• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » СИДОРОВ Г.Н. - "Естественнонаучные возражения относительно дарвиновской и синтетической теорий эволюции"

    СИДОРОВ Г.Н. - "Естественнонаучные возражения относительно дарвиновской и синтетической теорий эволюции"

    0 38
    Все статьи автора: Сидоров Г.Н.

    Сидоров Г. Н. Омский государственный педагогический университет

    Шустова О. Б. Омский государственный аграрный университет 

    Приводится оригинальный подбор анатомических и  морфофизиологических доказательств свидетельствующих об отсутствии, научной верификации  эволюционных понятий:  «постепенность» и «естественный отбор»  на примере таких таксонов как: прокариоты, простейшие, немертины, пиявки, трилобиты, морские ежи, бесчерепные, круглоротые, рыбы, амфибии, рептилии, птицы, млекопитающие. Предлагается отделить факты от их интерпретации, а в системе образования - разрабатывать и внедрять в учебные программы.


    Дарвинистам хорошо известна фраза их учителя: «Если бы возможно было показать, что существует сложный орган, который не мог образоваться путем многочисленных, последовательных незначительных изменений, моя теория потерпела бы полное крушение. Но я не могу найти такого случая» [Дарвин,1987, с.132]. Современная синтетическая теория эволюции, частично видоизменив представления классического дарвинизма, продолжает стоять на основных позициях Ч. Дарвина. Многие ее постулаты не отличаются от тех, что были выдвинуты 150 лет назад: «Эволюция носит постепенный и длительный характер и ее ведущим фактором является естественный отбор, основанный на отборе случайных и мелких мутаций». [Лихачев,2003, 2008].

    Цель публикации – рассмотреть оригинальные анатомо-морфологические опровержения теории эволюции на уровне конкретной доказательной базы. Приведенные ниже факты почерпнуты из современной научной и учебной литературы [Шмальгаузен,1969; Наумов,1973; Догель, 1975; Натали, 1975; Наумов, Карташев,1979; Ромер, Парсонс,1992;  Медников,1994; Дзержинский, 1998; Константинов и др. 2000, 2001; Иорданский, 2001; Шарова,2002]. На приведенных  примерах прослеживается отсутствие таких доказательств дарвиновской и синтетической теорий эволюции как «постепенность» и «естественный отбор».

    1. Прокариоты и эукариоты

    С точки зрения филогенеза эукариотические (ядерные) организмы «произошли» от прокариотических (доядерных, бактериальных) в раннем протерозое 0,9-1,3 млрд. лет назад. Различия между ними столь глобальны, что систематики относят их к разным надцарствам империи клеточных организмов. Кратко упомянем о том, что у эукариотов необъяснимым образом в клетках образовалось оформленное ядро, появились митохондрии, пластиды, комплекс Гольджи и другие органоиды, митоз. А.Н. Северцов (1866-1936) для такого рода ненаблюдаемых крупных новообразований применил термин ароморфоз. После появления этого метафизического термина «научным» сообществом дарвинистов было аксиомально решено, что если какие- либо  прогрессивные преобразования живой материи когда-либо понадобится объяснять, то их надо назвать ароморфозом и это будет соответствовать научному доказательству их макроэволюционного происхождения. Конкретизируя «происхождение» эукариотической клетки от прокариотической эволюционисты выдвинули два объяснения, названные аутогенной и симбиогенной концепциями. Первая – подразумевает постепенную дифференциацию прокариотической клетки до мембранного комплекса, вторая – эндогенный симбиоз крупных и мелких прокариот [Иорданский, 2001]. Эти метафизические аксиомы приведены во всех монографиях и учебных пособиях по биологии, но они обошли молчанием  вопрос о разительном отличии в строении у прокариот и эукариот жгутиков.

     2. Жгутики и реснички у доклеточных и клеточных организмов.

