• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » ХЕСС, ДЖОН - "Что мы оставим последующим поколениям?"

    ХЕСС, ДЖОН - "Что мы оставим последующим поколениям?"

    0 529
    Все статьи автора: Хесс Джон
    Джон Хесс, г. Краков, Польша
     
    Что мы оставим последующим поколениям? Тем, кого заботит благосостояние их семей и будущее цивилизации в целом, нужно подойти к этому вопросу внимательно. Словами, которые выразили бы при этом чаяния большинства людей, стали бы слова "порядочность, свобода и процветание"1.
    Порядочность, свобода и процветание на самом деле являются плодом человеческих привычек, таких как практическая разумность, старательность, готовность к благоразумному риску, умение строить отношения с людьми, надежность и т.д., - то есть того, что я назвал бы человеческим капиталом. Как же соотносится человеческий капитал с мировоззрением? Откуда этот капитал берется? Пожалуй, ведущую роль в его развитии играют семья, религия и частная собственность. Но поскольку они, в свою очередь, существуют в более широком контексте общества, какой морально-культурный порядок наиболее способствует повышению роли частной собственности, семьи и религии? Наконец, какое мировоззрение с точки зрения исторической и внутренней состоятельности будет способствовать такому морально-культурному порядку, который окажет наиболее благотворное влияние на развитие порядочности, свободы и процветания? 
    Я хотел бы предложить вашему вниманию несколько ключевых тезисов. Широта темы не позволяет раскрыть здесь мои аргументы глубоко, но поскольку мы часто упускаем из вида важность деталей, мне бы хотелось все-таки затронуть некоторые из них. Я хотел бы показать, что в христианском мировоззрении заложены семена, которые при правильном взращивании могут сформировать гражданское, свободное и процветаюшее общество, поскольку именно его морально-культурный порядок наболее благоприятен для институтов, необходимых для развития человеческого капитала. Для начала нужно разобраться в наследии ХХ века, ибо его классическое либеральное и коллективистское-социалистическое мировоззрения глубоко укоренились в наших умах. Во-вторых, необходимо сравнить основные догматы христианского и секулярных мировоззрений. Мировоззрение дает тому или иному обществу ценности и этику, которые и закрепляются его морально-культурным порядком. И, в-третьих, рассмотрим, в какие институциональные последствия этот морально-культурный порядок выливается в сферах политики, экономики и гражданских устоев. Особенно мне хотелось бы остановиться на влиянии этих сфер на семью, частную собственность и религию, ибо это главные производители человеческого капитала, необходимые для созидания общества или нации.
    Мы только что пересекли порог нового тысячелетия. Однако с собой из прошлого мы принесли одно убеждение, руководившее нами на протяжении всего ХХ столетия: сверхкомпетентное правительство, выступающее в роли служителя современной науки, является проводником беспрецедентного благосостояния, справедливости и счастья2 . Нации, ухватившиеся за марксистко-ленинский вариант этой идеи, переживают теперь экономический застой, социальные болезни и политическую коррупцию. А в странах бывшего политического Запада, глубоко уходящего корнями в классический либерализм, продолжает постоянно нарастать скептицизм по отношению к существующему порядку, а всеобщее уныние заставляет вообще сомневаться в будущем 3.
    Давно угас оптимизм, пришедший с падением коммунизма. Система, так хорошо умевшая сплачивать людей, теперь - разобщенная политически и экономически, с народом духовно голодным и постоянно угрызающим друг друга на улицах и дома, - по сути своей продолжает существовать и ныне. Очевидно, если мы будем закрывать глаза на реальность, мы так и останемся далеки от истинного понимания краха марксизма-ленинизма. Разве не разрушение миллионов человеческих взаимоотношений было причиной развала Советского Союза? "С начала и до конца своей истории Советский Союз воевал с самим собой на всех ступенях общества" 4. Один русский ученый сказал Гедрику Смиту: "Поставьте русского где-нибудь начальником над куском земли или проходной, и он использует свою мизерную власть, чтобы испортить людям жизнь" 5. Блаженный Августин говорил, что даже разбойники выживают, устанавливая мир между собою. В Советском Союзе же долго сеялись раздоры, чтобы в конечном итоге пожать ужасную бурю.
    В ХХ веке и на Востоке, и на Западе предпринимались попытки произвести "окончательное и бесповоротное преобразование самой человеческой природы", (за которыми, по сути дела, скрывается бунт против реальности как таковой). Интересно: оба мира исторически сомкнулись в том, что Александр Солженицын описал как трагедию обездухотворенного и безбожного гуманистического сознания 6, корнями уходящего еще в эпохи Возрождения и Просвещения. Кстати, профессор Бостонского университета Анжело Кодевилла именно эти эпохи считает причиной преобладающих в наше трагическое время статичности, радикального индивидуализма и секуляризма 7. А может быть, именно разрыв связи, соединявшей область человеческих концепций и трансцендентную область божественно сотворенного порядка в человеческой жизни, и является источником этого хронического заболевания нашей цивилизации?8
     
    СРАВНЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЙ
    СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ Классическое либеральное/ социалистическое историческое христианство
    эпистемология рациональная/иррациональная откровение
    онтология (сущность и происхождение) материалистическая духовная (Бог - Творец)
    аксиология (система ценностей) человек (индивидум/коллектив) Бог, затем человек, созданный по Его образу
    телеология (цель) утопическое "земное царство" Царствие Божие
    природа зла коренится в окружении грехопадение и вытекающие индивидуальные последствия этого непослушания
    природа человека изначально добрая и совершенствуемая сотворенная по образу Божию, но падшая
     
     Что все это означает на практике? Во-первых, в отличие от христианского мировоззрения, признающего, что вся власть принадлежит Богу, либерально-социалистическая традиция оказалась перед дилеммой. Кому же принадлежит власть в конечном итоге? Не имея ответа на этот фундаментальный вопрос, люди могут только метаться от радикального и антиобщественного индивидуализма до тоталитарного коммунизма 9; как заметила Анна Арнедт: если мы не имеем конечного источника власти, нам остается либо убеждение, либо сила 10. На уровне законодательства это выливается в отсутствие стабильного основания для законов, что играет решающую роль в сфере политики, экономики и гражданских прав.
    Следует отметить, что идеологии, принявшие это мировоззрение, все-таки нашли суррогатную форму власти. Они "облеклись властью наиболее успешной отрасли цивилизации - властью науки. Она была провозглашена, чтобы обосновать применение методов естественной науки к изучению личности и общества. Намерением же было сузить человеческое поведение до простой причинно-следственной системы" 11 (что на самом деле являлось ни чем иным, как отрицанием человеческой свободы.)
    Ключевым различием, вытекающим из эпистемологий рассматриваемых мировоззрений, является следующее. Если человечество, исходя из собственного разумения, обожествляет логически обоснованные разрешения своих моральных и политических проблем, то эти решения будут универсальными, но одновременно жесткими по своему характеру. С другой стороны, если человек опирается на внешнее откровение и его традицию, то каждую проблему можно оценивать эмпирически, в ее конкретном контексте. Английскому государственному деятелю Эдмону Берку и философу науки Михаилу Поляны лучше всего удалось показать, как гражданская свобода становится благословением и преимуществом, проистекая из традиций и обстоятельств прошлого. Эти традиции позволяют нам экзистенционально осваивать нашу конкретную ситуацию здесь и сейчас 12. Можно увидеть, как нации, на чей политический порядок более всего повлияло обращение к откровению во время протестантской Реформации, до сих пор имеют больше свободы в системах политики и экономики, а также более резонирующую социально-гражданскую сферу. На фоне других стран наиболее яркими примерами здесь являются США и Швейцария.
       
    МОРАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ПОРЯДОК

    Ценности и мораль каждого мировоззрения порождают определенный морально-культурный порядок. На нем строится и система учреждений и законодательств, регламентирующих жизнь народа. Рассел Керк отмечает: "Любая политическая конституция развивается из морального порядка, а он, в свою очередь, - из религиозных убеждений" 13. Орест Браунсон подчеркивает, что во всех нациях помимо официальной конституции совершенно определенно существует так называемая "неписанная" конституция, состоящая из обычаев, моральных привычек, общепринятых традиций и религиозных допущений 14. Поляны считал, что для действенности свободы необходима традиция, как одна из граней морально-культурного порядка 15. Между прочим, отсутствие такого порядка и указывает на несостоятельность проведения демократических политических нововведений в народе, не подготовленном соответствующим морально-культурным порядком. Отмечая, что эта система воплощена институционально, философ экономики Майкл Новак утверждает, что морально-культурная система есть главная динамичная сила, стоящая за подъемом демократической политики и либеральной экономической системы 16.
     
    ПОЛИТИЧЕСКИЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ГРАЖДАНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОБОИХ МИРОВОЗЗРЕНИЙ

    В политической сфере либерально-социалистические воззрения в конечном итоге видят в государстве первоочередной и главный источник разрешения всех проблем. Поскольку духовная сущность человека отрицается, политика при помощи революций все надежды на земной рай обратила на себя. А поскольку ее эпистемологическая система относится весьма скептично к власти и традиции, то на практике это превратилось в колебание от радикального индивидуализма до тоталитаризма 17. Как мы уже отмечали, при отсутствии стабильного основания для законов они становятся крайне произвольными и неизбежно приводят к ситуации, где закон - воля правителя. Отличительными чертами такой политики становятся клановость и централизм 18.
    Христианство же во всем ходе истории обнаруживает владычество Бога и греховность человека. Институт государства установлен Богом для поддержания порядка в падшем мире. Политическая власть должна быть ограничена, учитывая падшую природу человека; достигается это системой стандартов и рассредоточением власти. И потому отправная точка для создания справедливого и устойчивого законодательства, которому будет подчинено и само государство, всегда должна лежать в Боге и Его законе. Если государство пренебрегает законом Божьим, тогда обязанностью народа является, подчиняясь Богу, противостать государству в этом конкретном вопросе 19.
    Экономику можно назвать инструментальным искусством, средством к достижению цели. Поскольку экономические решения отражают ценности и цели, то при их принятии обычно руководствуются морально-культурным порядком. В XIX веке государственный деятель Голландии Авраам Кайперс написал, что Французская революция, с ее установкой на радикальный индивидуализм и материализм, породила капитализм, разрушивший органичную общественную жизнь Европы, и подняла ценность благосостояния до небывалого уровня 20, а это привело к обнищанию и расслоению общества по всей Европе в конце XVIII-XIX веках. Совершенно естественно, после этого в интеллектуальных кругах диалектически возникло стремление в сторону коллективистского социализма. Материалистический взгляд, применяемый в том числе и к экономике, рассматривает вселенную как закрытую систему; отсюда высшей целью экономики могло быть только распределение и перераспределение.
    Однако Майкл Новак убедительно показывает, что источник богатства лежит не столько в материи, сколько в человеческом духе. Следовательно, в открытой системе христианского мировоззрения богатство может создаваться при применении человеком к сырью своих знаний и способностей. Морально-культурный порядок породил соответствующие необходимые для капитализма моральные привычки: бережливость, готовность к благоразумному риску, коммуникабельность, надежность, честность и готовность к тяжелому труду. Первоначальное предназначение человека управлять землей приобрело профессиональный характер, служим ли мы своему ближнему или Богу. Это призвание подразумевало милосердное использование богатства, что предотвращало "закон джунглей".
    Сфера гражданско-социальная состоит из различных объединений - либо свободно избираемых, либо спонтанных, - через которые граждане осуществляют самоуправление помимо государства 21. Поскольку индивидуальная свобода существует внутри гражданско-социального порядка или сообщества, свободное общество зависит от колебаний гражданской и социальной жизни 22. Ни радикальный индивидуализм, ни коллективизм не имеют теоретической базы для построения органичного общества, поэтому гражданско-социальная сфера неминуемо будет страдать от этих мировоззрений.
    Христианское мировоззрение выражает задуманный Богом завет, союз, в котором мы все друг с другом духовно и социально взаимосвязаны 23. В нациях, стоящих на высоком уровне гражданско-социальной жизни, можно хорошо различить историческое влияние Реформации. Венгерский диссидент Ганс Энзенбергер написал в 1985 году: "Мы никогда не карабкались выше гражданского общества". И далее он заметил об английской мирной революции: "Она произошла ради правления закона, а это уже повлекло реабилитацию гражданских ценностей" 24.
    В заключение этого раздела я хотел бы сделать несколько выводов:
    Чем активнее в обществе политическая жизнь, тем пассивнее социально-гражданская.
    Действенность закона необходима для стабильной и динамичной экономики, поэтому политический порядок стоит выше экономического.
    Непродуктивная застоявшаяся экономика подрывает политический порядок, в то время как продуктивный рост экономики поддерживает и питает его.
    Правительство может навязать людям тяжелый труд, если сумеет убедить их, что они не лишатся плодов своего труда. 25
     
