• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » НАЙТ, ЛЕОНАРД - "Сравнительный анализ факторов, влияющих на распад семей в США и в странах бывшего СССР"

    НАЙТ, ЛЕОНАРД - "Сравнительный анализ факторов, влияющих на распад семей в США и в странах бывшего СССР"

    0 469
    Все статьи автора: Найт Леонард
    Еврейское Писание гласит: "Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть" (Бытие 2:24). Эта фраза является одним из древнейших заявлений о значимости брачных взаимоотношений в жизни всякого сообщества. Идея о близости людей, связанных узами брака, является настолько важной, что ссылка на этот стих или прямое его цитирование повторяется в Библии ещё пять раз, причём иногда эти слова повествуют об отношениях между супругами, а иногда - метафорически описывают суть взаимоотношений между людьми и Богом. В одном случае (Ефесянам 5:31) цитата появляется в контексте повествования о главенствующей роли в браке мужчин. Здесь примером этому ставится исполненное духа служения, любящее и жертвенное отношение Спасителя - Христа. В других случаях (Матфея 19:5 и Марка 10:7-8) эти стихи звучат ответом на вопрос религиозных фундаменталистов - фарисеев - о тонкостях Моисеева Закона, согласно которому мужчина, якобы, свободен оставить тот брак, пребывать в котором ему не в радость. Отвечая на это, Иисус раскрывает лицемерие фарисеев, жизнь и учение которых оказывают пагубное влияние на жизнь всего общества. Мнение Христа однозначно - согласно Божьему замыслу, посвященность супруге или супругу не имеет временных границ. То, насколько важно хранить верность браку, до конца отражено и в контексте взаимоотношений Бога со своим народом (Осии гл. 1-3).
     
    Итак, прерывание брачных уз посредством развода также существует издревле, и это при том, что разводы всегда были темой, беспокоящей человеческое сообщество. Тема разводов уходит корнями во времена первых летописей жизни еврейского народа. Уже тогда Моисей видел необходимость обнародования законов, защищающих права женщин, мужья которых могли дать жене "разводную", если жизнь в браке больше их не устраивала (Второзаконие 24:1-4). Закон Моисеев отнюдь не содержит легковесного отношения к разводу. Наоборот, они утверждают права женщин и матерей и защищают их от злоупотреблений властью и положением со стороны мужской части населения. При этом в коллективистской культуре евреев развод представлял угрозу безопасности для клана, племени и народа в целом.

    Более индивидуалистичные культуры - США, Россия, Украина и другие страны Европы, - также обеспокоены уровнем разводов, регистрируемых в их государствах. В США более половины зарегистрированных браков заканчиваются разводом. В книге под названием "Причины успехов и неудач в браке" Джон Готтмен (John Gottman) проводит обзор двадцати лет исследований в области состоявшихся и разрушившихся браков в Америке. По его словам, "если брак является вторым, дела обычно обстоят похуже - 60 процентов таких браков заканчиваются разводом. При расхожем мнении обществоведов, говорящих о стабилизации уровня разводов к 80-м годам нашего века, новые данные свидетельствуют об обратном: с течением времени уровень разводов растёт. Исследование результатов опроса общественного мнения (исследование проводилось в 1989 году учёными из Университета штата Висконсин) свидетельствует о том, что к 1985 году, количество разводов после первого брака в США достигло шокирующего числа - 67 процентов. Другими словами, две из каждых трёх супружеских пар заканчивают разводом..." (1994, стр. 16).

    Добавим к этому, что дети разведённых родителей, взрослея, испытывают гораздо больше проблем в сфере формирования здоровых и полноценных взаимоотношений с людьми. Мы наблюдаем значительно меньше проблем во взаимоотношениях у выходцев из крепких и благополучных семей. Расторжение брака неизбежно влияет на весь процесс взросления ребёнка. В одном исследовании, посвященном факторам, толкающим молодёжь в Советском Союзе на правонарушения, даётся описание социально экономического статуса 620 молодых людей, вступивших в конфликт с законом (Юркевич, 1979). Число выходцев из неполноценных семей в этой группе значительно превышает количество "детей развода" среди их сверстников, не провинившихся перед законом. Расторжение браков неизбежно отражается на способностях наших детей формировать и поддерживать здоровые взаимоотношения с людьми во взрослом возрасте, а значит, ослабляет и всё общество в целом.