    Бактериальные (прокариотические) жгутики - это полые, не способные изгибаться трубчатые нити, простые выросты цитоплазмы из молекул белка флагеллина. Источником их вращательных движений является базальное тело («мотор») получающее энергию за счет электрохимического градиента ионов водорода на базальной мембране [Иорданский,2001; Медников,1994]. Принципиально иным образом устроены жгутики, реснички, в том числе и хвостики почти всех сперматозоидов клеточных (эукариатических) организмов от простейших до млекопитающих. В каждом жгутике и ресничке клеточного организма внутри общей овальной мембраны находится 11 двойных продольных волокон (фибрилл). Две центральные микротрубочки, заключенные в капсулу, расположены в центре хвостика сперматозоида и девять двойных сократимых микротрубочек – по периметру жгутика (9+2=11) (аксонема). Центральные фибриллы выполняют опорную функцию, а периферические – двигательную.  Энергия их «моторчика» (кинетосомы) вырабатывается за счет АТФ [Догель,1975; Натали,1975, БЭС, 1995]. Откуда взялась АТФ в митохондриях клеток эволюционистам «известно». Они уверенно называют это явление  ароморфозом, а также «аутогенной» или же «симбиогенной» концепциями. Ч. Дарвин про такое строение жгутиков и ресничек не знал. Современные эволюционисты знают, но им ничего не приходит в голову даже для гипотетического (это бы было как раз совсем «научно») объяснения того как простой вырост цитоплазмы «случайно» и «постепенно», под действием естественного отбора, вдруг превратился в 11-ти трубочную аксонему. Именно «вдруг» и сразу, поскольку никаких промежуточных состояний нет ни в палеонтологических находках, ни в современных организмах. Впрочем «доказательная» аугментация, по аналогичным явлениям все же есть. И.Х. Шарова (2002) пишет: «Морская фауна кембрия включала уже почти все типы и многие классы животных, существующих ныне. Это свидетельствует о том, насколько длительной и сложной была эволюция животных в предшествующую эпоху». Такое «доказательство» не есть конкретная наука, а всего-навсего метафизический подход к данной проблеме.

    Жгутики и реснички практически всех животных и растений устроены по единому плану. И хотя они образовались не понятно, каким образом (единственное «доказательное» объяснение их образования – метафизический термин «ароморфоз») среди этой, обязательной вроде бы для всех эукариотических организмов данности имеются два  любопытных антиэволюционных исключения. У самых простых многоклеточных организмов из типа Пластинчатые (Placazoa) – трихоплаксов спермии вообще без жгутиков и устроены в виде S-клетки [Шарова, 2002]. Но следуя логике эволюционной теории у трихоплаксов жгутики должны были быть в первую очередь. Потому что, по мнению эволюционистов, «трихоплакс» – древнейший многоклеточный организм, «живой свидетель» многоклеточности, родословная которого уходит за миллиард лет» [Медников, 1994]. Кроме того, именно особенности морфологии и экологии трихоплакса, по мнению основоположника филогении беспозвоночных А.В. Иванова, являются якобы «живой моделью» гипотезы И.И. Мечникова о происхождении многоклеточных (гипотеза фагоцителлы). Почему же у «живой модели» всех многоклеточных половые клетки устроены вопреки «естественному отбору» не так как почти у всех её потомков?

    Второй случай отсутствия жгутиков и ресничек у ядерных организмов – круглые черви нематоды. Спермии у них без жгутиков и передвигаются они амебоидными движениями. Кроме того, у нематод нет типичных для всех других червей органов выделения – протонефридий, поскольку функционирование этих структур основано на движении ресничек. У всех близких к нематодам классов (коловраток, скребней, волосатиков и др.) и жгутики и протонефридии с ресничками имеются, у нематод их нет. Круглые черви выводятся от якобы их предшественников – плоских червей. Никто при этом не акцентирует внимания на том, что у плоских червей есть и жгутики и реснички устроенные по типу аксонемы (9+2=11).

    Мы полагаем, что на примере сравнения прокариотических и эукриотических жгутиков и ресничек нам удалось показать «существование сложного органа, который не мог образоваться путем многочисленных, последовательных незначительных изменений». По выражению Ч. Дарвина уже одно это явление должно привести его теорию к «полному крушению».

     3. Немертины, пиявки, трилобиты, морские ежи и дарвинизм.

    В океанах, реже в пресных водах и в почве обитают около 800 видов червеобразных животных немертин (Nemertini). Систематики выделяют их в особый тип, а эволюционисты выводят от плоских червей. Но в организме немертин причудливым образом сочетаются помимо своих специфических особенностей еще и анатомо-морфологические признаки всех трех типов червей (плоских, круглых и кольчатых). У немертин, как и у плоских червей, тело заполнено бесструктурной тканью паренхимой и покрыто ресничным эпителием, а нервная система устроена по типу лестницы (ортогон). На представителей круглых червей у немертин похож сквозной кишечник с анусом и наличие кольцевых и продольных мышц. С типом кольчатых червей у немертин сходно строение кровеносной системы, а также присутствие в хоботке вторичной полости тела – целома. В соответствии с представлениями синтетической теории эволюции немертины должны иметь единый филогенетический корень (монофилетическое происхождение). Но они сочетают в себе признаки сразу плоских, круглых и кольчатых червей одновременно. Кроме того, поскольку промежуточных групп между немертинами и разнообразными червями нет, то немертины это классический пример мозаичной группы животных сочетающих в своем организме разнообразные признаки, слияние которых нельзя объяснить ни «постепенностью» развития ни «естественным отбором, основанным на случайных и мелких мутациях».

