• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » АДАМ, МЭРИ - "Предупреждение болезней, передающихся половым путём, политика общества и постмодернизм"

    АДАМ, МЭРИ - "Предупреждение болезней, передающихся половым путём, политика общества и постмодернизм"

    0 391
    Все статьи автора: Адам Мери

    Мэри Адам, г. Таксон, США
     
    Болезни, передаваемые половым путём (БПП), достигли в Соединённых Штатах масштабов эпидемии. Только зафиксированные случаи хламидиоза половой системы превышают по количеству все остальные инфекционные заболевания в США. У подростков в возрасте от 10 до 19 лет и молодых людей 20-24 лет уровень заболеваемости выше, чем у людей старше 25 лет. В Америке подростки составляют всего 10% населения, но именно на их долю приходится большая часть заболеваний, передаваемых половым путём. 25% людей, у которых в последнее время была обнаружена ВИЧ-инфекция, - подростки и молодые люди до 22 лет. Угрожающие эти цифры вывели проблему на государственный уровень и заставили общество задуматься над разработкой концепций, призванных обуздать волну БПП; однако на сегодняшний день эти концепции, что очевидно, бессильны противостоять губительным эпидемиям.
     
    В попытках остановить распространение БПП был применён целый ряд профилактических мер. Долгое время целью сотрудников системы здравоохранения было выявление и лечение таких заболеваний. В течение десятилетий окружные больницы предлагали бесплатную диагностику и лечение. Однако все надежды искоренить БПП с помощью этих методов рухнули в 1980-е годы с появлением нового смертоносного заболевания, получившего название СПИД. С этого времени политика предупреждения БПП оказалась в центре общественного внимания. Центры борьбы со СПИДом, а поздней и лично министр здравоохранения Эверетт Куп (C. Everett Koop) обратились к "группам риска" с посланием, призывающим не совершать ни единого полового акта без использования презерватива. Поначалу это воззвание было адресовано только "группам риска", затем - всему народу, после чего последовали разнообразные меры, предпринятые системой образования с целью просветить в этой области население, в особенности - молодых людей и подростков. Призыв "Пользуйтесь презервативами!" превратился в своеобразную мантру 90-х годов и был обобщён в следующем равенстве: "Безопасный секс = презерватив". Эта формула проникла во все слои общества и утвердилась в них. На вопрос о том, что такое безопасный секс, любой подросток без запинки выпалит: "Презерватив!". Однако опыт показал, что и эта профилактическая стратегия не достигла своей цели - не в последнюю очередь из-за бессистемности. Подростки - основная группа риска для БПП - склонны использовать презервативы скорей для защиты от нежелательной беременности, чем для защиты от БПП. Данные по эффективности использования презервативов показали, что, хотя эти средства на 90% уменьшили темпы распространения ВИЧ-инфекции, они совершенно не способны сдержать распространение таких заболеваний, как хламидиоз и вирус человеческой папилломы, и лишь незначительно уменьшили распространение гонореи, герпеса и сифилиса.

    Настойчивая пропаганда использования презервативов беспокоит нас по той причине, что она оказалась бессильна достичь своей цели. В самом деле, этот призыв не претерпел существенных изменений с начала 80-х годов. Однако, как мы увидим позже, широкая популярность данного метода профилактики проистекает из тех представлений о человеческой сексуальности, которые свойственны современной культуре постмодернизма. Чтобы оценить всю глубину влияния постмодернизма на политику общества по предупреждению БПП, следует рассмотреть постмодернистскую точку зрения на сексуальность и проследить её развитие как с точки зрения иудеохристианской традиции, так и с позиций веяний модернизма. Мы сравним профилактические усилия настоящего и прошлого и выявим существенные различия между постмодернистским и модернистским взглядом на сексуальность. Проанализировав заблуждения, долгое время определявшие общественное мнение, и отвергнув униформистский подход, мы сможем предложить всеобъемлющую систему профилактики БПП, которая учитывала бы интересы и потребности отдельных групп общества и определила бы как научно обоснованную, так и духовно зрелую политику общества - политику искупления.

