• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • О Стиве Джобсе и благочестивых установлениях

    0 577
    Умер Стив Джобс. Новость эта, довольно частная и, признаемся, не особо неожиданная (Джобс долго и тяжело болел) вдруг заполнила собой информационное пространство всех каналов и сайтов, вытесняя извержения вулканов и цунами, громкие судебные разборки в Восточной Европе и политическую нестабильность в Северной Африке. «Цивилизованный» мир оказался шокированным: как же так? Разве волшебники – не бессмертны? Не об этом ли напевал в паркеровском фильме под чарующую музыку Уэббера импозантный Бандерас? «Ты подвела свой народ, Эвита! Тебе надлежало бы быть бессмертной, и это – всё, что от тебя требовалось. Не так уж и много. А ты – не справилась».

    Для многих Джобс «просто был». Как факт. Как компьютер в сумке, как мобильник в руке, как плеер в кармане. И вдруг это всё осталось, а его – нет. Лишь тогда многие осознали, насколько этот человек преобразил мир уже при собственной жизни! Больше чем Томас Эдисон или братья Райт. Больше чем Маркс или Че.

    В жизни буддиста Стива Джобса много поучительного для благочестивых христиан. Даже рождение его – поучительно. Джобс появился на свет в результате нежелательной ранней беременности и был отдан на усыновление. Решись его мать на то, что сторонники права женщин на аборт считают всего лишь гигиенической процедурой, и Стива не было бы уже тогда, мир менять было бы некому.

    А изменить мир – напрямую входило в его планы. В голове этого парня, начинавшего зарабатывать на жизнь собиранием пустых бутылок, сошлись два понятия, представить которые вместе было не под силу ведущим гуру компьютерных технологий от Атари и Хьюлетт-Паккард: «компьютер» и «персональный». Поэтому первый Эппл Джобс с товарищами собрал в амбаре своих приемных родителей. После чего сделал ведущему маркетологу рыночного супергиганта «Пепси» предложение, от которого тот не смог отказаться: «Вы пойдете с нами менять мир, или хотите до конца жизни  торговать газировкой?».

    Мир изменился, а сам Стив всего через четыре года после основания компании стал миллионером в возрасте двадцать пять лет. Коммерческий успех Джобса напоминал о царе Мидасе, обращавшем в золото всё, к чему тот прикасался. Так, когда Джобса, отца-основателя Эппл, выгнали из фирмы, он на свои $10 миллионов отступных купил студию, делавшую анимацию для «Звездных войн». Студия была переименована в Pixar и за десять лет выпустила одиннадцать мультфильмов (не считая короткометражек), более половины которых получили Оскар! Возвращаясь в Эппл, Джобс продал студию за 7,4 миллиарда!

    В наших краях влияние Джобса стало заметно не сразу. С лёгкой руки академика Келдыша Советский Союз устремился к новой жизни, влекомый разработками IBM. Не только весь военно-промышленный комплекс был сориентирован на выпуск и использование «вычислительных машин» ЕС1040 (в девичестве – IBM 360), но и студенты в ВУЗах изучали исключительно архитектуру IBM, а предприятия по производству электроники штамповали интегральные схемы только под эту модель. Но время прошло, и для нового поколения это уже нечто само собой разумеющееся – закачать музыку на ай-Под, полистать окна на ай-Пэде, черкануть пару строчек и скинуть фотку в Твиттер с ай-Фона (по сути, это – маленькие специализированные компьютеры). Все вокруг друг с другом постоянно связаны. Все – в контакте, все – в сети, все – в теме, благодаря «игрушкам» от доброго дядюшки Джобса.

    Мир изменился. Впрочем, мир только и делает, что меняется. И чем больше он меняется, тем больше он – всё тот же.  «Технологические новинки не способны действительно изменить мир… Ты рождаешься, стареешь, а потом умираешь. И так происходит уже очень много лет. И ничто это не изменит» (Стив Джобс, Wired, 1996). Экклезиаст прав: никакие достижения под солнцем не значимы там, где нет «нужды ни в солнце, ни в луне» (Откровение 21:23), они не заменяют отношений с Творцом. Все замысловатые гайджеты относятся к сфере того, «что истлевает от употребления» (Колоссянам 2:22). По меркам вечности значение имеет лишь одно: знал ли ты Христа? А Джобс Его не знал. И потому меня, не бывшего ай-фаном ай-мира, огорчила его смерть. Пока человек жив – есть надежда, что он найдет свое подлинное предназначение в Божьем замысле.