    Выделительные органы всех  многоклеточных беспозвоночных животных имеют клетки собирающие продукты распада (протонефридии, метонефридии, целомодукты, баянусовы органы, антеннальные и коксальные железы, мальпигиевы сосуды и др.). От всех этих органов отходят выделительные каналы выводящие «мочу» наружу. Но у единственного класса живых организмов – пиявок (Hirudinea) выделительные органы (воронки метанефридиев) вопреки логике эволюционной парадигмы  слепо, замкнуты  и не имеют, как у всех организмов, связи  с выделительным (нефридиальным) каналом. «Моча» (продукты диссимиляции) пиявок вынуждена осмотически просачиваться сквозь ткани тела в отдельно расположенный выводковый  нефридиальный канал и только потом удаляться из организма. Пиявки относятся к типу кольчатых червей, у которых выделительная система устроена по сходному с другими организмами сквозному типу. Почему естественный отбор не повел пиявок путем «случайный и мелких мутаций» по «проторенному эволюцией» и очень рациональному пути  прямого удаления продуктов распада из организма?

    Трилобиты жили на земле 570-190 млн. лет назад. Предком трилобитов считают сприггину (Spriggina). Это организм из эдиакарской фауны венда с неясной таксономией, очень отдаленно напоминающие трилобитов больше походил на кольчатых червей. Но выводить трилобитов больше не откуда. Трилобиты имели сложное развитие со стадией личинки. У них было фасетчатое, мозаичное зрение. Глаз имел роговицу и располагался на длинных стебельках, как у современных ракообразных и брюхоногих моллюсков. Тело трилобитов было покрыто хитиновым покровом пропитанным солями кальция и кремния. Ни одной из этих особенностей у «предка» трилобитов сприггины не было. Она была мягкотела и скорее походила на червя. Вышеупомянутые уникальные особенности появились у ископаемых трилобитов сразу без предшествующего развития, поскольку у всех организмов вендской или эдиакарской фауны (650-570 млн. лет назад) твердого скелета не было  [Иорданский,2001]. Мягкотелых животных венда обнаруживали на Кольском полуострове, в Якутии, Австралии и даже в Антарктиде, но твердых хитиновых панцирей, подобных трилобитам, или известковых раковин моллюсков и плеченогих (они появятся в кембрии) в этих отложениях не найдено. Крупнейший эволюционист–палеонтолог современности Дж. Г. Симпсон (1902-1984) считал, что «отсутствие докембрийских окаменелостей» и непонятно на какой основе возникший «кембрийский взрыв живых существ – это главная загадка жизни» [Алферов,2004].

    Заметим то, что Дж. Г. Симпсон обычно всегда придумывал названия необъяснимыми явлениями эволюции,  присваивая им разные субъективные термины, которые, по его мнению, и к удовлетворению других эволюционистов «исчерпывающе» объясняли не поддающиеся палеонтологической проверке явления. Так Симпсон ввел термины филетическая эволюция – неветвящаяся линия непрерывных предков и потомков образованная под влиянием движущего отбора, горотелия – обычный темп эволюции; тахителия – ускоренный темп эволюции; квантовая эволюция – высокие темпы эволюции, мегаэволюция – эволюционные процессы, ведущие к образованию классов и типов. Объяснял монофилию, как происхождение высокого таксона от более низкого, например, класса млекопитающих от отряда терапсид; ввел термин «хроноклин» как обозначение постепенного изменения какого либо признака в видах, сменяющих друг друга. [БЭС, 1995]. То есть бездоказательных терминов Дж. Г. Симпсон  предложил много, но даже он не рискнул предлагать тот или иной семантический термин объясняющий отсутствие докембрийских окаменелостей  и  внезапное появление глаз у трилобитов. Н. Н. Иорданский (2001) уверяет, что почти одномоментное появление в кембрии всех известных типов животных могло произойти в связи с увеличением в атмосфере Земли содержания кислорода до уровня 0,01 от современного его содержания в атмосфере (точка Пастера). Но после изложения этой умозрительной гипотезы (Беркнера и Маршалла)  Н.Н. Иорданский опять прибегает к излюбленному «научному методу» эволюционистов – бездоказательному голословному утверждению: «Итак, в раннем кембрии произошел взрыв формообразовательной эволюции, который в течение примерно 15 млн. лет привел к появлению в палеонтологической летописи представителей почти всех известных типов организмов» (стр.170).