    Чтобы понять, как различные взгляды на сексуальность отразились на нашей культуре, мы рассмотрим три наиболее значительные концепции. Иудеохристианский взгляд оказал на нашу культуру существенное влияние. Бог сотворил мужчину и женщину по образу Своему и объявил, что Его творение хорошо (Бытие, 1:31). Бог заповедал сексуальные отношения как для размножения (Бытие, 1:26-28), так и для прочности семейных уз (Бытие, 2:18-25). Новый Завет тоже рассматривает сексуальное желание как причину для заключения брака (1 Кор. 7) и недвусмысленно требует, чтобы сексуальные отношения ограничивались супружеством - одним на всю жизнь. Прелюбодеяние осуждается, а целомудрие поощряется. К. С. Льюис (C. S. Lewis) описывает целомудрие следующим образом:

    Целомудрие - одна из самых непопулярных христианских добродетелей. Тут нет исключений; христианское правило гласит: "Либо женись и храни абсолютную верность супруге (супругу), либо соблюдай полное воздержание". Это настолько трудно и настолько противоречит нашим инстинктам, что напрашивается вывод: либо не право христианство, либо с нашими половыми инстинктами в их теперешнем виде что-то не в порядке. Либо то, либо другое. Конечно, будучи христианином, я считаю, что неладно с нашими половыми инстинктами.
    В рамках модернизма "половые инстинкты" трактовались совершенно иначе. Век модернизма в западной культуре характеризуется верой в человеческий разум и прогресс, который решит все проблемы. В этой культуре не оставалось места сверхъестественному. Казалось, что достижения в науке и технологии вот-вот откроют новую эру человеческих возможностей; разум, овладевающий всё новой информацией о материальном мире, приведёт к полноте знания о человеке и Вселенной; систематическое мышление и применение научных методов в конце концов полностью объяснит законы Вселенной. Кроме этой материальной Вселенной не существует ничего - в том числе и Бога. Примат науки и научной методологии в модернистском мировоззрении был прекрасно сформулирован Фрэнсисом Шефером (Fransis Schaefer):

    …современная наука совершила резкий скачок от концепции единообразия естественных причин в открытой системе к концепции единообразия естественных причин в закрытой системе. В последней нет места ничему, что находилось бы за рамками тотального космического механизма; всё сущее - лишь его часть.
    В эту закрытую систему, где не нашлось места Богу, органично вошла теория Дарвина. С этого времени человек стал рассматриваться как природное явление, которое произошло от более ранних форм жизни. Натуралистический взгляд на человека повлёк за собой натуралистический взгляд на сексуальность. Секс стал рассматриваться как естественное человеческое чувство - такое же, как, например, голод. Сексуальное желание может быть удовлетворено и без любовного чувства, без привязанности к половому партнёру. Для размножения видов необходим секс - но не брак и уж никак не супружеская верность. С модернистской точки зрения брак имеет определённые преимущества для воспитания детей, а любовь может усиливать радости секса, но ни то, ни другое не является необходимым условием для удовлетворения сексуального инстинкта. А что касается любви с первого взгляда - что ж, многие начинают испытывать привязанность к представителям противоположного пола, к которым поначалу чувствовали только сексуальное влечение. Однако надо отметить, что модернистское мировоззрение не приветствовало проявлений гомосексуализма. Гомосексуализм рассматривался как извращение, поскольку он не ведёт к сохранению вида. Защита от БПП, неизбежных при беспорядочной половой жизни, считалась выгодной как для особи, так и для вида в целом - ведь такие болезни могут причинить вред потомству и привести к бесплодию.

    Постмодернистское мировоззрение, напротив, можно охарактеризовать как утрату веры в прогресс и человеческий разум. Систематическое мышление и применение научных методов больше не считается "золотым ключиком" к постижению материального мира. С точки зрения постмодернизма, в материальном мире вообще нет ничего объективного и абсолютного. Каждый человек сам целенаправленно создаёт собственные правила, смыслы и нормы, руководствуясь свободным выбором. В большой цене толерантность и плюрализм. Твёрдые, априорные убеждения рассматриваются как антитеза терпимости и плюрализма. Нормы и убеждения в сфере сексуальных отношений рассматриваются не как "абсолютные ценности", а как "мнения". Секс представляется личным делом каждого, и вмешательство общественности тут совершенно неуместно. Отношение к любым ограничениям сексуальной свободы сугубо отрицательное. Терпимость к любым формам сексуального самовыражения рассматривается как общественное благо. Такая терпимость предоставляет человеку как свободу сексуального самовыражения, так и способ её реализации. Примат личной свободы предполагает и высокую степень независимости партнёров. Таким образом, люди могут наслаждаться сексом без границ. Супружеская верность длиною в жизнь считается извращением, а большое количество половых партнёров - нормой. Повсюду царит идея личностной свободы и терпимости к чужому выбору. Девиз такого общества - "что тебе подходит, то и хорошо". Эффективность контрацепции разводит секс и размножение по разные стороны жизненной дороги. Понятно, в том, чтобы иметь детей, нет никакого вреда, и даже напротив, есть кое-какие преимущества, но вообще-то половой акт не имеет ничего общего с размножением, и зачатие ребёнка - вопрос принципиально иной. А это значит, что гомосексуализм имеет такое же право на существование, как и любая другая форма сексуального самовыражения, и, следовательно, не может подвергаться дискриминации.