    Но не менее огорчила меня другая новость: некие христиане выдвинули инициативу пикетировать похороны Джобса с плакатами «Этот человек не верил в Бога и потворствовал греху». Что ж, люди в праве выказывать свою озабоченность публично. По крайней мере – в Америке. По крайней мере – пока еще. А в логотипе, красующемся на каждом изделии Эппл, трудно не углядеть намека на соблазн. Да и цена, по которой продавались первые Маки ($666,66 без НДС) не вызывала радужных ассоциаций. Проблема в ином. Ревнители благочестия призывали единомышленников присоединяться к их инициативе, посылая сообщения  в Твиттер… со своих меченных надкушенным яблочком ай-Фонов. Но если развитие компьютерных технологий – грех, не греховно ли пользоваться их плодами? Выборочное благочестие получается…

    Писание учит, что каждый должен испытывать себя, и мы, в принципе, не против – пусть их. Пусть испытывают себя сами. Только бы делали они это по нашим правилам. А правила у нас собственные, доморощенные. Был у меня сотрудник, любил он в подпитии честить нас, гяуров, за непочитание пророка. Мы же  блистали в ответ эрудицией, что, мол, какой же ты мусульманин, когда по Корану пить – нельзя? «Э, – не задумываясь, парировал воин бытового джихада, –  это вино пить нельзя, а про водку там ничего не сказано!» Так и остался открытым вопрос: можно ли правоверному мусульманину употреблять алкогольные напитки?

    А благочестивому христианину – можно? А слабоалкогольные, скажем, пиво? А пиво, но безалкогольное? А Интернетом пользоваться – можно? Ведь более 80% пользователей сети посещают порнографические сайты. А есть свинину или, скажем, кровяную колбасу? Ведь в крови – душа тела (Левит 17:11). А могут ли христиане носить рукава выше локтя? А христианки – подол выше колена? А брюки? А ходить с непокрытой головой? А носить серьги – можно? А христианину? А делать татуировки? А смотреть телевизор? А танцевать? А слушать рок-музыку? А джаз? А ходить в кино? А в цирк?

    Не думайте, что я сочиняю вопросы наобум. Ко мне как-то раз пришли два перепуганных студента-американца, проходившие в наших краях миссионерскую практику. Гуляя с местными братьями, они шли мимо цирка и предложили зайти – посмотреть на диковинную им забаву. «Как вы можете? – был ответ, – Вы же христиане! А вдруг Иисус вернется, а вы – в цирке!» Я был в полной растерянности. Ведь следуя этой благочестивой логике даже, извините, по нужде уединиться – страшно. Вдруг Иисус в этот момент вернется, а мы, так сказать, – заняты?

    В разъездах же подобные вопросы мне, пришлому учителю, задают во всех градах и весях. В этом случае правильный ответ всегда известен: «Спросите у своего пастыря. Ну откуда я, заезжий гастролёр, знаю, что стоит за вопросом, – праздное любопытство, или желание лучше разобраться в Библии, или же у человека – реальная проблема?». Но то ли ответ пастора (уже, либо заведомо) известен и не нравится, то ли предполагается, что гость не сможет проследить за воплощением своего совета. Но даже при этом вопрос всегда ставится в предельно безопасной форме: дескать, некоего брата (некую сестру) интересует…

    Главная проблема, стоящая за всеми этими вопросами, – желание снять с себя ответственность за принятие соответствующего решения. Куда проще окружить себя благочестивыми запретами, и к Божьему «не ешь от него» – добавить своё «и не прикасайтесь» (Бытие 2:17, 3:3).  Поэтому крайне важно различать, что в наших благочестивых установлениях – от Бога, что – собственное мнение (по крайней мере, апостол не считал зазорным проводить такое разграничение – 1 Коринфянам 7:25), а что и вовсе точка зрения старшего помощника младшей дежурной по правому подсвечнику. И хотя, уверен, что большинство останется при собственном мнении, нужно расставить все точки над i. Если что не так, – прошу проявить снисходительность к моим заблуждениям. В крайнем случае – знаете, где набрать камней. Но, раз уж разговор пошёл о мнениях, заведомо прошу прощения за обилие и, порой, пространность библейских цитат в различных переводах. Пусть слово Божье будет единственным критерием.

