• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » АТАНОВ, СТАНИСЛАВ - ""Эволюция мировоззрения вероотступника, или Соблюдение аккуратности при истолковании заявлений о личном отношении к религии, а также о взаимосвязи религии с наукой «отца» современной теории эволюции – Чарльза Дарвина.

    АТАНОВ, СТАНИСЛАВ - ""Эволюция мировоззрения вероотступника, или Соблюдение аккуратности при истолковании заявлений о личном отношении к религии, а также о взаимосвязи религии с наукой «отца» современной теории эволюции – Чарльза Дарвина.

    0 359
    Все статьи автора: Атанов Станислав
    Атанов Станислав 
    Для доклада на Симферопольской конференции 15-17 октября

    Информация о докладчике: Атанов Станислав Вадимович, служитель Церкви Христиан Полного Евангелия города Ташкента, Республика Узбекистан.

    Родился 28 апреля 1976 года в Ташкенте. Родился свыше в июле 1994 года при чтении Евангелия. Моей первой духовной общиной была группа молодёжи – христиан, уверовавших во Христа через служение баптистских миссионеров из США. Принял водное крещение в 1994 году, присоединившись к пятидесятнической церкви. Рукоположен на дьяконское служение в 1996 году. Учился в Библейском колледже «Шелковый путь» в г. Бишкек, Кыргызстан с 1997 по 2000 годы. В 2009 году закончил очно-заочную четырехгодичную программу по повышению квалификации, получил степень бакалавра искусств (теология и христианское образование).

    Верую в Библейского Бога, придерживаюсь символов веры, выработанных в первые века христианства на церковных соборах, осуществляю единение христиан на практике, во взаимоотношениях и совместных межцерковных программах, придерживаюсь Чикагского Утверждения безошибочности Священного Писания1; разделяю большинство позиций документа «Социальная позиция протестантских церквей России»2.

    Увлечения: изучение Библии, диалог между Церковью и обществом, фотография, киноискусство, путешествия, палеозоология. В последние несколько лет мне особенно интересно наблюдать за ходом интеллектуальных баталий между приверженцами теории прогрессивной эволюции (гуманистического научного подхода) и креационистами (как христианскими, так и мусульманскими).

    Видение: высокая профессиональная, академическая и библейская грамотность в современных церквах.
     
    Как мы можем судить о вере, убеждениях и мировоззрении человека, жившего в позапрошлом столетии? Только на основании его собственных изречений, оставленных нам в его книгах и эпистолярном наследии, а также по записям его собеседников по переписке. Если человек ясно и однозначно заявлял о своих мировоззренческих позициях, то это – одно дело. Но как быть, если убеждения человека кардинально менялись в течение жизни, если они не всегда выражались отчетливо, и как можно рассудить, какое из его заявлений более искренно и точнее отражает его внутреннее состояние?

    Насколько нам сегодня представляется возможным вынести точное суждение об отношении Чарльза Дарвина к Богу, Библии и христианской вере?

    Существует множество мнений на этот счёт.

    Данная работа преследует две цели:

    Во-первых, проследить за отношением учёного к Богу, Библии и христианской вере, анализируя его высказывания, извлечённые из книг, заметок в журналах и переписке, которые мы постарались предоставить в данной работе в хронологическом порядке.

    Во-вторых, показать, насколько важно постараться быть аккуратными и непредвзятыми при попытках извлечения действительного смысла из высказываний человека, которого по праву можно назвать одним из величайших революционеров в истории научной мысли. Несомненно, его высказывания порой очень противоречивы, однако очевидны логические и диалектические закономерности, которые помогут нам проанализировать характер суждений Чарльза Дарвина.

    Занимаясь исследованием данного вопроса на протяжении двух лет, мы обнаружили, что в основном, в отношении Дарвина к христианской религии существует три мнения и четыре группы людей, так или иначе разделяющие эти три мнения.

    Мнение первое: Дарвин был достаточно посвящённым для своего времени христианином, и никогда не отвергал таинство спасительной веры в библейского Бога.

    Мнение второе: Дарвин был атеистом, попытавшимся своими трудами разрушить веру людей в библейского Бога.

    Мнение третье: Дарвин был посвящённым христианином, затем стал атеистом, попытавшимся своими трудами разрушить веру людей в библейского Бога, но к концу своей жизни он покаялся и отказался от своих убеждений.

    Каждое из этих мнений в основном (не скажем – большинство, т.к. опрошено нами не 4 миллиарда людей, живущих на Земле, а всего лишь пара сотен) разделяют люди, которые можно сгруппировать следующим образом:

    1) Христиане, признающие теорию прогрессивной эволюции

    2) Христиане, не признающие теорию прогрессивной эволюции

    3) Нехристиане, признающие теорию прогрессивной эволюции

    4) Нехристиане, не признающие теорию прогрессивной эволюции

    Не трудно догадаться, что в первой группе, к которой относятся христиане, признающие теорию прогрессивной эволюции, приемлемы все три Мнения, а во второй группе – второе и третье.