    Институт семьи является основной ячейкой общества и нации. Ещё в 50-е годы, обычная семья состояла из мужа и жены, находящихся в первом браке и имеющих 2-3 детей. Начиная с 70-х, такая семья перестала быть типичной для Америки. Наиболее типичными с этого времени в нашем обществе стали повторные браки. В обычной семье теперь, по меньшей мере, один из супругов разведён и имеет детей как от первого, так и от второго брака. Сегодня это описание применимо к 60-ти процентам всех семей в США. Вторым наиболее типичным для Соединенных Штатов типом семьи является та, в которой только один родитель. Это в большинстве случаев женщина, выполняющая обе родительские роли и содержащая одного и более детей. Чаще всего такие семьи живут в нищете. Матери и жены, оставленные отцами и мужьями, вынуждены нести на себе ношу воспитания детей, в то время как мужья имеют свободу искать новые возможности.

    Причины распада семей зависят от разных факторы, которые не всегда раскрываются в специальной литературе. Продолжительное исследование, проводившееся в США в течение 10-ти лет, привело к целому ряду открытий, прослеживающих взаимосвязь между разводом родителей и будущим потенциальным семейным благополучием их детей (Амато, 1996). Во-первых, подтвердились высказанные ранее предположения, что дети разведенных родителей более склонны к разводу. Во-вторых, было обнаружено, что опасность развода особенно высока, если оба супруга воспитывались в разведенных семьях. Особенно это типично в ситуациях, где развод родителей произошел, когда дети были в возрасте двенадцати лет и младше, или же когда брак детей разведенных родителей продлился недолго. В-третьих, дети из разведенных семей к моменту достижения ими зрелого возраста уже имеют сложившееся мнение и установку - и чаще всего принимают решения, ведущие к распаду их собственной семьи. Например, среди детей разведенных родителей больше случаев ранних браков (в 20 лет и раньше), а подобные браки дают наибольший процент разводов. Они также более склонны вступать в добрачные отношения с партнером, что, опять же, делает развод более вероятным. Наконец, молодые люди, чьи родители были разведены, сталкиваются с трудностями в отношениях с окружающими: они чаще испытывают раздражение, зависть, обидчивость, проблемы в общении, проявляют неверность. Другими словами, в своих родителях они не нашли хорошего примера, как строить здоровые взаимоотношения с окружающими. Именно пример родителей может подтолкнуть их к решению расторгнуть брачные отношения, если в них возникли какие-либо проблемы. Недавний опрос 2625 мужчин и 5118 женщин, представляющих 39 стран и 6 континентов, привел исследователей к следующим заключениям: дети, пережившие развод своих родителей, имеют более низкие показатели удовлетворённости жизнью, чем их сверстники из благополучных семей. (Гом, Ойши, Дарлингтон и Дайнер; Май 1998). Согласно результатам этого исследования, семейные конфликты отражаются на общей картине жизни детей. Это утверждение оказалось истинным и в коллективистских, и в индивидуалистических культурах. При этом в коллективистских культурах травма от развода родителей хоть отчасти погашается за счёт эмоциональной и психологической поддержки со стороны представителей клана или других родственников. Обнаружилось также, что общее число разводов в стране не оказывает влияния на степень "пост-разводного" травматизма отдельного ребёнка. Все опрашиваемые говорили о потере чего-то очень важного во время и после развода их родителей. Интересным также представляется сравнительный анализ уровня неудовлетворённости жизнью у детей, переживших развод родителей, и тех, кто воспитывался одним из супругов по причине смерти второго. Показатели уровня удовлетворённости жизнью последних были такими же, что и у "детей развода". Это наблюдение ещё раз подтверждает, что детям необходимы оба родителя. Вдвоем они способны обеспечить ребёнка необходимой эмоциональной поддержкой, явить им пример здорового общения и даровать ощущение безопасности и защищенности. Каждый из супругов наделён уникальными составляющими, необходимыми для благополучия семьи а, значит, и для общей удовлетворённости детей, воспитывающихся в этих семьях.

    Данные о благополучии детей были получены в исследовании, проводимом в четырёх странах, а именно - в Швеции, США, Западной Германии и Италии. (Хойзкнехт и Сэстри, 1996). Цели исследования включали проверку гипотезы Дейвида Попноу (1988, 1993) согласно которой "падение института семьи напрямую связано с серьёзной угрозой благополучию детей". Результаты опросов подтверждают мысль, что крепкие семьи, состоящие из взрослых, никогда прежде не бывших в браке, создают наиболее благоприятную атмосферу для роста детей. Италия - страна с более низким количеством разводов, - имеет самые высокие показатели благополучия детей. Один из опросов, входящих в исследование, касался сферы правонарушений среди подростков. Анализ данных, полученных во всех четырех странах, подтверждает допущение о том, что дети из благополучных семей ведут более здоровый образ жизни. Исследователи также отметили, что в Швеции, где детству уделяется больше внимания со стороны государства, влияние разводов на последующую жизнь детей в некоторой степени нивелировано.

