Ссылка на страх апеллирует к иррациональным эмоциям боязни последствий, к которым может привести несогласие с оппонентом. Эта ошибка известна также как «Ссылка на силу», «Палочный довод» или «Апелляция к городовому».

«Почему ты взял две конфеты, – спрашивает младший брат, – их же здесь всем по одной?» – «Щас как дам больно!» – отвечает старший, и вопроса как и не возникало. Понятно, что к логике этот ответ не имеет никакого отношения.

Стоит вспомнить, как члены синедриона не решались обвинить апостолов Петра и Иоанна во лжи, поскольку весь народ был свидетелем истинности того, что они проповедовали. «Отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило», – скажет царю впоследствии Павел (Деяния 26:26). Но, не желая отступать, народные вожди не гнушались палочной аргументации: «Приведя же их, поставили в синедрионе; и спросил их первосвященник, говоря: не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? и вот, вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека… и, призвав Апостолов, били их и, запретив им говорить о имени Иисуса, отпустили их» (Деяния 5:27-28, 40).

Такой подход – довольно распространенный метод общения властей со своим электоратом (так теперь называется то, что раньше звалось гражданами, народом или просто – людьми). К сожалению, не чужд он и для тех, кто наделен церковной властью. Даже богословские споры Первого вселенского собора (325 г.) не обошлись без данного способа аргументации. Вот как описывается это в истории соборов Григория Орлова: «Уважаемый епископ был Николай, святитель ликийского города Мир… Он славился высокою добродетелию, милосердием своим к страждущим и силою чудотворной… Не стерпев богохульных слов Ария, он ударил его в виду всего собора, за что был лишен епископского сана; но сан был ему потом возвращен вследствие небесного видения. Наша Церковь глубоко чтит память великого святителя Николая, мирликийского чудотворца». Мол, бить за слова – нехорошо. Но если слова эти нам не нравятся, а бьющий – наш человек, то можно, и даже похвально. Кстати, именно этот Николай Угодник, специалист по богословским дискуссиям, общеизвестен сегодня как Санта Клаус.

Немало усилий приходится затрачивать адептам обеления церковной истории для оправдания деятельности александрийского епископа Кирилла (376–444), также не чуравшегося этого метода аргументации. Спектр его «заслуг» простирается от политических интриг и манипуляций, чинимых его сторонниками, до потворства их кровавой расправе над выдающийся общественной деятельницей, философом, математиком, астрономом и механиком Гипатией и насильственному изгнанию из города всех иудеев. Лишь учась признавать злом любую несправедливость вне зависимости от того, являются ее источником наши противники или сторонники, мы становимся Христовым присутствием в этом мире.

Писание учит, что никакой страх перед людьми не должен заглушать в нас страх Господень, который есть начало мудрости (Псалтирь 110:10; Притчи 1:7, 9:10). «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (От Матфея 10:28).