• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » ГАЛЬПЕРИН, Б.И. - "Земная жизнь Иисуса Христа как высший нравственный идеал"

    ГАЛЬПЕРИН, Б.И. - "Земная жизнь Иисуса Христа как высший нравственный идеал"

    0 413
    Все статьи автора: Гальперин Б.И.
    Б. И. Гальперин, кандидат философских наук, г. Запорожье, Украина
     
    Нравственный идеал представляет собой этическую категорию, в которой моральные потребности человека выражают его внутреннее стремление следовать определенному образцу совершенной личности, воплотившей в себя наиболее высокие добродетели. В бывшем СССР в качестве нравственного идеала навязывались /в разные годы/ отполированные и идеализированные образы Ленина, Сталина, Дзержинского. Эти лица якобы сочетали в себе несгибаемую волю, твердость и решительность в достижении поставленных целей с высочайшими человеческими качествами и последовательным гуманизмом. Чего стоит "гуманизм" этих людей на самом деле, сегодня всем известно. Образцами нравственного поведения в жизни выдвигались не только реальные, но и литературные персонажи, такие как Корчагин, Губанов, Штирлиц и др.
     
    В философской и этико-педагогической литературе советского периода настоятельно подчеркивалась мысль, что человеку нужен нравственный идеал, но, во-первых, он должен быть сугубо человеческим, а не божественным, а, во-вторых, - быть обязательно достижимым. Анализируя суждения такого рода, следует заметить, что любой смертный, какими бы реальными добродетелями он не обладал, не свободен от пороков. Следовательно, сугубо человеческий нравственный идеал неизбежно несет на себе печать несовершенства. Потому-то он и нуждается в ретуши. Что касается суждения о достижимости нравственного идеал, то оно представляется ошибочным. Это справедливо подчеркивал еще Иммануил Кант. Достигнутый идеал перестает быть идеалом и нуждается в замене, ибо не может быть предела совершенствования личности. Подлинный нравственный идеал недосягаем, хотя стремление к нему безмерно. Подобно линии горизонта идеал, по мере приближения к нему он удаляется. И все же умозрительно среди людей в воспитательных целях выделяются образцы, которым следует подражать в жизни. Такими примерами для подражания вполне могут быть величайший гуманист XX века Альберт Швейцер, выдающийся борец за права черного населения Америки Мартин Лютер Кинг, незабвенная Мать Тереза. Замечу однако, что все они стремились подражать Христу, видели в Нем мощный светильник, освещающий жизненный путь каждого из них.
    Если подходить не предвзято, то именно Иисуса Христа следует считать наивысшим нравственным идеалом, стремиться которому должно, но достигнуть - невозможно. Более совершенной личности человеческая история не знает. Жизнь Иисуса Христа, в чьем человеческом естестве пребывала Божественная сущность, уникальна во всех отношениях. Он - единственный изо всех прошедших по земле людей, кто не имел никакого порока и стал средоточием всех человеческих добродетелей. П.И. Рагозин справедливо писал о Нем: "Его доброта - безусловна; Его милосердие - безгранично; Его терпение - неиссякаемо; Его вера - непоколебима; Его мужество - абсолютно; Его любовь - бездонна; Его проникновение во все глубины нашей души - сверхъестественно; Его прощение кающихся грешников - бесподобно" [1,36]. Добавим, что Его желание помочь труждающимся и обремененным, утешить и успокоить их - было беспредельным; Его дела были праведны и безупречны; Его сострадание было совершенным. Он проявлял милость не только к друзьям, но и к Своим противникам. Даже будучи пригвожденным к кресту, Он молился о прощении Своих палачей. Их грехи Он тоже взял на Себя. Важной стороной жизни и учения Христа было Его миролюбие. Он Сам уклонялся от конфликтов и это завещал Своим последователям. "Блаженны миротворцы", - говорил Он и обещал, что таковые будут наречены сынами Божьими (Мф. 5,9). Опираясь на учение Спасителя, святые апостолы призывали христиан уклоняться от зла и стремиться к миру со всеми людьми. И сегодня искренние последователи Иисуса Христа не способны на раздоры и ссоры. Они хранят мир во всем: мир с Богом; мир в своей душе; мир в семье; мир с соседями; мир с братьями и сестрами по вере; мир с недругами.