    Начнем с колбасы. В языческих культах принято пить теплую кровь животного, приносимого в жертву. В ряде племен этот ритуал сохраняется по сей день. Во многих языках, в том числе – в древне-еврейском, «душа» и «жизнь» обозначаются одним и тем же словом, и вместе с теплой кровью жертвователь как бы впитывает в себя жизнь жертвы. Пока окончательная Жертва еще не была принесена во Христе Иисусе, Божий народ также должен был приносить кровавые жертвы в соответствии с установлениями Закона Моисеева, однако кровь при этом использовалась лишь для кропления. Священники отвечали за точность исполнения ритуала. Но как же было быть тем, кто не мог дойти до Храма? На этот счет в Законе было особое предписание: «Если далеко будет от тебя то место, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывать имени Его там, то заколай из крупного и мелкого скота твоего, который дал тебе Господь, как я повелел тебе, и ешь в жилищах твоих, по желанию души твоей; … только строго наблюдай, чтобы не есть крови, потому что кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом» (Второзаконие 12:21,23).

    Эта же инструкция повторена в Новом Завете в постановлении «Апостольского собора»: «Угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете» (Деяния 15:28-29). Спрашивается: почему угодно было Святому Духу и апостолам рекомендовать нам воздерживаться от крови и блуда, а рекомендовать воздерживаться от прелюбодеяния, убийств, воровства, зависти и проч. – не угодно было? Неужели всё это перестало быть грехом? Безусловно – нет! Дело в том, что собор рассматривал не этические проблемы, а принципы богопочитания для обращенных из язычников. И постановили: как принято поклоняться «богам» там у вас, так и поклоняйтесь, только – Богу истинному. Но с поклонением Ему несовместимы определенные ритуалы, широко распространенные в языческих культах, а именно: употребление принесенного в жертву идолам, питие жертвенной крови, ритуальное удавление жертвенного животного, сексуальные оргии.

    Какое это имеет отношение к колбасе? По-видимому – никакого. Но если пригласят вас в гости, и подадут кровяную колбасу, и у вас появится подозрение, что какая-то душа, то бишь – жизнь, в ней всё еще содержится, – не ешьте! Она наверняка приготовлена с нарушением технологии, и от ее употребления у вас могут возникнуть серьезные проблемы, причем – отнюдь не духовного свойства.

    Теперь – об алкоголе. Писание не оставляет сомнения: пристрастие к нему – источник распутства, обнищания; причина разрушения семьи и личности. Новый Завет призывает не упиваться вином (Ефессянам 5:18); не доверять пьяницам служения в общинах (1 Тимофею 3:3,8; Титу 1:7); смотреть за собою, чтобы сердца наши не отягчались пьянством, равно как обжорством и заботами житейскими (От Луки 21:34); даже предупреждает, что пьяницы Царства Божия не наследуют (1 Коринфянам 6:10). Но вправе ли мы расширять понятие «пьянство» на всякое употребление алкоголя? Сторонникам подобной идеи приходится разрабатывать сложные богословские построения, дабы доказать что «на самом деле» вовсе не вино, а сок пили Иисус, апостолы и окружавшие их, и именно соком напивались допьяна на Вечере Господней отдельные коринфяне (1 Коринфянам 11:21, см. перевод Международного библейского общества – МБО). Но как тогда быть с такой доксологией: «Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека, чтобы произвести из земли пищу, и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека» (Псалтирь 103:14,15)? Некоторые торопятся отмежеваться: у псалмопевца, мол, – ветхозаветный подход. Но можно говорить о вещах, которые ранее считались грехом, но перестали быть таковыми во Христе (например – нарушение культурно обусловленных предписаний, данных, чтобы народ Божий жил «не как все», и не смешивался с иными народами). Но представить что-либо, бывшее благословением под Законом, но ставшее проклятием под благодатью – это уж слишком.