    Чтобы не быть голословными, приводим ссылки на публикации, в которой находятся явно неудачные попытки оправдать «религиозность» Дарвина [«Дюжина ножей в спину Дарвина», автор Андрей Леонидов, Узбекистанская газета «Тасвир», №35 (286) от 31 августа 2006г., стр. 36-37; «Ошибка в учебниках», неизвестный автор, Бишкекская христианская газета «Твой путь», №6 (204), 2007г;].

    Нехристиане, признающие теорию прогрессивной эволюции в основном разделяют первое, либо второе мнения. Людьми, относящимися к третьей группе, сделано детальное исследование данного вопроса, но из-за их противостояния христианству, их суждения могут показаться предвзятыми.

    Немало и таких, кто вообще не имеет никаких мнений по данной теме, но эти не в счёт!

    На наш взгляд, наиболее непредвзято об этом могут судить те, кто принадлежит к группе №4. Мы убеждены, что аккуратное непредвзятое суждение может сделать каждый, отказавшись от личных предубеждений и влияния авторитетных мнений, но судейский статус должен, всё же, быть вверенным людям из группы №4, так как они являются наиболее сторонними наблюдателями, каковыми и следует быть присяжным в суде. Эта группа не признаёт истинной теорию прогрессивной эволюции, и в то же время, не разделяет христианских убеждений. Большую часть таких людей, вероятно, могут составить, большинство консервативных мусульман и некоторые иудеи.

    Российский православный публицист и биолог Галина Муравник в статье «Чарлз Дарвин: портрет без ретуши»3 пытается воссоздать «неотретушированный» (наиболее точный – наше примечание) портрет Ч.Дарвина. К заслуживающим доверие источникам, прежде всего, как она полагает, необходимо причислить:

    •    «Автобиографию», написанную Дарвином в конце жизни по просьбе издателя (за исключением тех ее изданий, которые выходили в советские годы и имеют многочисленные цензурные изъятия);

    •    эпистолярное наследие Дарвина, то есть его переписку;

    •    его четыре записные книжки, в особенности так называемую «красную записную книжку», относящуюся к 1837 году и изданную лишь в 1980 году4.

    Мы совершенно с этим согласны. В этот список необходимо добавить и такие его фундаментальные труды, как «Происхождение видов» 1859г. и «Происхождение человека» 1872г.

    Однако, этим же автором, в статье «Чарльз Дарвин – атеист или христианин»5, допущены неаккуратные истолкования высказываний натуралиста, что помещает её в один ряд с теми, кто имея предвзятость в суждениях, пытается реабилитировать «сокровенную веру» Дарвина перед современными христианами, субъективно лоббируя дело.

    Вот типичный пример её рассуждений:

    «Но сам Дарвин вовсе не считал себя отпавшим от Бога человеком. Уверенность в этом нам вновь дает его собственное признание. Однажды с письмом к нему обратился студент, для которого, судя по всему, Дарвин был высочайшим научным авторитетом. Но юношу чрезвычайно волновал вопрос относительно его веры в Бога. Вот ответ Дарвина: "Нельзя себе представить возникновение этой красивой и дивной вселенной с населяющими ее сознательными существами, как результат простой случайности – этот факт является для меня главным доказательством в пользу допущения существования Бога".»5

    Попытка «деконтекстуализации» - не просто ошибка, но нечестный приём, ведь на этой фразе предложение не закончилось у Дарвина. Вот остальная часть предложения из письма упомянутому студенту: «…но я никогда не мог решить, имеет ли этот довод реальную ценность»!

    По её мнению, «идеи Дарвина приобрели тот «атеистический душок», который отсутствовал у самого их автора по вине его последователей – некоторых недобросовестных дарвинистов, и именно их усилиями». Более того, она «полагает, что у нас нет права, пренебрегая реальными фактами и личными свидетельствами самого Дарвина, причислять его к лагерю безбожников»5.

    Так ли это? Чтобы выяснить действительное отношение Дарвина к религии и его мнение по отношению религии к науке, необходимо быть аккуратными, беспристрастно анализировать всю имеющуюся информацию по данному вопросу, и не предлагать читателю неполной и односторонней информации.

    Итак, далее мы приводим обзор высказываний из авторских произведений Ч.Дарвина с небольшими комментариями. Мы сделали подборку только тех высказываний, по которым можно судить о его религиозных, или антирелигиозных взглядах, и постарались расположить их в хронологическом порядке. Для удобства сопоставления можно просмотреть даты основных событий его жизни в конце статьи в Приложении А.

    1831-36 гг. «Мне казалось, что здесь я присутствовал при самом акте творения» 6

    Очевидно, что даже у молодого Чарльза Дарвина преобладает мистический элемент в его религии, т.е. религиозность как чувство, а не как догматические убеждения. Это характерно для гуманистической философии (набиравшей всё большую популярность в то время) представлять религию как исключительно иррациональную, субъективную, эмоциональную сферу человеческой жизни. В противовес этому произведения Дарвина интересны его педантичной наблюдательностью и явно свойственному ему стремлению систематизировать знание о природе, искать глубокие причинно-следственные отношения. Видимо, религия как догматика не представляла интереса для Дарвина, лишь её внешняя сторона могла быть привлекательна, но не более чем привычная культурная среда того времени: христианская культура, обряды, этика, искусство и т.п. Как однажды сказал Лукашенко «я – православный атеист».