    ТРИ ГЛАВНЫХ ИНСТИТУТА

    Если мы хотим восстановить человеческий капитал, необходимый для созидания свободы, порядочности и процветания в обществе, городе или нации, тогда нам нужно обратиться к первоначальным источникам человеческого капитала - институтам семьи, частной собственности и религии. Вернемся к ним - и постепенно начнется выздоровление. Будем продолжать их игнорировать или манипулировать ими - и наши беды умножатся. Хотелось бы отметить, что антипатия к этим институтам, существующая в классических либерально-социалистических взглядах, не случайна, она логически вытекает из их предпосылок 26.
    Давайте кратко посмотрим, каково влияние этих трех институтов.
    Редактор газеты "Wall Street" Ральф Рид отметил, что семья с двумя родителями - это самая успешная во всей истории среда для здоровья, образования и благосостояния. Исследования показывают, что ход экономики зависит от культуры семьи. Майкл Новак пишет: "Абсолютно каждая функционирующая семья становится центром разумной экономической деятельности и хранилищем трудом нажитых экономических привычек, которые становятся для нации невероятным источником ресурсов... до тех пор пока коллективистское государство не начинает брать на себя экономические функции милосердия" 27. Дома также черпаются и привычки, необходимые для достижения успехов в образовании. И конечно же, семья также является краеугольным камнем существования всякого правительства.
    Политическая и экономическая политика оказывает глубочайшее влияние на традиционную семью. Не имея социальной поддержки и находясь под моральным и экономическим давлением, советская семья, к примеру, неминуемо начала разлагаться в своих традиционных устоях. Результаты? Самец вида Homo Sovieticus становился все более излишним для женщин и детей. "Семьдесят лет советского правления сделали мужчин эгоистичнее и пассивнее" 28. Соответственно, "отличительной характеристикой жизни советских и постсоветских женщин стало растущее сходство с жизнью одиноких матерей, несмотря на присутствие в доме мужчин ". Подобная же тенденция отмечается и в Соединенных Штатах Америки в группах, живущих на государственную субсидию, в основном среди черного и индейского населения. Михаил Горбачев отмечал, что причиной большинства проблем в Советском Союзе было ослабление семейных отношений. Он даже предложил призывать женщин вернуться к их "чисто женской миссии" хранительниц семейного очага, "потому что роль воспитателя хороших людей гораздо важнее производителя хорошей одежды" 29. Александр Солженицын подчеркивал, что "семья играет фундаментальную роль в спасении нашего будущего" 30.
    Говоря о частной собственности, давайте сразу определимся с понятиями. Частная собственность - это не богатство, она не должна быть эквивалентом прибыли, полученной в результате аренды или инвестиции. Сэр Генри Мейн как-то сказал, что "никто не может пользоваться свободой нападать на чужую собственность и в то же время заявлять, что заботится о цивилизации" 31. С уважения частной собственности начинается управление закона. Наличие традиций рассудительного распоряжения частной собственностью, уважения прав других на частную