    Тезис же, что «русский человек не умеет пить, не напиваясь» тоже к благочестию мало относится. Конечно, монополия на водку повлияла на формирование в Российской империи привычки выпивать залпом, пока городовой не видит. Но делать обобщения, проектируя собственные проблемы на всех, не в праве никто. К тому же, традиция полного воздержания от алкоголя характерна для деноминаций отнюдь не русского происхождения.

    Я с глубоким уважением отношусь к людям, группам и объединениям, избирающим путь абстиненции. Но выдавать при этом личный выбор за требование Писания было бы не совсем корректно.

    То же – относительно женских нарядов и украшений. Закон учит: «на женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Второзаконие 22:5). Каков бы ни был конкретный смысл этой заповеди, нужно помнить: гендерная принадлежность одежды определяется не стилем, а предназначением. Одежда «унисекс» не нарушает Закона формально, но может быть противна его сути. С другой стороны, сегодняшний европеец посчитал бы одежду, которую носили библейские мужи, скорее женской, чем мужской. Но и женские брюки мужчина, отказывающий женщинам в их ношении, вряд ли одел бы. Почему же? Да потому что они – женские. А значит и ношение их нарушением заповеди не является.    

    Заповедь же «да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде» (1 Петра 3:3) вовсе не означает запрета украшать себя. Просто «самого главного глазами не увидишь». Вот как звучит эта заповедь в непосредственном контексте: «И вы, жены, так же подчиняйтесь своим мужьям, чтобы те из них, кто отвергает Слово, приняли веру без всяких слов, только благодаря поведению жен, глядя на вашу чистую и богобоязненную жизнь. Пусть ваша красота будет не внешней – не в затейливых прическах, золотых украшениях или красивой одежде, – но внутренней, той, что в сердце - нетленной красотой кроткого и безмятежного духа. Она драгоценна в глазах Божьих.  Ведь так украшали себя некогда святые женщины, уповающие на Бога; они подчинялись своим мужьям.  К примеру, Сарра во всем слушалась Авраама и называла его своим господином. И вы – ее дочери, если вы делаете добро и не поддаетесь страху» (1 Петра 3:1-6, перевод Российского Библейского Общества – РБО). Зная ту культуру и богатство Авраама, трудно представить, чтобы Сара, подчиняясь ему, не наряжалась и не украшала бы себя в соответствии со своим социальным статусом.  

    Теперь – всякая ли женщина должна покрывать голову, и что она постыжает, если не делает этого? Исходный тезис по этому поводу – «всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1 Коринфянам 11:3). Потому «женщина позорит своего главу, если молится или пророчествует с непокрытой головой» (11:5, РБО). То есть жена, несущая некое публичное служение в собрании, но не уважающая при этом собственного мужа, позорит не непокрытую часть тела, а своего мужа, ибо он – ее глава. (В римской культуре появление в общественном месте замужней женщины с непокрытой головой считалось настолько непристойным, что политик и поэт Сульпиций Галл выгнал из дома жену, осмелившуюся показаться на людях без покрывала.)

    Что же здесь подразумевается под «пророчествует»? Апостол не оставляет нас в неведении, расшифровывая это следующим образом: «Кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение» (1 Коринфянам 14:3). Пророчествующие (что бы под этим ни подразумевалось) женщины по определению не могли делать этого молча. Таким образом, в ранней церкви были как женщины, говорившие (людям в назидание, увещание и утешение) и молившиеся вслух, так и те, которым предписывалось молчать, а потом дома расспрашивать своих мужей о том, чего не поняли (1 Коринфянам 14:34-35). По-видимому, первые были грамотны (из евреек или из эллинской знати) и способны назидать церковь, вторые же – безграмотны (из эллинской бедноты) и нуждались в дополнительных разъяснениях. Но в обеих группах были как те, кто чтил своих мужей, так и те, кто пренебрегал этим.