    Воспитание в семье, культура, находящаяся долгое время под влиянием христианского учения и ценностей, а также религиозное образование, полученное в Кембридже, способствовали формированию у молодого Дарвина убеждения о существовании Творца, создавшем первоначальное великолепие природы. Впоследствии, в своей автобиографии (1876-81), он вспоминает, как во время путешествия на «Бигле» (1831-36) он готов был защитить свою позицию морали, ссылаясь на авторитет христианских Священных Писаний:

    «Вспоминаю, как некоторые офицеры (хотя и сами они были людьми ортодоксальными) от души смеялись надо мной, когда по какому-то вопросу морали я сослался на Библию как на непреложный и авторитетный источник. Полагаю, что их рассмешила новизна моей аргументации»7

    Что это? Осмысленное отречение, или чистосердечное признание спустя многие годы?

    Здесь же следует рассмотреть его следующее высказывание. В автобиографии, ближе к концу своей жизни, он признаётся, что хотя, «в то время» (вероятно, имеется ввиду время до наступления «кризиса веры») он и имел «твёрдое убеждение в существовании бога и в бессмертии души», скорее связывал его не с собственным внутренним убеждением, а, скорее, с общепринятой тенденцией культуры, в которой жил:

     «В прежнее время чувства, подобные только что упомянутым (не думаю, впрочем, что религиозное чувство было когда-либо сильно развито во мне), приводили меня к твердому убеждению в существовании бога и в бессмертии души»7

    В письмах Дарвин с готовностью называл себя теистом, хотя сегодня мы бы точнее определили его как деиста, хотя иногда делал честное признание, что даже и к такому подходу он относился с сомнением и крайней неопределенностью:

    «Я чувствую себя вынужденным обратиться к Первопричине, которая обладает интеллектом, в какой-то степени аналогичным разуму человека, т.е. заслуживаю названия Теиста»8.

    «Насколько я помню, это заключение сильно владело мною приблизительно в то время, когда я писал «Происхождение видов», но именно с того времени его значение для меня начало, крайне медленно и не без многих колебаний, всё более и более ослабевать»8. 

    «Старинное доказательство [существования Бога] на основании наличия в природе преднамеренного плана, как оно изложено у Пейли, доказательство, которое казалось мне столь убедительным в прежнее время, ныне, после того, как был открыт закон естественного отбора, оказалось несостоятельным»9


    Множество спорных мнений возникает при невнимательном обращении к заключительным строкам «Происхождения видов», где с одной стороны красной нитью на протяжении всей книги прослеживается попытка объяснить мысль о возможности самостоятельного развития органического мира, но которая, с другой стороны, неожиданно оканчивается признанием о причастности Бога к творению:

    1859 г. «Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь, с её различными проявлениями, творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и изумительных форм»10.

    «Есть величие…» в чём? Хотя в этом отрывке Дарвин использует слово «Творец», как позже он признаётся, религиозный термин с подобающим ему общепринятым религиозным значением, очевидно, что уже изначально он вкладывает в него несколько иной смысл. Здесь наблюдаемое «величие» относится не к «Творцу» в его библейском смысле, а к способности материи самоорганизовываться (концепция натуралистической философии, равно как материализма и гуманизма). Здесь дарвиновский «Творец» - не более чем риторическая форма, персонификация созидательных («само-созидательных») сил природы, но ни как не реальная высшая сила с разумным замыслом.

    Эти строки можно рассматривать, как исповедание миропонимания деиста. Доктор зоологии, ректор Московского университета, Александр Андреевич Тихомиров ещё в 1924 г. вынужден был отметить, что после всего изложенного в книге «Происхождение видов» упоминание Дарвином «Творца» было ни к чему не ведущей и, по существу, не стоящей в согласии с дарвиновским мировоззрением уступкой11.

    Более того, сам Дарвин позже сожалел о том, что так закончил свою книгу. Через несколько лет после выхода в свет «Происхождения видов», в письме к Джозефу Гуккеру, Дарвин писал:

    1863 г. «Я уже давно пожалел о том, что уступил общественному мнению и пустил в ход выражение «сотворение» в той форме, в какой его употребляет Пятикнижие. Я под этим подразумевал только «появление» жизни в результате какого-то совершенно неизвестного нам процесса» 8  

    В приведённом высказывании мы видим приём, используемый агностиками, т.н. «метод чёрного ящика». Когда невозможно что-то объяснить, опираясь на исследованные вещи, ссылаются на неисследованную сферу научного знания с заявлением, что «раз мы не нашли ответа здесь, значит, он должен быть там!». В философском плане и в отношении научного метода «чёрный ящик» скорее похож на «чёрную дыру», затягивающую в себя всё на свете. Функционально здесь «чёрный ящик» используется как противовес фундаменталистскому «God of the gaps», очевидно, с целью освободить научное мышление от религиозной схоластики («всё, что мы не понимаем – это чудо»), заменив её… на новую схоластику, но уже не религиозную а материалистическую. Эта тенденция продолжается в развитии эволюционной теории до сих пор. Когда причины возникновения жизни на земле не были найдены, ответ на этот вопрос переадресовали к далёкому и не освоенному космосу – взять хотя бы панспермию Опарина. В отношении к научному методу этот подход является culpa lata (грубой ошибкой), т.к. нельзя что-либо доказывать или опровергать, опираясь на теорию (не доказанное).