собственность наряду с их уважением ваших прав ведет к установлению взаимоудовлетворяющих правил и в других областях общественной жизни, - иными словами, ведут к освобождению в рамках закона, на который опирается свобода, собственность и порядочность. Нации, в которых не закреплено законодательно уважение к частной собственности, не могут установить примат закона и, соответственно, не могут вырваться к экономическому успеху. Поскольку именно частная собственность способна дать независимость, ведущую к гражданской свободе, она необходима для здоровой социально-гражданской жизни общества.
    Политические разветвления собственности невероятны; собственность и власть соединены друг с другом навечно, и если одна передается в новые руки, за ней следует и другая. Русский реформатор Петр Столыпин понимал: чтобы из рабов превратится в граждан, народу необходима экономическая независимость. Столыпинские сельскохозяйственные реформы были направлены на то, чтобы воспитать независимого земледельца-собственника, который участвовал бы в политических и гражданских процессах. Теперь понятно, почему захват частной собственности был таким приоритетом в коммунистической политике и почему "кулаки", крепкие хозяйственники, появившиеся после преобразований Столыпина, при Сталине стали мишенью безжалостного уничтожения.
    Почему частная собственность вызывает такое отвращение на протяжении последних двух столетий? Скептицизм и рационализм эпохи Просвещения, соединяясь с эгалитаризмом и примитивизмом Руссо, создали представление о человеке, как о существе изначально добродетельном и великодушном, испорченном только общественными институтами и частной собственностью. Так частная собственность стала восприниматься преградой на пути человеческого прогресса. Для христиан, напротив, собственность - это дар и доверие со стороны Бога, давшего возможность человеку выполнять на земле роль управителя. Посягательство на собственность, таким образом, является насилием над человеком.
    Наконец, свое место в сердцах людей надлежит занять и религии. Ее роль в созидании человеческого капитала потрясающа. Опрос, проведенный социологами в США, выявил несомненную взаимосвязь между посещением церкви и стабильностью семьи, физическим здоровьем; а также обратно пропорциональное отношение к самоубийствам, наркотикам, алкоголю и преступности 32.
    Жажда религии, наблюдаемая нами сегодня, еще не означает истинную религозность, ибо для нее необходима общинность - среда, где происходит не только научение вере, но и практикование ее в жизни. Духовная сфера должна быть свободна от политического ограничения и всяческого форсирования. Политический порядок должен предоставлять одинаковые возможности всем, и потому слияние с государства Православным истеблишментом - опасная тенденция. Прежде же всего, мы должны бдительно относится к мирскому идеалу, видящему в религии лишь сдерживающий фактор для общества. Это неизбежно ведет к краху, потому что рано или поздно одним мановением руки место религии в общественной сфере заменяют каким-нибудь порочным суррогатом - некоей фанатичной философией, предлагаяющей земной рай революционными методами.
     
