• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » ГАЛЬПЕРИН Б.Г. - Христианство и коммунизм: различия в моральных ценностях и жизненной ориентации

    ГАЛЬПЕРИН Б.Г. - Христианство и коммунизм: различия в моральных ценностях и жизненной ориентации

    0 203

    Христианство и коммунизм: различия в моральных ценностях и жизненной ориентации

    Б.Г. Гальперин

    г. Запорожье, Украина

     В воспитании детей и молодежи превалирующее, а зачастую и определяющее значение отводилось и отводится моральной проблематике. При всей внешней схожести многочисленных моральных постулатов их реальное содержание нередко весьма разнится между собой. Такие различия во многом обусловлены мировоззренческими позициями. Но даже внутри, казалось бы, единого (или родственного) мировоззрения наблюдаются значительные отклонения в понимании и трактовке моральных норм.


    Католическая церковь на протяжении многих сотен лет не усматривала моральной ущербности крестовых походов или судилищ инквизиции. В современной Украине многие православные пастыри именем Иисуса Христа освящают орудия массового уничтожения людей: танков, военных самолетов, кораблей. Нередко освящаются бары, рестораны и другие "питейные заведения". Подобные действия сопровождаются совершением крестных знамений и окроплением "святой воды". Не ведая интернационального характера христианства /см. кол. З: II/, незыблемости требования побеждать злобу добром и относиться к ближнему с сердечной любовью, значительное число украинских греко-католиков продолжают питать ненависть к своим российским собратьям. Все это чуждо христианству, нравственному учению Спасителя.


    Проблемы забвения учения Христа со стороны множества верующих, именующих себя христианами, их фактическая измена воле Господа - отдельная и ответственная тема. В настоящем докладе речь пойдет не о различном отношении приверженцев отдельных христианских конференций к нравственному учению Иисуса Христа, а о сути понимания моральных ценностей евангельским христианством и атеистическим коммунизмом. Рассмотрение этого вопроса представляется весьма актуальным сегодня хотя бы потому, что нынешние коммунистические лидеры все чаще обращаются к христианству и христианам, призывая последних к "конвергенции" в осуществлении совместных действий за созидание справедливого социального устройства на земле. Лидер украинских коммунистов Петр Симоненко в газете "Голос Украины" дважды пытался убедить читателей чуть ли не в генетическом родстве коммунистических и христианских социальных и моральных доктрин / I /. В приверженности русскому православию неоднократно высказывался руководитель Российской компартии Геннадий Зюганов. С православными иерархами пытаются контактировать многие народные депутаты - члены коммунистической фракции.


    К сожалению, в потоке наших сограждан, потянувшихся ныне к христианству, мало тех, кто в состоянии распознать лицемерие и фальшь в утверждениях современных коммунистических идеологов, рядящихся в тогу друзей Христовых. Только этим можно объяснить тот досадный факт, что на прошлых выборах в Верховную Раду Украины, да и в местные органы власти многие православные верующие отдали свои голоса коммунистам. Замечу, к слову, что немощные и полуграмотные в религиозном отношении украинские христианские партии поддержки среди верующих почти не имеют. Голосование же христиан за коммунистов, которые на протяжении многих десятилетий глумились над ними, с моей точки зрения, представляет собой явление не только нежелательное, но и позорное.

     

    Походя, высказывая сожаление по поводу "притеснений верующих и подавлении деятельности религиозных организаций" в СССР, Петр Симоненко считает неправомерным "сегодня упрекать Компартию Украины за грехи ее предшественников - ренегатов". Нет, не ренегаты от коммунизма повинны в преследованиях христианства и христиан, а большевизм как выпестованная Ленином идеологическая и политическая система, выполняющая его бесовские указания в отношении религии и церкви. Сегодня украинские, российские, белорусские, молдавские и иные коммунисты продолжают превозносить Ленина, заявляют о верности его делу. А ведь он, Ленин не мыслил своей деятельности вне воинствующего атеизма, вне активной борьбы с религией, которую он считал "азбукой марксизма" /2/. Нелады получаются. Здесь стоит думать о том, что Христос призывал своих последователей остерегаться тех, кто приходит к ним "в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные" /МФ. 7: 15/.

    В настоящем докладе основное внимание будет уделено раскрытию не деятельности тех или иных коммунистических или христианских организаций, в практике коих может обнаруживаться отход от моральных установлений своих основоположников, а раскрытию содержания этих установлений, провозглашаемых самими основоположниками, как христианства, так и атеистического коммунизма.


    Прежде всего, заметим, что моральные правила в христианстве имеют абсолютную ценность и призваны играть первостепенную роль в жизни последователей Иисуса. Эти абсолюты, открытые людям через Библию имеют непреходящий характер. Именно они составляют основной воспитательный потенциал в утверждении христианских этических ценностей. Для христианина высшим источником нравственности является Бог. Попытки присвоить, кем-либо Его роль, в сущности, представляет собой богохульство. Христианская этика исходит из того, что ее нравственные ценности представляет собой обязанность человека перед Богом и перед ближними, что эта обязанность объективно совпадает с нравственными потребностями людей. Доказывая неразделимость любви к Богу и ближним, апостол Иоанн учил: Кто говорит "Я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец" /Ин. 4: 16/. Любить Бога - значит с любовью и преданностью служить людям. Христиане призваны сострадать ближним, сердечно участвовать в их нуждах проявляя тем самым любовь к Богу /См. МФ. 25: 35-40/. Эти положения составляют незыблемую основу воспитательных возможностей христианской морали.