    Как считает известный американский журналист Малькольм Магеридж, механизм этого «неизвестного процесса» Дарвин старался отыскать всю свою оставшуюся затворническую жизнь12. Важнейшим требованием к этому механизму было всякое исключение «чудесного», ненатурального, любого вмешательства Разумного Творца.

    1860 г. «Конечно, каждый волен верить, что человек появился вследствие особого чуда, однако я не вижу ни необходимости, ни вероятности этого». Письмо Л. Дженинсу 8

    Очевидно, вразрез с иудео-христианским представлением об уникальности человеческого бытия, Дарвин выражает согласие с натуралистической философией, говорящей, что человек по своей природе не имеет принципиальных отличий от других представителей живой природы.

    Не видеть необходимости в чуде – это философская концепция деизма. Если рассматривать такую точку зрения в рамках мировоззрения религиозного человека, то этот «антисупернатурализм» в самом деле граничит с простым материализмом, т.е. такую религиозность следует отнести к «практическому атеизму». Это состояние убеждений человека, когда внешняя приверженность какой-либо религии не сопровождается влиянием религиозных догм на убеждения этого человека (и, в частности, на его нравственный выбор).

    Весьма характерное для эпохи Возрождения противопоставление религиозного мышления (допускающего чудеса) материалистическому и  деистическому (отрицающему чудеса). Непрогнозируемость и неуправляемость сверхъестественных событий делает супернатурализм неудобным для научного метода.

     

    Далее следуют фрагменты из писем Дарвина, в которых он отнюдь не предстает перед нами человеком, стоящим на христианских позициях. Господь Иисус Христос указал на следующую взаимосвязь между высказываниями человека и его внутренними убеждениями: «От избытка сердца говорят уста»; «Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, богохульство, безумство»13.

    Какую оценку мы можем дать Дарвиновским убеждениям после тщательного, непредвзятого анализа следующих его откровенностей в сопоставлении их с Библейскими позициями?

    1860г. «Наличие страданий в мире чувствующих существ находится в остром противоречии с верой в существование всеблагого Божества» Аза Грею14

    Сложный вопрос теодицеи скорее приводит правоверных верующих к смирению перед превосходящей человеческое разумение Божественной мудростью. Дарвин не понимал, не верил и не хотел поверить, как Бог, сотворивший человека, наделив его свободной волей, одновременно может являться и святым, и благим, может проявлять любовь и одновременно с этим допускать страдания тех, к кому Его любовь направлена.

    1861 г. «… я не могу допустить, чтобы рудиментарные соски мужчины… были предначертаны. Я мог бы верить в это только тем же невероятным образом, каким правоверные верят в догмат святой троицы». Аза Грэю

    Скорее, под «не могу» автор имеет в виду «не хочу». Сам термин «рудименты» по своему определению не согласуется с научным методом, т.к. если назначение органа не известно, это не должно однозначно говорить о том, что этот орган бесполезен и не нужен. Исторический ракурс эволюционной теории показывает обратную тенденцию – из более чем сотни рудиментов, известных во времена Дарвина, в наше время осталось менее десятка. Это общая проблема суждения агностиков, ложное суждение: «если я не знаю Х, то это значит Y», хотя в формальной логике такой «довод из пустоты» значит только то, что он ничего не значит.

    Если человек называет невероятным веру в догмат о Святой Троице (единстве Трёх Личностей в Едином Неделимом Боге), то его уже никак нельзя назвать правоверным христианином.

    1867г. «Глупо касаться тем… намеков на то, что я думаю о роли бога в образовании органических существ». Д. Гуккеру

    Итак, здесь мы видим открытое исповедание Дарвина о нежелании учитывать понятие сверхъестественного в его мировоззрении, по вопросу, касающегося происхождения органических существ.

    1868 г. «Я нахожу чудовищным утверждение, будто религия не направлена против науки». Джозефу Гукеру

    Очевидно, под «религией» автор понимает средневековую католическую схоластику, не желая более конструктивно рассмотреть эту историческую проблему. Если взять основные религиозные убеждения, очистив их от «исторического мусора», то они не только не мешают научному мышления, но в значительной степени ему способствуют. Взять хотя бы философскую концепцию существования истины, познаваемости истины, постоянства законов и т.п. которые скорее религиозные по сути, нежели чисто материалистические.

    Конечно же, говоря о причастности к науке, Дарвин не имеет в виду «науку вообще», так как ему были хорошо известны примеры учёных, стоявших и стоящих на христианских позициях. Он имеет в виду ту науку, которая начала развиваться, основываясь на натуралистической философии.

    1870 г. «Моя теология – это просто хаос; я не могу смотреть на вселенную, как на результат слепого случая, однако не могу усмотреть и доказательства благотворного предначертания, или вообще какой-либо преднамеренности в деталях». Джозефу Гукеру

    Трудно себе представить учёного человека, который из вариантов «А есть Б» и «А не есть Б» не может предпочесть что-либо одно, когда, как говорится, «третьего не дано». Вероятнее всего, этот вопрос не достиг фазы решения по одной простой причине – он не представлял для Дарвина никакого интереса. А это не комплимент ему как учёному. Налицо педантичность в сборе и систематизации фактического материала в ущерб его интерпретации. Видимо, сам процесс сбора фактов интересовал Дарвина сильнее, чем их интерпретация.

