколько тяжела ответственность в случае неудачи, ничто не в силах остановить.

Человек знающий, опытный и ответственный понимает реальную сложность задачи и трезво оценивает риски. «Кто я, чтобы мне идти к фараону… и вывести из Египта сынов Израилевых?», – вопрошал Моисей (Исход 3:11). Как говорил Конфуций: «Истинное знание – в том, чтобы знать пределы своего невежества». И апостол Павел предупреждает: «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать» (1 Коринфянам 8:2).

Да, лучший способ не ошибаться – ничего не делать. Но когда Сам Господь призывает нас, Он не ожидает, что мы будем полагаться исключительно на собственные силы. Он не только готовит нас к предназначенной нам миссии и заранее оснащает необходимыми навыками, способностями и дарами. Он также ведет и направляет нас в нашем странствии.

Еще один источник уныния – боязнь критицизма и ропота. Что бы ты ни сделал – всегда кто-то, да будет недоволен. Зачем тогда вообще браться за дело? Помните, как у классика: «Никакой инициативы. Глаза в землю и – вдоль стены. Лифтом – вжик! – в кровать – шасть! Пледом – швырк! – и сидишь в пледу. И никакой выдумки. Ты придумаешь, ты же и будешь делать, тебя же и накажут, что плохо сделал» (М. Жванецкий). Но, извините, даже когда Сын Божий ходил по земле, критиков и ропотников хватало! Почему же мы считаем, что нами все должны быть довольны?

Также в сеть уныния может затянуть мысль, что твои достижения недооцениваются. Чем виртуознее вы выполняете какую-либо работу, тем легче это кажется со стороны. Опыт показывает: если что-то получилось с первого раза, никто не оценит, насколько сложно это было. Но людская похвала отнюдь не гарантирует подлинную ценность сделанного. А в Божьих глазах может и вовсе нивелировать ее.

Вспомните царя Иудеи Ирода Агриппу Первого. Он был воистину великим лидером, собирателем земель иудейских. Объединив под своим началом все территории, ранее принадлежавшие его деду, Ироду Великому, Агриппа снискал немалое уважение в своем народе. Но этого ему показалось недостаточно. Выдающимся правителям полагались божественные почести – так уж было заведено. И, как пишет Иосиф Флавий, по прошествии трех лет Агриппа «устроил игры в честь императора… На второй день игр, рано утром царь явился в театр в затканной серебром одежде, удивительным образом блиставшей и сверкавшей. Серебро дивно переливалось в лучах восходящего солнца, так что все были ослеплены и с содроганием должны были отвращать свои взоры от Агриппы. Сейчас же несколько льстецов с разных концов стали, впрочем не на благо царю, громко возносить его и называть его богом, говоря: “Будь милостив к нам! Если мы до сих пор преклонялись перед тобой, как перед человеком, то теперь мы готовы признать, что ты по природе своей выше всякого смертного”. Царь не особенно был поражен этими заявлениями и не думал остановить кощунствующих льстецов» (Иудейские древности XIX, 8:2). 

«Ирод… сел на возвышенном месте и говорил к ним; а народ восклицал: это голос Бога, а не человека. Но вдруг Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу», – описывает это же событие евангелист Лука (Деяния 12:21-23). «Агриппа почувствовал, что во внутренностях его начинается сильнейшая боль… Тогда его поскорее перенесли во дворец… Затем, промучившись еще пять дней страшными болями в желудке, царь умер…», – продолжает Флавий. А Лука, как врач, ставит диагноз: «быв изъеден червями» (Деяния 12:23).

У римлян была популярна поговорка: quod licet Jovi, non licet bovi. «Что позволительно Юпитеру, не позволительно быку». Но, как выяснилось, и юпитер юпитеру – рознь. До поры до времени Всевышний снисходительно относился к народам, чтущим ложных богов по неведению (Деяния 17:29-30). Равно как и к их властителям, возомнившим себя богами. Однако правителю народа Божьего быковать не пристало. Тому, кто не только знает истинного Бога, но и призван творить Его волю, подобное святотатство непозволительно!

С другой стороны, земное служение Иисуса было явно недооценено современниками. Но было ли что на земле драгоценнее в глазах Отца, чем Сыновья верность?