    Так вот, каким бы ни был культурно-исторический контекст указания о покрывании головы, оно даже в этом контексте относится лишь к женщинам, которые почитают своих мужей и несут в собрании вербальное служение. А ни к тем, кому в собрании надлежит молчать, ни к тем, кто не уважает своих мужей, указание это отношения не имеет.

    Татуировки. Сказано: «не делайте на себе татуировок» (Левит 19:28, МБО). Но следует помнить, что в Законе Моисеевом есть три типа установлений: нравственные, богослужебные и культурно-обусловленные, и только первые имеют абсолютный непреходящий характер. Как говорилось ранее, целый ряд культурных установлений был дан Израилю, чтобы у евреев все было «не как у всех», и народ Божий не смешивался с другими народами. И эти, и богослужебные установления утратили свое значение с окончательной Жертвой, принесенной в Иисусе Христе за все народы. Относится ли указание о татуировках к первому, второму или третьему типу? Неизвестно. Но, утверждая, что все указания данной части книги Левит имеют непреходящий характер, вы в ту же категорию заносите и запреты стричь бороду, подбривать виски или, скажем, носить одежду из разных тканей (19:19, 27). Тогда бирка «Полиэстер 50%» на вашем белье будет свидетельством против вас! Хотя, конечно, нанесение татуировок, в отличие от стрижки или бритья – дело необратимое, так что торопиться с решением не следует в любом случае.

    Как-то раз мы с супругой, подвозя продукты с рынка, воспользовались услугами частного извозчика-пенсионера. Разговорились, и речь зашла о Библии. «О, я Библию знаю хорошо, – сказал водитель (как выяснилось – неверующий),  – мне по работе полагалось». «Что же это за работа такая?» – удивились мы.  Оказалось, что человек этот подрабатывал в органах тем, что внедрялся в поместные общины и раскалывал их бесплодными спорами о том, можно ли, скажем, христианке носить украшение в виде крестика, а христианину – галстук? Можно ли, чтобы у верующего из кармана рубашки торчал карандаш? И т.п., включая вопросы, обсуждавшиеся выше. Очень интересно: профессиональные провокаторы уже много лет на пенсии, а насажденная ими «закваска фарисейская» продолжает бродить, отвлекая Божий народ от благовестия!

    Однажды я был приглашен проповедовать в одной из общин на Донбассе и по своему обыкновению деликатно спросил, желая соответствовать местным традициям: принято ли у них проповеднику одевать галстук? «Как вы можете такое спрашивать? – последовал возмущенный ответ, – Разве не знаете, что галстук – это стрелка, указывающая сами знаете на что?». Я долго рассматривал кончик своего галстука (комплекция тогда еще позволяла), пытаясь понять, на что он указывает. Ничего приличествующего духовности беседы мне в голову не приходило… Как выяснилось впоследствии,  подразумевалось, что стрелка-галстук указывает вниз, под землю, где, с точки зрения моего собеседника, находится ад. Что ж, в отношении людей, знакомых с условиями шахтерского труда, такая топология вполне понятна.   

    Какое же отношение имеют все эти вопросы к следованию за Христом? Ровным счетом – никакого! Апостол пишет:

    «Поэтому, раз вы приняли Господа Иисуса Христа, то и живите в Нем, пускайте корни и растите в Нем. Пусть вера, которой вы были научены, набирает в вас силу, и пусть благодарность переполняет вас. Смотрите, чтобы никто не поработил вас, обольстив пустым философствованием, основанным на человеческих традициях и на законах этого мира, а не на Христе. Потому что во Христе вся полнота Бога пребывает в телесной форме, а вы обрели полноту во Христе, Который стоит во главе всех правителей и властей.