    После окончания Кембриджского университета, получив диплом богослова, заявить, что в его теологии – неразбериха (хаос), это всё равно, что сказать: «я так ничего и не понял», либо: «всё, чему я научился, я решительно отверг».

    1870 г. «Весной я хочу опубликовать ещё одну книгу, частично касающуюся человека, которую, я убеждён, многие объявят очень нечестивой». Б.Д. Селивану

    Дарвин имел в виду книгу «Происхождение человека и половой отбор». В своей совести он был убеждён, что многие из тех идей, которые он излагал в своём очередном произведении, по сути, являются богохульными и, в самом деле, не могут быть названы иначе, чем нечестивыми.

    Здесь стоит привести цитаты христианских служителей, корректно отреагировавших на эти нечестивые идеи.

    Русский протоиерей города Томска Иа́ков Иа́ковлевич Галахов на странице 4 в статье «О религии», писал в 1914г.: «Дарвинизм устранил главные догматы о творении, промысле, искуплении; объявил иллюзией учение об образе Божьем в человеке… признал всё мирообразование механическим процессом»15.

    Католический богослов того времени Фр. Шахерль заявил: «Важно… то обстоятельство, что вместе с Адамом рушится и отпадает всё догматическое христианство. Если Адам в раю не согрешил, то нет нужды ни в каком Искупителе. Искупление оказывается тогда совершенно ненужным. Святой Павел говорит, что Христос – это второй Адам. Но если не существует первого Адама, то у нас нет нужды и во втором Адаме»16.

    Невозможно отрицать тот факт, что следующие ниже строки, взятые из названной книги, вдохновили на преступления против человечества таких деспотов прошлого столетия, как Ленин, Гитлер, Сталин, Мао Цзэдун, Чаушеску, Пол Пот.

    1871 г. «У дикарей слабые телом или умом скоро уничтожаются. Мы, цивилизованные народы, стараемся по возможности задержать этот процесс уничтожения, делаем все возможное для изучения способов их лечения, мы строим приюты для слабоумных, калек и больных... Таким образом, слабые члены цивилизованного общества плодят себе подобных. Ни один человек не будет иметь ни малейшего сомнения в том, что это обстоятельство - крайне неблагоприятно для человеческой расы. Едва ли найдется кто-либо настолько невежественный, чтобы позволить этим худшим ЖИВОТНЫМ размножаться»17.

    Эти же строки вдохновляют и по сей день тех, кто стоит на «гуманистических» позициях, и при этом оправдывает такие ужасные «научные» направления и общественные явления, как «евгеника», «клонирование человека», «аборты», «эвтаназию», «расизм», «геноцид» и «инфантицид».

    1871 г. «Для меня в некоторой мере нежелательно высказываться публично на религиозные темы, так как я недостаточно глубоко продумал их, чтобы найти оправдание в их опубликовании». Ф.В. Эбботу

    Опять же зададим вопрос: почему Дарвин, получивший степень бакалавра теологии, а потом и магистра, в Кембридже, так настойчиво избегает публичных высказываний по вопросам, непосредственно связанных с его академическим образованием?

    1871 г. «Я никогда не размышлял систематически о религии в отношении к науке или о нравственности в отношении к обществу…» Ф. Э. Эбботу

    Возможно, по отношению к научному методу, Дарвина следует отнести к довольно малочисленной группе учёных-эмпириков, которые считают личный опыт единственно достоверным знанием. Таковых больше интересует факт, который можно пронаблюдать и измерить, нежели какая-либо абстрактная идея. Следовательно, эмпирик свободен от тенденции прогнозировать последствия своих заявлений… это весьма характерно для Дарвина.

    К сожалению, тот, кто оказал огромное влияние на последующее развитие науки, не почёл нужным глубоко поразмышлять о религии и о её взаимосвязи с наукой, о взаимосвязи нравственности с социумом, а между тем, осмеливался утверждать, что «религия направлена против науки» и «наука не имеет ко Христу никакого отношения» (письмо к немецкому студенту18).

    1873 г. «Могу лишь сказать, что невозможность представить себе, чтобы эта величественная и чудесная вселенная вместе с нашим самосознающим «я» возникла случайно, кажется мне главным доводом в пользу существования бога, но я никогда не мог решить, имеет ли этот довод реальную ценность». Голландскому студенту

    Т.н. «телеологический довод» в пользу существования Бога, так же называемый «теорией разумного замысла» по собственному заявлению Дарвина является самым сильным. «Не мог» - не интеллектуально, а в волевом аспекте «не захотел» решать такой вопрос, либо из-за своей склонности предпочитать факты их интерпретации, либо из-за опасения нравственной ответственности, следующей за признанием истинности существования Бога.