Источником уныния может быть и неуверенность в будущем. Нередко приходится слышать, что мы живем в особенное время: мы не знаем, что будет дальше. Согласиться с этим можно лишь отчасти. Мы, действительно, живем в особенное время. Но его принципиальным отличием является не то, что мы не знаем, что будет дальше, а то, что теперь мы знаем, что не знаем этого! Мы лишь питали иллюзию, что знаем, хотя ни малейшего представляя о том, что предстоит, не имели.

Древние были куда мудрее. Так, в греческом тексте Писания одно и то же слово opiso может означать и «сзади», и «потом». Для нас такая комбинация значений совершенно неочевидна. Ведь каждому же должно быть ясно: «потом» означает будущее. Стало быть, оно – впереди, а не сзади. Мы воспринимаем время, как дорогу, по которой идем. Прошлое остается сзади, а «лучшее, конечно, впереди», – как поется в детской песенке. Мы – путешественники во времени! Правда – очень медленно и только в одну сторону.

В древности же считалось, что не мы движемся во времени. Мы стоим на месте, а время представляет собой некий поток, текущий через нас (помните такой фразеологизм «с течением времени»?). Причем течет оно сзади – вперед. Мы не видим надвигающегося на нас будущего, оно – у нас за спиной. Созерцать дано лишь удаляющееся прошлое.

Уверенность в прогнозируемости будущего сформировалась в контексте так называемого «мира 4П». Мира, которому были свойственны Постоянство, Предсказуемость, Простота, Понятность (в англоязычной литературе это состояние получило название SPOD – steady, predictable, ordinary, definite). На поверку же оказалось, что за благостной иллюзией «мира 4П» скрывается суровая реальность «мира 4Н», который характеризуют Неустойчивость, Неясность, Несвязность, Неоднозначность (VUCA – volatility, uncertainty, complexity, ambiguity).

Всё вокруг подвержено постоянным изменениям. Обилие противоречивых сведений не позволяет сходу определить, какие из них истинные, какие – нет. На ситуацию одновременно влияет множество не связанных между собой факторов, большинство из которых и вовсе неизвестно. Те же, что известны, зачастую туманны и могут быть истолкованы по-разному. И это еще – не принимая в расчет того, что нам вообще-то неизвестно даже, известно ли нам то, что нам известно. Ведь и СМИ, и социальные сети продолжают последовательно (и зачастую – целенаправленно) вносить свой вклад в формирование пресловутой «3D реальности» – Дезинформации, Дезориентации и Дестабилизации.

Впрочем, что во всем этом нового? Апостол давно предупреждал: «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать… Мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем» (1 Коринфянам 8:2, 13:9). Неизменный мир – мираж. Перемены – единственное, что в нем постоянно. Лишь у Отца светов «нет изменения и ни тени перемены» (Иакова 1:17). Его заповеди даны задолго до формирования представления о мире «4П» и распознания «4Н»-проблем, в него заложенных. Лишь верность Божьему слову позволяет сохранять правильный курс среди переменчивых течений житейского моря.

Основная причина уныния – наше ложное основание для уверенности. Мы просто не на то полагаемся! Апостол Петр призывает: «Господа Бога святите в сердцах ваших» (1 Петра 3:15). Бог не говорит Иисусу Навину: «Давай, старайся лучше». Безусловно, он ждет от нового лидера Своего народа полной самоотдачи. Но при этом заверяет: «Как Я был с Моисеем, так буду и с тобою; Я никогда тебя не оставлю и никогда не покину… С тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь» (Иисус Навин 1:5,9).

Потому-то, как вы помните, и имя предводителя воинства израилева меняется с Осия (спасение) на Иешуа (Господь спасает). Собственными силами подобные задачи решить невозможно никому – ни Осии, ни даже Моисею. Не лидер введет народ в Землю обетованную, а Господь. Новое же имя, Иешуа, станет моисееву преемнику постоянным напоминанием. Такой вот дан ему нематериальный «сувенир» (по-французски souvenir – память, воспоминание).

Господь повелел евреям обзавестись также и «сувениром» материальным: «Выберите из народа двенадцать человек, по одному из каждого рода, и велите им взять двенадцать камней из середины Иордана, оттуда, где стояли священники, перенести их с собой и положить их там, где вы остановитесь сегодня вечером на ночлег… Они будут служить вам памятным знаком. В будущем, когда ваши дети спросят вас: «Что значат эти камни?», – скажите им, что воды реки иссякли перед ковчегом завета Господа, когда его переправляли через Иордан. Эти камни будут у народа Израиля памятным знаком навеки» (Иисус Навин 4:2,3,6,7).