    В Нем вы также были обрезаны, но не таким обрезанием, которое совершается руками людей. Вы были освобождены от вашей греховной природы духовным обрезанием, совершенным Христом. Вы были погребены вместе со Христом в крещении и воскрешены вместе с Ним верой в силу Божью, поднявшую Христа из мертвых. Когда-то вы были духовно мертвы из-за ваших грехов, вы были необрезанными язычниками, чуждыми Божьему Закону, но Бог оживил вас вместе со Христом. Он простил все наши проступки, зачеркнув рукопись с направленными против нас предписаниями Закона; Он устранил эту рукопись, пригвоздив ее ко кресту. Бог обезоружил начальства и власти и выставил их на позор, восторжествовав над ними через Него.

    Пусть никто не осуждает вас за то, что вы едите и что вы пьете, или за несоблюдение каких-то религиозных праздников, церемоний при новолуниях или суббот. Все это лишь тень будущего, реальность же – Христос. Не допустите, чтобы люди, обожающие самоотречение и поклоняющиеся ангелам, осуждали вас. Они увлекаются своими видениями и превозносятся, гордясь своим испорченным умом. Они потеряли связь с Главой, который управляет всем телом, связанным воедино посредством суставов и связок и растущим благодаря Богу.

    Если вы умерли со Христом для законов этого мира, то почему же вы по-прежнему живете как люди этого мира, подчиняясь таким земным правилам, как: «этого не бери», «того не ешь», «к этому не прикасайся»? Все это лишь человеческие правила и понятия относительно тех вещей, которые исчезают при употреблении. Может, эти правила и создают видимость чего-то мудрого, навязывая самодеятельную религиозность, самоотречение и изнурение тела. На самом же деле это нисколько не помогает одержать победу над страстями и злыми мыслями» (Колоссянам 2:6-23, МБО).

    Перед нами, гражданами Божьего Царства, поставлена цель – одержать победу над страстями и злыми мыслями. Научиться во всем поступать достойно звания, в которое мы призваны (Ефесянам 4:1). Вот и весь ответ на вопросы об украшениях, Интернете, одежде, ай-Фонах, и т.п. С этой точки зрения и надлежит испытывать каждому себя. Политики могут вести войны, называя их «принуждение к миру». Нам же недостойно навязывать свое мнение другим, «принуждая их к благодати»:  

    «Человека, слабого в вере, принимайте, не споря о мнениях.

    Вера одного позволяет ему есть все, а слабый в вере ест только овощи. Тот, кто ест все, не должен смотреть свысока на того, кто этого не делает, и, в свою очередь, тот, кто чего-то не ест, не должен осуждать того, кто ест, потому что Бог принял его. Кто ты такой, чтобы судить чужого слугу? Стоит он или падает перед своим хозяином, он будет снова поставлен на ноги, потому что Господь способен поставить его.

    Кто-то различает дни как более и менее важные, а для другого все дни одинаковы. Пусть каждый и дальше поступает в соответствии со своими убеждениями. Кто считает, что один день важнее другого, тот делает это для Господа. Кто ест что-либо – ест для Господа, потому что он при этом благодарит Бога, и кто не ест этого – тоже для Господа не ест и благодарит Бога. Никто из нас не живет для себя и не умирает для себя. Если мы живем, то живем для Господа, и если умираем, то умираем тоже для Господа. Живем мы или умираем – мы принадлежим Ему. Ведь для этого и Христос умер и воскрес, чтобы Ему быть Господом живых и мертвых.

    Почему же ты судишь своего брата? Или почему ты презираешь своего брата? Ведь все мы предстанем на суд Божий. Написано: «Верно как то, что Я живу, – говорит Господь, – каждое колено поклонится предо Мной и каждый язык исповедает, что Я Бог». Каждый из нас ответит перед Богом сам за себя.

    Поэтому не будем больше судить друг друга. Лучше смотрите за собой, чтобы не делать ничего такого, из-за чего брат ваш может споткнуться и упасть. Я знаю и твердо убежден в Господе Иисусе, что нет никакой пищи, которая была бы сама по себе нечиста, но если человек считает что-либо нечистым, то для него оно нечисто. Но если твой брат оскорбляется из-за пищи, которую ты ешь, то ты поступаешь не по любви. Не губи своей пищей брата, за которого умер Христос. Не давайте людям повода ругать то, что вы считаете добрым. Царство Божье заключается не в пище и питье, а в праведности, в мире и в радости, которую дает Святой Дух.