    Постмодернистская концепция сексуальности с её пропагандой высокой толерантности оказала глубочайшее влияние на современную стратегию профилактики БПП, что особенно ярко отразилось в попытках предупредить распространение ВИЧ-инфекции. Основным средством профилактики ВИЧ стало просвещение, включающее в себя: (1) разъяснение природы распространения вирусных инфекций и (2) практику безопасного секса (то есть использование презервативов). Этот "недифференцированный подход", ничуть не изменившийся с начала 80-х годов, предполагает достаточно расплывчатые критерии, исключающие критику сексуального поведения человека. До последнего времени "просветители" предпочитали упрощённый подход, обходящий все острые углы и позволяющий людям не задумываться о том, что представляют собой их сексуальные партнёры. Такая позиция привела к следующей политике: людей не уведомляют о том, что их партнёры ВИЧ-инфицированы. Таким образом, защита свободы личности (в данном случае - ВИЧ-инфицированной личности) ставится выше защиты общества. Это хорошо видно на примере универсальных мер предосторожности: так, сотрудникам здравоохранения предписано работать со всеми материалами для анализов в латексных перчатках. Такая установка введена, в частности, потому, что открыть медицинскому работнику, что пациент ВИЧ-инфицирован, - значит, нарушить его, пациента, право на свободу личности. При этом работникам здравоохранения отказано в праве соблюдать особую предосторожность в определённых ситуациях; вместо этого они вынуждены ежесекундно быть начеку.

    Нынешняя политика общества защищает свободу личности ещё и тем, что не требует обязательного тестирования беременных женщин на вирус СПИДа. При этом их в обязательном порядке тестируют на сифилис, гонорею, хламидиоз - за исключением случаев, когда женщины принципиально отказываются от такого тестирования. Для того же, чтобы проверить организм женщины на вирус СПИДа, требуется её письменное согласие - принципиально иной подход!

    Ещё одна любопытная грань современной политики предупреждения БПП заключается в том, что супружеская верность - будь то гомо- или гетеросексуальная - не рассматривается как эффективная стратегия профилактики. С точки зрения постмодернизма, супружеская верность длиною в жизнь - явление ненормальное, и провозглашение её образцом сексуального поведения вступает в противоречие с общественным мнением. Поэтому такого образца до сих пор тщательно избегали, несмотря на то, что он подтвердил свою эффективность в деле прекращения распространения СПИДа и других заболеваний, передающихся половым путём. Повсюду звучащий призыв "пользоваться презервативами" не оставляет места для предотвращения сексуальных контактов повышенного риска - таких, как проституция. Это вполне согласуется с постмодернистской ориентированностью на "толерантность и плюрализм". Вот как сказала об этом кандидат наук Лидия Тимошок:

    Просветители в вопросах ВИЧ-инфекций долго настаивали на том, что люди понимают только очень простые лозунги - например, такие, как "не забудьте о презервативе". Такие "просветители" полагают, что лучше учить человека всякий раз пользоваться презервативом (при этом неважно, кто его партнёр - супруг или случайный знакомый из бара), чем советовать ему вообще избегать "случайных" сексуальных контактов. Оправдывая такую постановку вопроса и опровергая важность тестирования и уведомления в качестве мер профилактики, такие просветители внушают нам, что люди в принципе склонны говорить неправду о своей прошлой и нынешней сексуальной жизни: муж или жена, утверждают они, ни за что не признаются в измене; человек, с которым вы познакомились в клубе или турпоходе, непременно солжет, что прошёл проверку на вирус СПИДа, и результат оказался отрицательным; человек, заражённый ВИЧ, не скажет вам об этом из страха, что вы его отвергнете. Никому нельзя доверять, поэтому остаётся одно: пользоваться презервативом всякий раз, с любым партнёром.
    Но презерватив никогда не заменит верного отношения к вопросам секса.
    Профилактика всех БПП, кроме СПИДа, всегда опиралась на уведомление, лечение и регулярный осмотр партнёров инфицированных людей. Из этого видно, что система профилактики этих заболеваний (гонорея, хламидиоз, сифилис) формировалась во времена, когда в общественном мнении доминировал рациональный научный подход, свойственный модернистскому мировоззрению. Нынешняя же политика профилактики с её отказом от уведомления партнёров ВИЧ-инфицированных людей рьяно отстаивает свободу личности в ущерб здоровью общества. И такое положение дел существует несмотря на то, что (как подтверждено документально) люди крайне редко сами признаются в том, что заражены ВИЧ. Число добровольных признаний весьма далеко от астрономического.