    После прочтения отрывков, мы можем смело отметить, что подход Дарвина, кажущийся исключительно научным, всё же очень субъективен. Он «не может представить», он «не может допустить», он «не может решить», он «определяет степень ценности», ему «кажется» и т. д.  А разве Научный метод – это не совокупность данных, фактов, доводов и предположений, соответствующих действительности, а не только субъективные рассуждения, основанные на собственных наблюдениях и догадках?

    1878 г. «… много лет назад, когда я собирал факты для «Происхождения видов», моя вера в то, что называется персонифицированным [личностным] богом была столь же тверда как вера самого д-ра Пьюси; что же касается вечности материи, я никогда не утруждал себя такими неразрешимыми вопросами… нападки д-ра Пьюси будут столь же бессильны задержать хоть на один день веру в эволюцию, как было бессильно пятьдесят лет назад сильнейшее противодействие духовенства геологии…» Ч. Ридли

    Кроме признания в ослаблении веры в Личностного Бога, в этих строках Дарвин выражает свою веру в распространение иной веры, которую здесь он называет «верой в эволюцию».

    Дарвин не случайно использует религиозный термин «вера» в отношении эволюции. Здесь он говорит не просто об одной из научных теорий узко биологического значения, но о философской концепции, альтернативной религиозной концепции «разумного замысла». Эволюция как унифицирующая философская концепция простирается далеко за пределы биологии и подчиняет себе всю мировоззренческую систему, вплоть до этики и эстетики.

    Под геологией, очевидно, подразумевается униформизм Лайеля, прямо противоречащий религиозному катастрофизму. Несмотря на то, что «принципы геологии» Лайеля содержат теоретические догадки и предположения касательно отрицания глобальных катастроф, Дарвин опирается на них не с позиции рационализма, а как на мнение идеологического сторонника. Иначе ради объективности Дарвин упомянул бы, что униформизм представляет собой не более чем удобную теорию, а вовсе не научный закон как что-то доказанное экспериментально.

    1879 г. «Наука не имеет никакого отношения к Христу, за исключением того, что привычка к научному исследованию делает человека осторожным в принятии доказательств. Я лично не верю ни в какое откровение» Немецкому студенту18

    В отношении первой части заявления Дарвина мы упоминали чуть выше. В этом коротком письме немецкому студенту содержится явное отречение от веры в Божественное откровение, данное нам в Писании. И это – не единственное подобное заявление. Ближе к концу своей жизни, в автобиографии, Дарвин снова повторяет, что «постепенно перестал верить в христианство, как Божественное откровение». По словам жены Чарльза Дарвина, Эммы, написанным ею своему супругу в письме, «Отвергнуть откровение - это значит поставить под угрозу всё то, что было сделано для Вашего блага и блага всего мира»19. К сожалению, за этим предостережением не последовало желаемой реакции.

    Очень точно, на наш взгляд, замечание Т. Волобуевой по этому высказыванию: «В данном контексте Дарвин выступал как атеист, поскольку именно атеизму характерно противопоставление науки и религии»21.

    Писание неоднократно и однозначно утверждает, что «праведный верою жив будет», имея ввиду веру в Бога и в то, что открыто нам Им Самим именно посредством сверхъестественного откровения в Священных Писаниях. Эмма понимала это, и на наш взгляд, её слова об угрозе лишиться благ от Бога должны были прозвучать для мужа пророческим предупреждением.

    По словам дочери Чарльза и Эммы, Генриэтты, «можно заключить, что она (мать) в первые годы замужества очень страдала от сознания того, что мой отец не разделял её веры»22.

    1880 г. «Будучи решительным сторонником свободы мысли во всех вопросах, я всё таки думаю (правильно, или неправильно, всё равно), что прямые доводы против христианства и теизма едва ли произведут какое-либо впечатление на публику и что наибольшую пользу свободе мысли приносит постепенное просвещение умов, наступающее в результате прогресса науки. Поэтому я всегда сознательно избегал писать о религии. Впрочем, возможно, что тут на меня повлияла больше, чем следует мысль о той боли, какую я причинил бы некоторым членам моей семьи, если бы стал так или иначе поддерживать прямые нападки на религию». Карлу Марксу

    В этом письме Карлу Марксу Дарвин раскрывает своё неподдельное отношение к  христианской религии, и к теизму в целом, более, чем достаточно. Хоть он и отговаривает Маркса, а в его лице и всех тех, кто также разделяет атеистические взгляды последнего, от прямых нападок на религию, но лишь по одной причине: ещё не время. Но это время должно придти!

    У самого же Дарвина была ещё одна причина: нежелание причинить душевную боль верующим членам своей семьи. Однако, в этих строках тонкий Валаамов намёк, можно увидеть без особого труда. Дарвин как бы подсказывает атеистам направление: постарайтесь сделать всё для «просвещения умов» и «прогресса науки».