Войдя в иссякшее водой русло Иордана, Израильтяне оказались в неком межвременьи. Оказались «посреди». Пустыню они уже оставили, а в Ханаан еще не вошли. Неопределенность промежуточного состояния – самая подходящая ситуация для того, чтобы впасть в уныние. И «сувенир», напоминание о Божьем участии – лучшая профилактика от этой опасности.

Говорят, что чистая совесть – признак плохой памяти. Безусловно, следует помнить свои прошлые ошибки, иначе мы будем обречены повторять их. Но куда важнее для нас, как странников и пришельцев, не забывать, как Господь поднимал нас после каждого падения, как вел через все невзгоды, какие давал обетования. Тогда всякий раз, оказавшись «посреди», мы будем уверены: Он был верен ранее, будет верен и впредь.

Страннику и пришельцу (беженцу и переселенцу, как мы сказали бы сегодня) негоже обрастать вещами. Всякий раз, оставляя временное жилище (а какое из наших жилищ – не временное?), приходится расставаться со многими сувенирами, напоминавшими о тех или иных местах и событиях. Тем не менее, есть у меня и такие, с которыми мне ни за что не захочется расставаться. Среди них – стоящая на прикроватной тумбочке фотография светящейся от счастья жены в день нашей свадьбы. Как бы ни был тяжел прошедший день, какие испытания не ждали бы впереди, это фото – мои двенадцать камней. Напоминание о верности Божьей по отношению к нам и о клятве верности, данной мною перед Его лицом.

«Сувениры» бывают разные. Например – материальные, но невидимые: «Иисус поставил также двенадцать камней в середине Иордана, где стояли священники, которые несли ковчег завета. Эти камни там и до сих пор». Их не видно, но мы-то знаем: они – там. А причастие или вечеря Господня, наоборот, служит нам видимым, но нематериальным «сувениром»: «сие творите в Мое воспоминание».

Память – профилактика от уныния. Она освобождает нас как от иллюзорности ложных «4П», так и от страха перед «миром 4Н». Наши «4П» – надежные и неизменные: Принципиальность, Пытливость, Подстраиваемость и Предприимчивость.

Принципиальность позволяет нам не сбиваться с ложного курса, памятуя о непреходящей ценности конечного пункта назначения в нашем странствии: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» (От Матфея 6:33).

Пытливость дает нам свободу от закостенелых традиций и устаревших подходов, дабы действовать не так, как кем-то когда-то принято, а как наиболее правильно в конкретной ситуации.

Зачастую именно заскорузлая привязанность к традициям («мы всегда делали так!») мешает нам исполнить наше предназначение. Апостол пишет: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в вашем уповании, дать ответ» (1 Петра 3:15). И проблема сегодня не в том, что у нас нет ответов, а в том, что никто не спрашивает. Мы настолько застряли в прошлом, что порываемся рассказывать людям XXI века о проблемах XX века на языке ХIX века. Иначе не умеем. Писание же призывает: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фессалоникийцам 5:21).

Подстраиваемость, в свою очередь, позволяет нам не только адаптироваться к любым временным обстоятельствам, но и эффективно помогать прочим странникам, блуждающим по жизни, найти путь к ожидающему их вечному жилищу: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его» (1 Коринфянам 9:19-23).

Предприимчивость предает нам дерзновенную смелость творчески реагировать на любые скорби, угрозы и вызовы нашего странствия. Мы – всего лишь дети, играющие в постоянном присутствии Отца. Не бойтесь экспериментировать в служении, во времяпрепровождении, в общении, в формировании новых отношений. Победа уже одержана! «Мужайтесь: Я победил мир», – говорит Господь (От Иоанна 16:33).

«Будь тверд и мужествен!» Этими словами Всевышний ободрял Иисуса Навина перед вступлением Божьего народа в Землю обетованную. Ими же он ободряет и нас, Своих детей, призванных распространить Его Царство до пределов земли. Мы – команда Победителя. И, хотя нас в нашем странствии все еще подстерегают коварные ловушки дезориентации, обиды, самодовольства, любостяжания или уныния, ничто не сможет отнять у нас нашей конечной цели.