    Экспансия постмодернистской идеологии в сферу человеческой сексуальности препятствует переоценке политики нашего общества в вопросе профилактики СПИДа. А между тем современные открытия в этой области - развитие средств комплексного лечения ВИЧ-инфицированных на ранних стадиях, применение особых лекарственных средств против заражения плода от матери через плацентарный барьер, открытие передачи инфекции с кровью через шприцы, - требуют коренного пересмотра политики общества в области борьбы со СПИДом. Однако отношение к "безопасному сексу" остаётся неизменным вот уже двадцать лет!

    Во-первых, ничего не было сделано для организации особых программ для ВИЧ-инфицированных людей. Ведь призыв "Пользуйтесь презервативами!" лишён смысла для тех, кто уже болен. Таким людям нужно не объяснять, что презервативы - это хорошо, а подчёркивать, что они, и только они способны разорвать цепь передачи смертоносного вируса.

    Во-вторых, призывая молодёжь пользоваться презервативами, никто не рассказывал, насколько эти средства эффективны в профилактике БПП вообще. Успехи применения презервативов в профилактике СПИДа были необоснованно перенесены и на другие болезни. На самом же деле презервативы бессильны перед возбудителями наиболее распространённых венерических заболеваний, причём подростки намного сильнее рискуют заразиться гонореей, герпесом, вирусом папилломы или хламидиозом, чем СПИДом. Тем не менее, общество использует лишь один вид профилактики, невзирая на его несовершенство. Более того, в заблуждении по этому поводу пребывают не только подростки, но и многие врачи!

    В-третьих, нынешняя стратегия профилактики совершенно не учит, как снизить риск заражения. Это отчётливо показал случай в Чаутуаке, сельскохозяйственном районе штата Нью-Йорк, где один ВИЧ-инфицированный мужчина заразил, как предполагают, 15 человек (13 женщин, младшей из которых было всего 13 лет, и - как следствие - двоих новорождённых детей этих женщин). Конечно, если бы эти женщины воспользовались презервативами, они могли бы избежать заражения, и это верно; но так же верно и то, что они этого не сделали, хотя все в школе прослушали лекции о безопасном сексе. Значит, эти лекции почему-то не достигают своей цели. И это очевидно: презервативами-то пользуются не женщины, а мужчины. Сами подумайте, много ли молодых женщин в состоянии убедить партнёра надеть презерватив, если он этого не хочет? А много ли из них сами смогут надеть на мужчину презерватив? Учитывая при этом, что подростки вообще редко пользуются презервативами, спросим себя: может быть, девушек стоит учить совсем другому - вовремя определить, что встреченный ими мужчина имеет большой шанс оказаться вирусоносителем, и вовремя с ним распрощаться, а не торговаться по поводу того, надевать ему презерватив или не надевать?

    В-четвёртых, экспансия постмодернистской идеологии в сферу человеческой сексуальности не даёт нам обратиться к положительному опыту других стран в области профилактики БПП. Так, в Таиланде была разработана национальная профилактическая программа, где лозунг "Пользуйтесь презервативами!" был обращён к строго определённой группе населения - проституткам. Этот призыв был широко распространён и сочетался с другими мерами профилактики и лечения: все проститутки были обязаны еженедельно проходить медосмотр. Публичные дома, которые не ввели презервативы в обязательное употребление, были закрыты. Однако эта многосторонняя и действенная программа отвергает главные ценности постмодернизма. Из всего населения выделяется одна группа - проститутки, ей придаётся статус "группы риска", и это мнение возводится в ранг твёрдого убеждения; следовательно, об объективности и непредвзятости не может быть и речи. Публичные дома, не подчинившиеся общим правилам, закрываются - следовательно, ограничиваются личные свободы граждан. Более того, власти не останавливаются перед применением силы. В политике общества используются результаты научных открытий (например, лечение БПП в целом ограничивает распространение ВИЧ-инфекции). Таким образом, утверждается примат научной методологии над личной свободой. Разумеется, таиландская программа профилактики с её разительным несоответствием постмодернистскому сознанию вызвала бы в США ожесточённое сопротивление, несмотря на всю свою действенность.