    Далее следует ряд высказываний из автобиографии Дарвина, имеющей название «Воспоминания о развитии моего ума и характера», и написанной им за 1876-81гг. Она вышла в свет с серьёзной цензурой, над которой постарался сын Чарльза Френсис. Можно прочитать их без комментариев, пусть читатели сами поупражняются в беспристрастном подходе. Фразы говорят достаточно ясно… [23]

    «Я не мог без колебаний заявить, что верю во все догматы англиканской церкви; впрочем, с другой стороны, мысль стать сельским священником, нравилась мне…»


    «Если вспоминать, как свирепо нападали на меня представители церкви, кажется забавным, что когда-то я и сам имел намерение стать священником…»


     «Однако в течение этого периода, т.е. с 1836 до 1839 года, я постепенно пришёл к осознанию того, что Ветхий Завет – с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения и с его приписыванием богу чувств мстительного тирана – заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря»


    «Так, понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и в конце концов я стал совершенно неверующим. Но происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения»


    «Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни»


    «Вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст [Евангелия] показывает, по-видимому, что люди неверующие - а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей - понесут вечное наказание. Отвратительное учение!»

    Эмма Дарвин так отреагировала на эти строки: «Мне было бы неприятно, если бы этот отрывок был опубликован»19


    «Я постепенно перестал верить в христианство как божественное откровение»


     «То душевное состояние, которое в прежнее время возбуждали во мне грандиозные пейзажи и которое было внутренне связано с верой в бога, по существу не отличается от состояния, которое часто называют чувством возвышенного и как бы трудно ни было объяснить происхождение этого чувства, вряд ли можно ссылаться на него как на доказательство существования бога с большим правом, чем на сильные, хотя и неясные чувства такого же рода, возбуждаемые музыкой»

    Т.И. Волобуева в своей публикации «Религиозные взгляды Ч. Дарвина», после обзора большей части выше приведённых  высказываний, делает следующее заключение: «Приведенный выше материал по нашему мнению однозначно свидетельствует о деизме английского ученого в начале его ученой карьеры и в конечном итоге потери Ч. Дарвином веры»20.

    К выводу об атеистических убеждениях Дарвина пришли многие атеисты, занимавшиеся специальным исследованием этого вопроса: Э. Кольман, С.Л. Соболь, И. Панчев, С. Гице, Г. Гурев…21

    Первый советский переводчик Автобиографии Дарвина - С.Л. Соболь считает бесспорным, что, в конце концов, Дарвин отбросил свой деизм и пришёл к полному отрицанию какого бы то ни было бога и загробной жизни, хотя и предпочитал называть себя «агностиком».

    Г.А. Гурев утверждает, что «несмотря на известные колебания и нерешительность в высказываниях о религии, Дарвин всё же был (мы бы сказали – «стал» – А.С.,Р.Д.) атеистом»22

    «Я сомневаюсь, можно ли в каком-либо смысле рассматривать Дарвина (к концу жизни) как религиозного человека». По словам известного антрополога Артура Кейта (Arthur Keith)23

    Американские публицисты Ян Тейлор24 и Джеймс Мур25, сделав тщательное исследование вопроса о надежности истории о так называемом покаянии ученого, пришли к заключению о её крайней спекулятивности.

    К тому же выводу пришли администраторы и исследователи, таких популярных вэб-сайтов, как www.positiveatheism.org и www.wikipedia.org:

    «Утверждалось, что Дарвин претерпел религиозное обращение во время болезни незадолго до смерти. Подобные истории активно распространялись разного рода религиозными группами и, в конце концов, приобрели статус городских легенд, однако они были опровергнуты детьми Дарвина и отброшены историками как ложные»26.

    Попробуйте предложить мусульманам (как наиболее непредвзятым «присяжным») проанализировать данный список Дарвиновских высказываний, в  той хронологической последовательности, какую мы привели, и спросите, что они думают о вере и убеждениях Дарвина? Можно предложить даже историю о покаянии, имеющую незначительную степень достоверности. Мы приводим её в приложении Б[27]. Что они вам ответят? Прислушайтесь к их мнению, отбросьте предрассудки и, не забывая следовать логике, сделайте собственные выводы. 

    Ссылки на источники:

    1   Чикагское Утверждение безошибочности Священного Писания, 1978;

    2 «Социальная позиция протестантских церквей России», Комитет по подготовке документа: Крушеницкий Виктор Петрович (председатель), Бак Павел Анатольевич, Витко Виктор Викторович, Иванов Михаил Вячеславович (члены комитета), Москва 2003г;

    3  «Чарльз Дарвин: портрет без ретуши», Галина Муравник, http://www.naukaibogoslovie.ru/?q=node/42   

    4  «Эти материалы, доступ к которым открыт на ряде англоязычных сайтов, позволяют проследить, как формировались в течение жизни не только научные взгляды Дарвина, но и его мировоззрение – религиозно-философское миросозерцание ученого. Полагаю, что без осмысления последнего невозможно адекватное понимание и интерпретация научных идей Дарвина».

    5  «Чарльз Дарвин – атеист или христианин?» Галина Муравник, статья в интернете на www.foma.ru , 8 ноября 2005г

    6  Дневник путешественника на «Бигле», Ч. Дарвин, 1938

    7  «Чарльз Дарвин. Воспоминания о развитии моего ума и характера», автобиография, перевод с англ. С.Л. Соболя, М.: Изд-во Академии  наук СССР, 1957

    8  «Избранные письма», Чарльз Дарвин, составление, перевод и примечания А.Е. Гайсиновича, под общей редакцией Н.И. Фейгинсона, М.: Изд-во Ин. лит., 1950.