    Иисус Христос всегда был доступным и простым. Его терпение, великодушие и удивительное самообладание заставляли даже недругов Христа признавать в Нем Праведника. На протяжении всей жизни Иисус неизменно проявлял послушание воле Отца Своего Небесного, которого Он заповедал любить не только сердцем и душою, но и "всем разумением". Это означало, что Бога следует постигать не только чувственно- эмоциональным, но и рациональным путем, делать веру в Творца осмысленной. Наряду с заповедью любить Бога, Христос ставил во главу своей проповеди и всей жизни вторую заповедь - заповедь любви к ближнему, вершиной которой Он считал жертвенность.
    Большинству людей свойственна снисходительность к собственным недостаткам и весьма критическое отношение к порокам других людей. Такое явление представляет собой следствие человеческой гордыни, которую осуждал Христос. Об этом свидетельствует в частности Его короткая притча о мытаре и фарисее. Христос призывал к снисходительному отношению к другим людям и строгой оценке собственных поступков.

    В педагогике существует принцип личной примерности учителя, воспитателя. Его смысл сводится к простой формуле: "Делай как я". Этот принцип задолго до его появления в педагогической науке осуществлял Иисус Христос. Он призывал Своих последователей любить друг друга так, как Он возлюбил их; научиться у Него кротости и смирению, стойкому перенесению жизненных невзгод. В коротком докладе невозможно коснуться всех сторон святой и праведной жизни Иисуса Христа. Поэтому за пределами доклада останутся важные вопросы, касающиеся семейной жизни, отношения к собственности, к сластям и многие другие. Но по всем этим вопросам позиция Христа является удивительно чистой и достойной принятия ее в качестве идеала.
    В одной из притч Иисус Христос в числе угодных Богу добрых дел назвал помощь голодным и обездоленным, поддержку больных и томящихся в узах (Мф. 25, 35-45). И те, кто в Христе усматривают нравственный идеал, следуют совету Спасителя. В поместных церквях евангельских христиан-баптистов Украины всегда знают, кто из братьев и сестер находится на излечении в больницах, кому необходим послеоперационный уход, кто в следствие недомогания нуждается в помощи на дому. И такая помощь оказывается не за деньги, а во славу Иисуса Христа. Подобные добрые дела осуществляются и в других церквях, где вера в Бога служит прославлению Христа. Члены наших церквей посещают колонии, несут Евангельскую весть осужденным и радуются каждому случаю обращения преступников ко Христу, их мольбам о прощении грехов и помощи в освобождении от присущих им пороков.
    В антирелигиозной литературе, направленной на критику христианских нравственных ценностей, зачастую приводятся одни и те же близкие по содержанию "аргументы". Не имея возможности полемизировать с многими авторами публикаций такого рода коснусь суждений лишь одно специалиста в области этики атеизма - профессора Шердакова В.Н., человека, по моему субъективному мнению, честного и в чем-то искренне заблуждающегося. Остановлюсь на двух моментах. В.Н. Шердаков полагает, будто выполнение этических требований, предписанных Богом, лишает мораль внутренней опоры, будто "божественная санкция делает психологически невозможными бескорыстие и добровольное выполнение человеком моральных норм" и приводит к тому, что "мотивацию нравственного поведения уже нельзя признать свободной от принуждения" [2, 232-233]. Достоинство добровольности, по Шердакову, "принадлежит только тем, кто следует своей совести и разуму, не принимая в расчет Бога" [2, 233]. Вторая сторона критики христианского нравственного идеала, по мнению именитого ученого, состоит в том, что он нигде и никогда не был осуществлен [2, 236]. Даже признавая, что ценность идеала не может сводиться к вопросу о его осуществимости, что и неосуществимые идеалы способны "возвышать душу и звать на подвиг", В.Н. Шердаков все же высказывает сомнения относительно благотворности христианского идеала [2, 238].