    В коммунистической идеологии морали отводится всего лишь прикладное значение. Она представляет собой только средство для достижения определенных порою низменных целевых установок. Не случайно коммунистические деятели усматривали в христианстве серьезное препятствия на пути осуществления своих намерений. Еще в часы Парижской коммуны один из ее идеологов Огюст Бланки высказывался за необходимость насильственного уничтожения религии, которая, с его точки зрения, якобы служила главным фактором сохранения пороков в человеческом обществе. Вопреки реальности он писал: "До тех пор пока Бог будет царить в сознании людей, насилие будет господствовать в отношениях этих людей, несправедливость и варварство законов" /3/. "Самой свирепой из религий" Бланки считал христианство /4/.

     

    Лютую ненависть к Богу и христианству испытывал Ленин. В одном из писем к А.М. Горькому он писал, что "миллион грехов, пакостей и зараз физических" -- менее опасны, чем "идея боженьки" /5/. В речи на III-м съезде комсомола, которая в годы большевистской диктатуры в СССР считалась обязательной для изучения молодежью, Ленин подчеркивал, что большевики отрицают всякую мораль, которая выводилась "из велений Бога". Он утверждал, что воспитание молодежи должно включать не "всякие усладительные речи и правила о нравственности", а четкое понимание того, что "в основе коммунистической нравственности лежит борьба /подчеркнуто мной - Б.Г./ за укрепление и завершение коммунизма" /6/. В этом суть преломления коммунистами макиавеллевского принципа: "Цель оправдывает средства". Если ради победы коммунизма потребуется уничтожить миллионы людей, то с точки зрения теоретиков коммунизма, это будет морально оправдано.

    Злодеяния, творимые в истории людьми, именовавшими себя христианами, находились в вопиющем противоречии с Божественным учением Иисуса Христа. Злодеяния, чинимые коммунистическими извергами, вполне соответствовали моральным установлениям Ленина и его сподвижников.

     

    В книге советского экономиста Л. Крицмана "Героический период в истории русской революции", которая в свое время считалась приоритетной в воспитании большевизма автор, опираясь на коммунистическую моральную доктрину, предлагал измерять нравственный уровень революции количеством уничтоженных непролетарских элементов. Беспощадную классовую исключительность, социальное уничтожения класса эксплуататоров", Крицман называл "источником нравственного великого подъема".

     

    В литературе последних лет приводятся различные сведения о массовом истреблении населения собственных стран коммунистическими правительствами. В одной из книг высказывается предположение, что с октября 1917 г. до расстрела китайской молодежи на площади ТАНЬАНЬМИНЬ было загублено более 200 миллионов жизней. По сведениям британского журналиста Д. Дж. Стюарта Смита мировой коммунизм с 1917 по 1964 годы повинен в гибели 83 миллионов своих соотечественников. По оценке Ивана Багряного только в Украине с 1927 по 1937 годы было уничтожено более 10 миллионов человек /8/. Подобные варварские деяния, равно как и выселения целых народов с мест исторического обитания, с большевистской точки зрения не противоречат принципам коммунистической морали.

     

    Моральные оправдание подобных варварских деяний совершенно несостоятельно. Прогрессивное преобразования, как бы они не именовались (хотя бы и революцией) могут быть нравственно оправданными только в тех случаях, если они содействуют совершенствованию людей, развитию их добропорядочности, когда они служат делу любви, миролюбия, милосердия, терпимости и прощения. Безбожная коммунистическая мораль, как и мораль фашистов, была моралью насилия и жестокости, продажности, ненависти и всеобщей подозрительности, моралью подавления личности и ее свободы. Такая мораль не возвышала человека, а принижала его, вела к ущербности, деградации человека.

     

    В коммунистических партийных документах постулируется, будто их нравственные принципы вобрали в себя все лучшее, что было выработано человечеством /9/. Эта неприкрытая ложь. Достаточно сказать, что та величайшая добродетель, которая в этической мысли названа "золотым правилом нравственности" в коммунистических моральных кодексах неизменно отсутствовала. В наиболее полной форме это правило было выражено Христом в Его Нагорной проповеди: "Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" /Мф. 7: 12/. Конечно же, провозглашенная коммунизмом "классовая борьба" никак не совмещались с принципом: "поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой".

     

    В противовес нравственным постулатам коммунизма, христианская мораль полагает вершиной человеческого совершенства любовь к Богу и людям /См. Кол. 3: 14/. Она утверждает приоритет добра над злом. Христианская мораль - это мораль не страха, а свободы, свободы личности возрастающей на путях постижения ИСТИНЫ /См. Ин. 8: 32/.

    Воспитание людей в духе христианской морали - это воспитание добропорядочности и доброжелательности, умения прощать других и строго спрашивать с себя. Это мораль освобождения от произвола и насилия над другими. Это отказ от насаждения в людях ненависти и жестокости. Только такая мораль способна помочь людям стать светом мира, вести людей к святой праведной жизни.


    Литература:
    1. См. Симоненко П. Коммунисты и верующие - "Голос Украины", 27.04.95.
    2. Ленин В.И. Полн. Собр. соч. Т. 17, с. 418.
    3. Парижская коммуна в борьбе с религией и церковью. - М., 1983, с.39
    4. Там же, с.49
    5. Ленин В.И. Полн. собр. соч. т. 48, с. 149.
    6. Там же, т. 41, с. 307-313.
    7. Цит. По "Эврика", м., с. 278-279.
    8. Ноубель Дэвид. Осмысливая современность. Киев, 1998, с.114.
    9. Нравственный идеал коммунистов. - М., с. 257. 
     
    Похожие публикации
    Demo scene