«Тухлая селедка» относится к числу наиболее злонамеренных полемических приемов. Под этим термином подразумевается некое заявление, не имеющее отношения к дискуссии (а нередко – и к реальности), но настолько радикальное, что полностью поглощает внимание участников дискуссии вне зависимости от истинности или ложности самого заявления. Причем происходит это не столько на рациональном, сколько на эмоциональном уровне, и потому эффективность «тухлой селедки» зависит от степени интенсивности чувств, возбуждаемых «вбрасываемым» заявлением – страха, восторга, брезгливости, умиления, возмущения, и т.п. Например:

– Почему вы приводите недостоверные данные?
– Вам легко тут в тепле рассуждать, а на улице котенок мерзнет!

Впрочем, руководители большинства постсоветских стран общаются с прессой именно в таком стиле.

Происхождение самой идиомы «тухлая селедка» относится к временам, когда в британских колониях при ловле беглых рабов или каторжников использовали гончих собак. Готовясь к побегу, арестанты делали запасы соленой рыбы из своего пайка, давая ей возможность как следует провоняться, а после разбрасывали ее по пути своего следования. Резкий запах тухлой селедки отвлекал псов от погони, и те некоторое время не могли восстановить нюх и взять след. В XIX веке традиционным подходом в выучке гончих стало использование подкопченной сельди пряного посола, называвшейся «red herring» («красная селедка»), и с тех пор эта ошибка чаще встречается в англоязычной литературе под таким названием.

Наиболее эффективной разновидностью «тухлой селедки» являются безапелляционные и безосновательные обвинения в осквернении святынь, в посягательстве на устои общества, в пренебрежении общепризнанными ценностями, в нарушении общепринятых принципов – в чем-либо, что способно вызвать всеобщее бурное возмущение. Ученикам Иисуса постоянно приходилось иметь дело с подобными обвинениями – как с имеющими реальное основание («Ты ходил к людям необрезанным и ел с ними!» – Деяния 11:3), так и с голословными. Первомученик Стефан был оклеветан, что «не перестает говорить хульные слова на святое место сие и на закон» (Деяния 6:13). Павел и Сила были биты палками за то, что якобы «проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять!» (Деяния 16:21). В конце концов, Павел едва избежал растерзания разъяренной толпой, которую возмущали асийские иудеи, «крича: мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввел в храм и осквернил святое место сие!» (Деяния 21:28).

«Тухлая селедка» не перестает быть одним из наиболее грязных, и в то же время наиболее распространенных методов борьбы недобросовестных политиков за электоральные симпатии. Так называемые «информационные вбросы» характерны для политических баталий в странах, где свобода слова опережает верховенство права, и представители олигархических СМИ не беспокоятся об ответственности за сказанное.

Так, в самый разгар парламентской кампании 1999 г. в РФ, когда, по сути, решался вопрос перезагрузки государственной системы, один из центральных телеканалов показал в прайм-тайм впечатляющий сюжет о том, как гомосексуалисты на предстоящих выборах единодушно поддерживают фактического лидера демократически настроенных сил, открыто противостоящего созданию в стране авторитарного режима. В итоге консервативно настроенное большинство населения, ранее симпатизировавшее демократическим преобразованиям, утратило доверие к этому кандидату. На выборах в Думу его партия, до этого одна из наиболее популярных, набрала менее шести процентов голосов избирателей. Примерно столько же он набрал и на последовавших вскоре президентских выборах.

Двадцать лет спустя во время президентской кампании в Украине самый рейтинговый телеканал подобным же образом заявил, что один из кандидатов в далеком прошлом якобы убил собственного брата с целью завладеть его бизнесом. И хотя на предыдущих выборах этот политик сходу завоевал более 50% голосов при участии в гонке двадцати с лишним кандидатов, в результате этого и целого ряда других подобных «вбросов», систематически демонизировавших его образ, на этот раз он набрал лишь около шестнадцати процентов в первом туре и двадцати пяти – во втором. И это при том, что за пять лет между выборами радикальных изменений электората не произошло – голосовали, по сути, те же самые люди. Кандидат тоже особо не изменился, так что данный результат являлся исключительной «заслугой» формирования соответствующей информационной среды.

Эти примеры показывают, насколько эффективны грязные методы политической пропаганды. Приходится с сожалением признать, что большинство консервативного электората не особо обременено навыками критического мышления. Не задаваясь вопросом об источниках информации и степени ее достоверности, не задумываясь о том, кто заинтересован в ее распространении и насколько корректно она подается, люди слепо верят сообщениям СМИ, как минимум, по принципу «нет дыма без огня». А в сегодняшнем информационном поле порой не так-то просто найти хотя бы искру достоверных фактов среди клубов заказного дыма.

Запах от тухлой селедки довольно устойчив во времени и просто так не улетучивается. Люди не особо склонны пересматривать свое отношение к чему-либо, даже когда поняли, что были не правы. Это формирует так называемый «эффект продолженного влияния»: усвоенная нами ложная информация продолжает влиять на принимаемые нами решения даже после того, как ложь изобличена. И это не ограничивается тем, что однажды публично оклеветанный общественный деятель уже никогда не достигнет былого уровня доверия. Мы до сих пор ощущаем стойкие ароматы «информационных вбросов» прошлого – не только советской пропаганды минувшего столетия, но и безбожных мифов XVIIIвека. Например, – что для экспедиции Колумба не выделяли финансов не из-за трехкратной ошибки исследователя в оценке длины земной окружности, а из боязни, что его корабли упадут с края земли. Или – мифов о том, как церковь препятствовала распространению грамотности и сжигала ученых на кострах.Писание призывает нас к вере, но ничуть не к наивному легковерию! Апостол призывает учеников в Фессалониках: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фессалоникийцам 5:21). Дееписатель воздает похвалу жителям Верии, которые оказались «людьми более открытыми, чем фессалоникийцы. Они с большим интересом восприняли сказанное Павлом». В чем же выражались эти интерес и открытость? Они «каждый день исследовали Писания, чтобы проверить, соответствует ли услышанное ими истине» (Деяния 17:11 МБО). В этом – пример для нас. Будем критически относиться к услышанному, все испытывая на соответствие истине, вне зависимости, услышали мы это с церковной кафедры, от неизбежно зависимых СМИ, или из какого-либо частного поста в интернете.