    Интересной представляется и прослеживаемая связь с проявлением насилия в семьях. Согласно некоторым публикуемым данным, рукоприкладство в семьях пост-советской России является весьма серьёзной проблемой. Согласно им, случаи насилия в этой стране встречаются в 4-5 раз чаще, чем в семьях Западных стран. Автор одного из таких исследований говорит: "Согласно данным из отчёта комитета по социальной защите населения России и Статистическому Справочнику Российской Федерации за 1994 год, в 1993 году 14 500 женщин погибло от рук мужчин, с которыми они проживали. Ещё 56 400 (из 331 815 пострадавших) женщин получили телесные повреждения. Отсюда следует, что 22% всех преступлений против женщин в России было совершено их мужьями, сожителями и любовниками. Для сравнения - примерно в это же время, подобной категорией населения в США было убито 1 432 женщины (цифры взяты из сообщений Министерства Юстиции США).

    Насилие в семьях редко ограничивается личностью супруги. Жертвами разборок становятся и дети. Семья, со страхом ожидающая всплеска насилия со стороны хозяина-мужчины, не может создать климат, необходимый для успешного развития детей. Семья, для которой характерно насильственное поведение, не способна удовлетворить психологические, интеллектуальное, духовные, социальные и физические нужды каждого из её членов. К тому же, моделирование насилия в родительском доме неизбежно вдохновляет детей (особенно мальчиков) на повторение цикла насилия в их последующем браке и, вообще, в их взаимоотношениях с женщинами.

    Как в России, так и в США проблема разводов связывается с алкоголем (Стэк, Ганковский, 1994). Наличие связи между семейными неурядицами и употреблением спиртного в контексте американской семьи упоминается в различных работах. Стэк и Ганковский попытались проанализировать эту связь и в других социо-экономических условиях, а, именно в России. Опрашивалось 374 жителя Москвы и Подмосковья. Самому младшему из респондентов было 16 лет. Согласно полученным данным, случаи использования спиртного действительно учащаются с появлением семейных проблем. Столкнувшись с такой проблемой, мужчины прибегают к алкоголю в 6 раз чаще представителей слабого пола. Согласно утверждений иссследователей - от 20-ти до 50-ти процентов всех разводов в России связаны (в той или иной степени) с употреблением алкоголя. В США алкоголизм и другие формы химической зависимости также напрямую влияют на число случаев насилия среди домочадцев, что, уже в связке друг со другом, увеличивает шансы разлада в семье и крушения брака.

    В 1887 году, в своём романе "Анна Каренина" Лев Толстой записал следующие слова: "Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастная семья несчастлива по-своему". К сожалению, Толстой ошибался. Несчастные семьи и их потомство удивительно похожи в том, как они переносят боль от происшедшего и как взаимодействуют с окружающими. В противовес этому, счастливые семьи отличаются огромным многообразием отношений, обеспечивающих семью всеми необходимыми эмоциональными, интеллектуальными и духовными ресурсами (Аугсбюргер, 1986, стр. 175 -213).

    В беседе на тему развода (Ев. Марка 10:6) Иисус преподаёт два принципа, которые могут революционным образом преобразить брачную жизнь людей из любой культуры. Во-первых, Христос подчёркивает идею о таком союзе между мужчиной и женщиной, который возвышается над любыми другими взаимоотношениями в их жизни. Основной составляющей жизни в семье является сам брак между мужчиной и женщиной. Принимая на себя роль родителей, они остаются ядром взаимоотношений и источником сил для остальных членов семьи. Дети не способны всецело удовлетворить эмоциональные потребности своих родителей. В здоровой и крепкой семье родители являются источником эмоциональной, интеллектуальной, социальной и духовной поддержки друг друга. Аугсбюргер пишет о необходимости наличия "равенства в правах и обязанностях, … взаимности в любви и распределении ответственности, и … двунаправленности в служении и послушании" (1986, стр. 210). Результаты исследований Готтмана (1994) свидетельствуют о следующем: если поддержка супруга соотносится с критикой как 5:1, тогда брак будет долгосрочным и счастливым. А это означает, что на всякое негативное общение между супругами должно приходиться пять разговоров, полных понимания и поддержки. В этом случае нужды детей будут удовлетворятся за счёт богатства взаимоотношений между родителями. Эти богатства также станут эффективным вложением в положительный жизненный опыт растущего ребёнка.