    Кто так служит Христу, тот доставляет радость Богу и заслуживает одобрение людей. Будем же прилагать все усилия, чтобы делать то, что ведет к миру и взаимному назиданию. Не разрушайте дела Божьи ради пищи. Вся пища чиста, но плохо поступает тот, кто через пищу приводит своего ближнего к падению. Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего, от чего твой брат спотыкается.

    Пусть твое мнение на этот счет будет твоим личным убеждением перед Богом, и счастлив тот, кто не осуждает себя за свой выбор. Кто ест и в то же время сомневается в правильности своего решения, уже осужден, потому что он не поступает в соответствии со своей верой, а все, что не по вере, – грех» (Римлянам 14:1-23, МБО).

    Так можно или нет? Правильный ответ – не знаю. Многие действия не являются приемлемыми или неприемлемыми сами по себе – все зависит от конкретной ситуации.

    В первоапостольские времена в каждом городе было множество храмов всевозможным «богам». А у всякого христианина были знакомые неверующие соседи, друзья или коллеги, которые могли позвать их на угощение. Мясо же на рынки в основном поступало из языческих храмов. Какой-либо человек шел в какое-либо капище, где приносил в жертву выбранному им божеству какое-либо животное. Часть жертвенного животного (в основном – потроха) сжигалась, часть он забирал с собой причастить к этой жертве семью, наибольшая же часть отдавалась жрецам. Но те, вопреки своему названию (русское «жрец» происходит от слова «жрать») были не в силах сожрать все, что им причиталось с ежедневных жертвоприношений, и храм выносил идоложетвенное мясо на рынок. Зачастую даже цена определялась тем, какому из богов было посвящено это животное. И вставал вопрос: позволительно ли христианину есть мясо, которое, скорее всего, было жертвой какому-либо ложному богу, и тем самым причащаться этой жертвы? Коринфяне утверждали: иных богов не существует, а значит – все позволено! И хотя, по сути, они были правы, апостол предостерегает их от поспешных обобщений:

    «Вы говорите: «Все позволено». Но не все полезно. «Все позволено», но не все служит к созиданию. Пусть никто не старается угодить себе, но заботится о том, что несет благо другим.

    Ешьте все, что продается на базаре, со спокойной совестью, потому что «Господня земля и все, что ее наполняет». Если неверующий человек пригласит вас на обед, то ешьте все, что вам предложат, не задавая вопросов, со спокойной совестью. Но если вам кто-либо при этом скажет: «Это жертвенное мясо», то не ешьте ради человека, который вам это сказал, и ради совести – я имею в виду совесть другого человека, а не вашу собственную.

    Так для чего же моя свобода может быть судима чужой совестью?  Если я ем с благодарностью, то почему я должен быть осуждаем за ту пищу, за которую я благодарю Бога? Стало быть, что бы вы ни делали, едите вы или пьете, делайте так, чтобы был прославляем Бог» (1 Коринфянам 10:23-31, МБО).

    Никогда не думал, что придется воспользоваться апостольским советом относительно ложного богопочитания буквально, но как-то раз нашел я в христианской лавке книгу, которую давно искал. Однако цена была высоковата и я колебался – купить ли. «Берите-берите, – ободрила меня продавщица, оправдывая цену, – у нас все книжки освященные»! Вопрос решился сам собой – я не стал брать книгу, объяснив продавщице, что православный канон запрещает освящение (т.е. священническое благословление на употребление) любых книг, поскольку существует лишь одна святая книга – Библия, прочие же книги – плод человеческого ума.

    В любом случае, в любых обстоятельствах – «едите ли, пьете ли, или иное что делаете» (1 Коринфянам 10:31, Синодальный перевод), Павел призывает, испытывая себя, не ограничиваться вопросом «Позволительно ли?», а смотреть глубже: Полезно ли? Созидает ли? Несет ли благо другим? Славит ли Бога? Ибо Царствие Божие – не пища и питие (Римлянам 14:17).
    Похожие публикации
    Demo scene