    Целые поколения неопытных молодых людей, обманутых лозунгом: "Пользуйтесь презервативами - и наслаждение без последствий вам обеспечено!", - становятся жертвами гигантского паука - БПП. Этот паук успешно пользуется паутиной, имя которой - политика общества. На поверку же эта паутина оказывается хитросплетением противоречивых постмодернистских идей; и если оставить всё как есть, то в неё будут попадаться всё новые и новые доверчивые жертвы.

    И учёные, и специалисты в области здравоохранения отказываются совершить переоценку ценностей в этой области. Их активное неприятие альтернативных идей профилактики БПП порождено всеобщим распространением постмодернистского взгляда на сексуальную жизнь человека. Наше нежелание изменить сложившееся положение может привести к тому, что решительные шаги на этом пути так никогда и не будут сделаны. Но если мы решимся рассмотреть и иные взгляды на человека и человеческую сексуальность - например, иудео-христианскую традицию, - возможно, у нас появится проблеск надежды.

    Христианское мировоззрение утверждает достоинство человека, созданного по образу Божьему, и рассматривает секс как действие, освящённое Богом и дарованное человеку для размножения и удовольствия. Призыв к праведной жизни, включающей в себя верность единственному, избранному раз и навсегда супругу, должен восприниматься нами не как требование отказаться от земных радостей, но как способ избежать страданий (кто, как не Бог, лучше других знает, что хорошо для Его народа?). В христианстве считается, что человек способен сделать выбор между добром и злом. Секс вне брака - выбор в пользу зла, и человек, который делает такой выбор, пожинает все его разрушительные последствия, в том числе и болезни, передающиеся половым путём. В учении Иисуса предельно ясно говорится об отношении к тем, кто сделал ложный выбор: любить грешника, ненавидя грех. На примере множества случаев исцеления Иисусом больных мы видим, что Он стремился облегчить людские страдания. К женщине, обвинённой в прелюбодеянии, Он проявил куда большее сострадание, чем религиозные власти. "Иди, - сказал Он ей, - и впредь не греши".

    Следуя заповедям Иисуса, христианин, верующий в Бога и Библию, может многое предпринять в сфере предупреждения БПП:
    1. Милосердие к больным должно сопровождаться обследованием и лечением. Хотя многие БПП протекают без видимых симптомов, хорошо известны их губительные последствия как для заражённых людей, так и для их детей. Следует понимать, что в падшем мире, где последствия греха повсеместны, любое дело, направленное на прекращение страданий - в том числе выявление и лечение болезни, - является в определённой мере актом искупления.
    2. Забота о безвинных людях должна выражаться в оповещении и лечении, насколько это возможно, партнёров инфицированных людей, а также в лечении ВИЧ на ранних стадиях заражения независимо от стоимости этих мероприятий.
    3. Следует без оговорок и смущения утверждать ценность супружеской верности, привлекая в качестве аргумента свидетельства науки и медицины.
    4. Вместо нынешней противоречивой информации об эффективности использования презервативов для профилактики ВИЧ-инфекции без упоминания о других БПП следует открыть людям полную правду. Христиане должны отстаивать истину всегда и везде. Если телепрограмма не показывает вашего любимого актёра или актрису на больничной койке, это ещё не значит, что в его реальной сексуальной жизни нет места БПП. Конечно, презервативы играют свою роль в деле профилактики таких болезней, но они явно не защищают от диагноза "разбитое сердце".
    И, наконец, дело изменения политики общества в отношении БПП должно начинаться с определения места каждого человека в этом деле. Так, врач может содействовать активному выявлению и лечению тех, кто принадлежит к группам риска, при этом неустанно объясняя людям, как избежать риска заболевания, а не просто снизить его. Специалист в области этики может опровергнуть аргументы постмодернистской философии с её отказом от всяческих границ и абсолютных ценностей, ведущей в пучину безнадёжности и отчаяния. Идея же искупления всегда оставляет человеку надежду. Государственный деятель может отвергнуть униформистский подход и поддержать меры, направленные на разностороннюю профилактику для разных групп населения, учитывая особенности каждой. Родители могут научить своих детей Божьим заповедям о человеческой сексуальности. Все мы обязаны вести праведную, целомудренную жизнь перед лицом наших детей и наших коллег.
    Похожие публикации
    Demo scene