    9  «Ч. Дарвин. Сочинения», т.9, с. 206  

    10  «Происхождение видов путем естественного отбора», Чарльз Дарвин, книга для учителя, М. «Просвещение», 1987

    11  www.wikipedia.org  статья «Александр Андреевич Тихомиров»

    12 «Наследие Дарвина» из цикла «Перекрёстки», ТВ-программа Дэвида Мэйнса, 1985

    13  Евангелие от Марка 7:20-23, Библия

    14  Здесь и далее цитаты: см. ссылку 8

    15  Иаков Иаковлевич Галахов, «О религии», стр.4, Томск, 1914г

    16 «Дарвинизм и религия», Г.А. Гурев, 1957

    17  Чарльз Дарвин, "Происхождение человека и половой отбор", 1871 год, Соч., М.-Л. 1927, т. II, кн. 1, с. 179

    18  из письма немецкому студенту от 1879г.

    19  Emma Darwin, A century of family letters, 1792-1896, Edited by Henrietta Litchfield, том 2, стр.188

    20  Религиозные взгляды Ч. Дарвина», Волобуева Т.И.,  http://www.portal-slovo.ru/impressionism/39454.php, 01.11.2008

    21  «Дарвинизм», Фёдор Правдин, учебник для педагогических институтов, 1968

    22  «Дарвинизм и религия», Г.А. Гурев, 1957

    23  «Darwin revalued», Arthur Keith, London, 1955

    24  Ян Тейлор «В умах людей. Ч. Дарвин и новый мировой порядок»

    25  «Легенда Дарвина», Джеймс Мур, Изд-во Бейкер Бук Хауз, 1994.


    27  Смотрите Приложение Б.

    Приложение А

    Основные события из жизни Дарвина

    1809 - родился 12 февраля в Шрусбери, Англия

    1818 - поступил в школу

    1825 - оставил школу

    1826 - поступил в ВУЗ в Эдинбурге

    1827 - оставил учёбу в Эдинбурге

    1827 - поступил в Крайст колледж в Кембридже

    1831 - получил диплом бакалавра богословия

    1831-1836 – проводит 5 лет на «Бигле» в кругосветном путешествии

    1839 – женился на Эмме Вудвард; принят в Королевское общество

    1837-59 – множество работ и публикаций

    1854-58 – работает над книгой «Происхождение видов»

    1859 - первое издание «Происхождения видов»

    1868-70 - разные книги и переиздание «Происхождения видов»

    1871 - книга «Происхождение человека и половой отбор»

    1872-81 - множество работ и публикаций

    1878 - присуждение степени доктора LLD; членство во Французской АН

    1876-81 – написание автобиографии

    1882 - скончался в Дауне 19 апреля

    Приложение Б

    История леди Хоуп на русском языке

    (перевод Атанова Станислава)

    История леди Елизабет Ред Хоуп

    Это был милый осенний денёк, когда меня попросили пойти и посидеть с Чарльзом Дарвином. Он был почти что прикован к постели последние несколько месяцев до самой смерти. Поддерживаемый подушками, казалось, он довольствовался негой, когда я вошла в комнату. Он махнул рукой в сторону окна, как бы показывая на удивительный закат за ним, в то время как в другой руке он держал открытую Библию, которую всегда изучал.

    - Что Вы теперь читаете? – спросила я.

     - «К Евреям» – ответил он, – всё ещё «К Евреям». Я называю его «Царское Послание». Затем он положил пальцы на определённые стихи и истолковал их.

    «Я делал ссылки на сильные утверждения, выраженные многими неверующими по поводу истории сотворения и затем их отношение к первым главам книги Бытия». Он выглядел несчастным, его пальцы нервно шевелились и вид агонии появился на его лице, когда он сказал: «Я был молодым человеком с несформированными мыслями. Я отбросил сомнения, предположения, удивляясь всему всякий раз. И к моему изумлению, идеи разошлись, как дикий костёр. Люди сделали из них религию». Затем он смолк и, после паузы, вновь обратившись к святости и великолепию Библии, которую так бережно держал, сказал:

    «У меня есть беседка в саду, в которой помещается до тридцати человек. Она – там (он указал в открытое окно). Я очень желаю, чтобы Вы поговорили там. Я знаю, что Вы читаете Библию в деревнях. Завтра после полудня я бы хотел, чтобы здешняя прислуга, некоторые постояльцы и кое-кто из соседей собрались там. Поговорите с ними?»

    - О чём мне поговорить с ними? – спросила я.

    О Христе Иисусе – ответил он ясным, выразительным голосом, добавляя низким тоном, - и Его спасении. Разве это не лучшая тема? И я так же хочу, чтоб Вы спели с ними несколько гимнов. А Вы поведёте их в пении на своём маленьком инструменте, не так ли?

    Вида торжественности на его лице я никогда не забуду, когда он добавил: «Если Вы начнёте собрание в 3 часа, это окно будет открыто, и Вы узнаете, что я присоединяюсь к пению».

    Цитата из «Бомбей Гардиан» («Бомбейский страж»), 25 марта 1916, профессор Х. Инок

    Похожие публикации
    Demo scene