    На сложность строения трилобитов эволюционисты все же посетовали. Но про морских ежей, появившихся в кембрии 570 млн. лет назад они даже не упомянули. У морских ежей есть жевательный аппарат – «Аристотелев фонарь». Это сложнейший и только для этих животных характерный орган. Он состоит из 25 известковых перекладин и пластинок, подвижно соединенных между собой при помощи мышц. Пять из этих пластинок окружают рот, образуя так называемые зубы. Зубы эти соскребают растительную и животную пищу с субстрата [Догель,1976]. Следуя дарвиновской и синтетической теориям эволюции  «Аристотилев фонарь» создавался только для морских ежей путем «мелких мутаций» и «филогенетических преобразований» под «контролем естественного отбора» на «заре» становления жизни. При этом никаких ни полу–, ни четверть–«фонарей» в палеонтологии не обнаружено. «Фонарь» появился сразу сложным и специализированным.

    А.С. Северцов (2004)  пишет: «Несмотря на трудности, будущее эволюционизма в эмпирических исследованиях». Продолжим ряд эмпирических возражений против дарвиновской теории эволюции на примере позвоночных животных. Часть из них была опубликована нами ранее [Сидоров и др., 2003; Шустова, Сидоров, 2009], а некоторые из них переданы А.С. Северцову лично на «Зоологической конференции» в г. Новосибирске 16 .09.2004 г. К сожалению, его последний учебник «Теория эволюции» (2004) был сдан в набор несколько раньше нашего личного общения. Незнание, а скорее всего невнимание к серьезной критике, по всей видимости, и дало возможность ученому-эволюционисту в «Заключении» к своему учебнику написать: «Об эволюции любят поговорить очень многие, включая богословов и средства массовой информации. Обычно  эти разговоры ведутся на уровне  даже не программы средней школы, а на уровне второй половины позапрошлого века» [Северцов,2004, с. 365]. В этом А.С. Северцов не прав, поскольку либо не знает, либо умалчивает о многочисленных серьезных публикациях современных антиэволюционистов. Сторонникам аналогичной позиции мы напомним цитату В.И. Ленина  «… вы их не знаете? Но невежество не есть аргумент» [Ленин,1947, т. 14 с.71]. Напоминаем о наличии серьезной естественнонаучной аргументации критикующей теорию дарвиновской эволюции [Морленд и др.,2000; Ольховский, 2002; Назаров, 2007; Чайковский, 2008 и др.].

     Доказательная база дарвинизма восходит к трудам Эрнста Геккеля, который предложил исследовать филогенез методом тройного параллелизма, подразумевающий знание морфологии, эмбриологии и палеонтологии.  Привлечение данных палеонтологии  в качестве доказательной базы привело к рождению биогенетического закона, Этот закон установлен  Мюллером (1864)  и сформулирован Э. Геккелем (1866): «Онтогенез есть краткое повторение (рекапитуляция) общих тенденций филогенеза данного вида».

    Филогенез, по Геккелю, осуществляется путем прибавления, наращивания, новых  стадий в конце онтогенеза, но он не может удлиняться бесконечно и число этих стадий постепенно сокращается.

    Кроме того на всех стадиях онтогенеза  возникают новые признаки, связанные с условиями внешней среды. Эти признаки, нарушающие  рекапитуляцию, Геккель назвал ценногнезами, например появление амниона, хориона и аллантоиса у позвоночных.  Но есть и консервативные признаки, которые никогда не меняются – палингенезы, например закладка экто- и эндодермы, нервной трубки и хорды. Этот закон Э.Геккель и другие эволюционисты использовали в качестве  доказательства эволюции.  Современные эволюционисты признали, что ценогенезы чрезвычайно обильны в любом конкретном онтогенезе и рекапитуляция целых филогенетических стадий невозможна. Рекапитулируют лишь отдельные признаки и процессы.

    Ниже мы предлагаем рассмотреть примеры неустойчивого состояния таких нерушимых палингенезов как  эктодерма, мезодерма, энтодерма, а также строение нервной системы и позвонков.