    В своих суждениях уважаемый профессор допускает целый ряд ошибок. Во-первых, он видит в осуществлении христианского нравственного идеала принуждение, а не собственную потребность человека, для которого любовь к Богу и людям стали наивысшими побудительными мотивами их личной и общественной жизни и деятельности. Ошибочно практикуемое антирелигиозными авторами понятие "страх Божий" мешает им понять то, что христианское поведение строится не "из под палки", а базируется на величайшей заповеди любви, ставшей частью возрожденной человеческой натуры. Не страх наказания движет ими, а страх любящих сердец друзей Христовых огорчить своего Спасителя даже малым проявлением греха. Подобные явления могут наблюдаться в поведении детей по отношению к их родителям. Дети в раннем возврате обычно неукоснительно выполняют назидания, которые исходят от их матери и отца. Если отношение родителей не деспотично, а справедливо, дети убеждаются, что воля их наставников совпадает с их собственными интересами. Так на смену нравственному долгу приходит нравственная потребность исполнять волю своих родителей и боязнь /страх/ огорчить их непослушанием. Такая боязнь определяется безмерной любовью детей к своим отцу и матери.
    Возрожденные христиане свободно, а не по принуждению, выполняют волю Господню, которая становится для них наивысшей ценностью и внутренней потребностью. Происходит то, что воля Бога /должное/ совпадает лично желаемым, следовательно, обусловливает подлинно нравственное поведение в жизни.

    Теперь несколько слов о позициях атеистических моралистов - будто нравственные поступки присущи только тем, кто следует своей совести и разуму и не принимает в расчет Бога. Полагаю, что авторы подобных строк сами не верят в достоверность таких суждений.
    Близко общаясь в прошлом с учеными, занимавшимися критикой христианских моральных ценностей, я могу констатировать, что мало кто из них являл пример высоконравственного поведения. Я с сожалением констатирую и то, что будучи непосредственным свидетелем отхода от христианства многих молодых людей, не могу назвать ни одного случая, когда бы в результате такого шага они становились морально чище и возвышеннее. Наоборот, отойдя от Бога, они более погружались в пучину греха и аморализма. Такова на деле мораль тех, "кто следует своей совести и разуму, не принимая в расчет Бога".
    Каждый человек, именующий себя христианином, объективно служит живой рекламой христианству: либо он возвышает, либо дискредитирует его. Тот, кто усматривает в Христе свой нравственный идеал, стремится во всем походить на Него. Он будет стараться любить Бога и людей как Христос; безропотно нести свой крест, как Он его нес; быть смиренным и кротким как Он; прощать других, как прощал Он; требовательно относится к себе и добиваться мира со всеми, как завещал Он; посильно облегчать долю труждающихся и обремененных, быть милосердным и сострадательным к ним; забывать обиды и отвечать на зло добром; быть светом мира и вести себя так, чтобы окружающие прославляли Его Святое Имя; быть безмерно преданным Христу до самого смертного часа. Будучи примерными христианами и законопослушными гражданами своего государства, последователи Христа будут отдавать Божие Богу, а кесарево кесарю.

    Разумеется только этим нельзя ограничить деятельность детей Божиих, идущих путем своего Спасителя к святости и совершенству. Люди, усматривающие свой нравственный идеал во Христе Иисусе не способны дискредитировать Его Имя и Его учение. Своею верою, своими устами и делами они утверждают величие и славу Сына Человеческого, чья жизнь стала самым значительным и ярким событием на земле.

    Литература

    1. Рагозин П.И. Кто ОН? "Свет на Востоке", 1995
    2. Шердаков В.Н. Иллюзия добра. М., Политиздат, 1962.
    Похожие публикации
    Demo scene