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Есть ли надежда в современной ситуации экономической нищеты, политического рабства и социально-гражданской апатии? Я бы хотел напомнить вам один пример из древней истории и два - из недавнего прошлого. Первый пример - преобразование народа, вышедшего из 400-летнего рабства и превратившегося в нацию, культура которой продолжает оказывать влияние на весь мир; я имею в виду евреев. Следующий пример - Западная Германия после Второй Мировой войны. Охваченная муками совести после осознания соделанного, Германия прошла путь глубокого национального покаяния. Полагаю, последующий "Wirtshaftwunder" неразрывно с этим этим связан.
    Третьим примером я бы назвал Чили, которая вступила в события между 1973 и 1990 гг., будучи на распутье: либо окончательный крах, либо скачок вверх. К счастью, лидерство взяла группа экономистов, подготовленных в Чикаго. Вместо того, чтобы изменить за короткое время государственную практику, они стремились изменить укоренившиеся взгляды и отношения, чтобы они со временем привели к переменам. В их мировоззрении присутствовали два основных убеждения: 1) власть избирать правительство не освобождает от свободы самому отвечать за каждый день своей жизни; и 2) правительство не должно быть местом экономического обогащения 33. Отмечу, что годовой валовый доход Чили за 1973-1990 гг. вырос на 50% перед лицом гражданских беспокойств, и сегодня Чили продолжает оставалься примером политической стабильности и экономического роста.
    Как-то мэр г. Будапешта Габор Демжски написал о Венгрии следующее: "Мы наконец-таки стали обычным западным государством. Что нам теперь нужно, так это моральное и духовное возрождение"34. Или, как заметил Александр Солженицын, "если духовная энергия нации иссякла, ее ничто не спасет от краха… дерево с прогнившим стволом не устоит" 35. Куда нам обратиться, чтобы обрести возрождение? Безусловно, не к формулам классического либерализма или социализма - достаточно взглянуть на современную Западную цивилизацию. Я полагаю, что обновление морально-кулььтурного порядка - в откровении христианского мировоззрения, которое приходит к нам со страниц Священного Писания и касается жизни всецело.
    Слова эти принадлежат А. Кодевилле: The Character of Nations.
    Codevilla, Angello, The Character of Nations, (New York: Harper Collins, 1997) p. 5.
    Walsh, David, After Ideology: Recovering the Spiritual Foundations of Freedom. (San Francisco: Harper:San Francisco, 1990). Уолш приводит потрясающий перечень известных мыслителей, сомневающихся в способности Запада устоять на своем "теоретически непрочном основании", среди которых Лео Штаус, Анна Арендт, Питер Бергер, Алесдер МакИнтаер, Жак Маритен, Кристофер Лаш.
    Codevilla, Angello, The Character of Nations, (New York: Harper Collins, 1997) p. 79.
    Ibid., p. 89.
    Solzhenitsyn, Alexander, World Split Apart (New York; Harper & Row 1979) p. 17.
    Codevilla, Angello, Ibid., p.5.
    Erikson, Edward, Solzhenitsyn and the Modern World, (Washington, DC, Regnery Publishing, 1993) p. 364.
    R. T. Allen, Beyond Liberalism: The Political Thought of F.A. Hayek & Michael Polanyi, (New Jersey, Transaction Publishers, 1998.
    Arendt, Hannah Between Past and Future (Penguin Books, New York, 1992) p. 93.
    Ibid. Walsh, David.
    Edmund Burke, Thoughts on the Causes of Our Present Discontents, Vol2, pg. 369. Берке пишет: "Ничто всеобъемлющее невозможно утверждать рационально на каком-либо политическом или моральном примере... Они допускают исключения, требуют поправок." Далее в First Letter on a Regicide Peace, Vol. 8, p. 89, "Правила и определения благоразумия в редких случаях бывают точными - и никогда универсальными."
    Kirk, Russel, Rights and Duties (Spence Publishers, Dallas TX, 1997) p. 225
    Ibid. p. 228
    Novak, Michael, The Spirit of Democratic Capitalism, (Simon & Schuster, New York, New York, 1982) p. 185.
    Allen, R.T, Beyond Liberalism
    Codevilla, A., The Character of Nations.
    Schaeffer, Francis, The Christian Manifesto (Crossway Books, Westchester, Ill. 1981) p. 473 - Шеффер основывал свою идею в основном на работе шотландского богослова Самюэля Рутерфорда Lex Rex.
    Kuyper, Abraham The Problem of Poverty (Baker Book House, Grand Rapid, MI. 1991) p. 43 &44.
    Novak, Michael, Business as a Calling, (Simon & Schuster, New York 1996.) P. 136
    Kirk, Russell, Ibid. p. 73.
    Kirk, Russell, Ibid.
    Demszky, Gabor, "The Triumph of Ideals", Central European Economic Review, Nov 1999 p. 25.
    По работам Кодевиллы и Новака, Ibid.
    Shafarovich, Igor.
    Novak, Michael Ibid. p. 162.
    Codevilla, Angello, Ibid. p. 91.
    Ibid. P. 92.
    Solzhentisyn, Alexander, Rebuilding Russia (Farrar, Straus & Giroux, New York, New York) 1991 p. 42
    Kirk, Russell, Ibid. p. 238
    Colson, Charles & Pearcey, Nancy, How Shall We Now Live (Tyndale Publishers, Wheaton, Ill. 1999) p. 308-312
    Ibid
    emszky, Gabor Ibid. p. 25.
    Demszky, Gabor Ibid. p. 25.
    Ibid. p. 50.
     
    Перевод с английского И. Чистяковой
    Отредактировано Е.Новицкий
    Похожие публикации
    Demo scene