    Муж призван не только нести львиную долю ответственности за удовлетворение физических нужд своей семьи, но также и способствовать тому, чтобы его жена и дети могли всецело раскрыть свой личностный потенциал. Центром внимания хозяина семьи являются не его личные нужды, но потребности тех, кому он посвятил себя в браке. Наибольший дар, который муж может преподнести своей семье, заключается в безусловном принятии и поддержке своих домочадцев. Такая поддержка побуждает членов семьи оставаться верными и посвящёнными друг другу и стремиться к уважительным и справедливым отношениям в доме. Идея о муже-служителе основывается на примере Христа, Который пожертвовал Собой ради того, чтобы Его Церковь смогла раскрыть весь свой потенциал. Пример такой жертвы попросту не может оказывать деструктивного действия на супруга. Его поведение будет обусловлено такой любовью к семье, которая превосходит его любовь к самому себе. В этом случае завет любви обязует мужа быть духовно целостной личностью, для которой верность условиям завета имеет первостепенное значение (Ефесянам 5:21-33; Аугсбюргер 1986, стр. 211-212).

    Второй принцип из учения Христа, связанный с темой разводов (Матфея 19:3-9; Марка 10:2-12), касается взаимной верности и ответственности, налагаемой на обоих супругов в браке. Всякое проявление неверности напрочь перечёркивает обещания, произносимые всяким вступающим в брак. При этом измена понимается шире, чем факт физического нарушения супружеской верности. Чаще всего прелюбодеяние берёт начало в сердце человека и касается не только другого мужчины или женщины, но всего, что может занять место, отводимое для взаимоотношений в браке. Существует три измерения, описывающие брачные взаимоотношения: 1) личностное измерение, где человек посвящает себя семье и начинает воспринимать отношения в ней как наиболее серьёзные отношения в своей жизни; 2) заветное измерение, в котором человек начинает воспринимать нужды, упования и страхи своего супруга как свои собственные; и 3) публичное измерение проявляемое в уникальной церемонии бракосочетания, при которой жених и невеста прилюдно заявляют о своей посвящённости друг другу и напоминают присутствующим о неприкасаемости членов семьи извне (Аугсбюргер, 1986, стр. 210).

    На практике подтверждается мысль о том, что дети постигают искусство создания благополучных семей, наблюдая за своими родителями. Любое проявление неверности со стороны одного из родителей воспринимается детьми как угроза их безопасности. Возникающее в этом случае чувство страха впоследствии всплывает в виде всевозможных проявлений деструктивного поведения. В дополнение к этому, личный пример родителей становится той моделью межличностных отношений, согласно которой выстраивается дальнейшее поведение ребёнка. Находясь в окружении, где является нормой посвященность себя всем членам семьи, дети обретают то чувство безопасности, без которого невозможно формирование здоровой и ответственной личности. Очень часто об этом приходится только мечтать; и тогда дети продолжают идти по стопам своих родителей, принимая при этом ещё менее рассудительные решения.

    Литература:

    The New International Study Bible. (1995). Edited by Kenneth Barker, Donald Burdick, John Stek, Walgter Wessel, and Ronald Youngblood. Grand Rapids, MI.: Zondervan Publishing House.
    Amato, Paul R. (August, 1996). Explaining the intergenerational transmission of divorce. Journal of Marriage and the Family. Vol. 58, pp. 628-640.
    Augsburger, David. (1986). Pastoral counseling across cultures. Philadelphia: Westminster Press.
    Golm, C., Oishi, S. Darlington, J., and Diener, E. (May, 1998). . Journal of Marriage and the Family. Vol. 60, pp. 319-334.
    Gottman, John. (1994). Why marriages succeed or fail: . . . And how you can make yours last. New York: Simon and Shuster.
    Horne, S. (January, 1999). Domestic violence in Russia. American Psychologist. Vol. 54, No. 1, 55-61.
    Houseknecht, S. and Sastry, J. (August, 1996). Family "decline" and child well-being: A comparative Assessment. Journal of Marriage and the Family. Vol. 58, pp. 726-739.
    Stack, S. and Bankowski, E. (November, 1994). Divorce and drinking: An analysis of Russian data. Journal of Marriage and the Family. Vol. 56, pp. 805-812.
    Похожие публикации
    Demo scene