     4. Ланцетники и дарвинизм

    Относительно просто устроенных животных – ланцетников (точнее первичных бесчерепных вроде пикаи) ставят в основу эволюционного древа всего типа хордовых и подтипа позвоночных [Пальмер,2001]. Но, у ланцетников выделительная система в виде трубочек нефридиев формируется из эктодермы – наружного зародышевого листка. У всех других позвоночных (которые якобы произошли от первичных бесчерепных) органы выделения и размножения закладываются в мезодерме – среднем зародышевом листке. Во всех учебниках утверждается, что А.О. Ковалевский (1840-1901) на примере ланцетника «решил» вопрос об эмбриональном развитии всех хордовых. Мы считаем, что современный биолог должен осознавать, что такой консервативный процесс, как закладка выделительной системы в ранних зародышевых листках, подвергает сомнению любые гипотетические построения, связывающие ланцетника с позвоночными животными. Такие и нижеупомянутые нами морфофизиологические явления не меняются самопроизвольно. Это признавал даже основоположник филогенетического направления дарвинизма  Э.Геккель (1834-1919), когда искал теоретические «подпорки» для своего биогенетического закона и бездоказательно придумывал понятия ценногенезов (признаков «нарушающих» рекапитуляцию) и палингенезов (консервативных, ненарушаемых признаков).

     5. Круглоротые и рыбы

    Считается, что рыбы, а вслед за ними все другие позвоночные животные произошли от бесчелюстных (Agnatha), в частности от парноноздрёвых бесчелюстных (Pteraspidomorphi). Но точно известно то, что жаберные мешки бесчелюстных круглоротых (к ним относятся современные миноги и миксины) выстланы энтодермой. А у всех остальных жабернодышащих, в частности у якобы произошедших от них рыб, жабры образуются из эктодермы. Расхождение в образовании такого консервативного признака, как дыхательная система, опровергает доводы эволюционистов.

    Лимфатическая система – это сосуды, собирающие лимфу из тканей и  органов и отводящие её в венозную систему. Она является важнейшей жизненной необходимостью почти всех позвоночных животных. Однако у химер (подкласс хрящевых рыб) и двоякодышащих рыб (инфракласс или надотряд рыб) такая система отсутствует. Это настолько нелогично, что эволюционисты даже не пытаются объяснить этот факт.

    Приобретение такого ароморфоза, как замкнутая кровеносная система – бесспорное благо. У ранее упомянутого ланцетника эта система замкнутая. У «произошедших» от его предков круглоротых – миног она тоже замкнутая, а у их «родственников» миксин – незамкнутая [БЭС, с. 362]. А далее у всех остальных классов позвоночных животных – опять замкнутая. С точки зрения распространенных представлений эволюции это явление необъяснимо. Именно поэтому в учебной литературе для студентов этот факт не упоминается [Наумов,1973; Наумов Карташев,1979; Константинов и др.,2000].

    У костистых рыб органы выделения выводят только мочу. Половые продукты у самцов выводятся через специальные семяпроводы, а у самок – либо в короткий яйцевод, либо сразу в половое отверстие. У хрящевых рыб и древних щитковых, от которых якобы произошли костистые рыбы, вольфовы каналы у самцов выводят кроме мочи ещё и половые продукты, а у самок созревшие яйца выпадают сначала в полость тела. Эволюционисты никак не объясняют то, что у самцов амфибий, произошедших якобы от костистых рыб, вольфовы каналы выводят опять и мочу, и сперматозоиды. А у самок, как амфибий, так и рептилий, птиц и млекопитающих, яйца из яичников сначала выпадают в полость тела. То, что мочеполовая система костистых рыб отличается от всех и «предшествующих и последующих» эволюционных групп, признают все биологи, но никаких объяснений по этому поводу не делается, поскольку это не иллюстрирует, а напротив, деформирует древо эволюции.

    Практически у всех современных рыб (более 20 тыс. видов) позвонки амфицельные (двояковогнутые) и только у единственной группы – каймановых или панцирных щук Америки – они опистоцельные (выпуклые спереди и вогнутые сзади). Зоологи никогда не скрывали этого факта, однако эволюционисты его почему-то никогда не анализировали.

     6. Амфибии, рептилии и птицы

    Форма позвонков – явление очень консервативное. Тем не менее, у якобы произошедших от рыб земноводных у разных систематических групп строение позвонков разнообразно. А у бесхвостых амфибий (жабы, лягушки, квакши и др.) появляется новый, отсутствующий у рыб тип позвонков – процельные (вогнутые спереди и выпуклые сзади). При этом у относительно близких к ним видов того же отряда  гладконогих позвонки амфицельные, а у круглоязычных (жерлянки, жабы-повитухи) и  пип – опистоцельные. То есть, сходные по внешнему облику и другим анатомическим признакам и отнесённые к одному отряду, да ещё и «произошедшие от предков» с амфицельными позвонками бесхвостые амфибии почему-то приобрели три разнообразных типа позвонков. Никаких преимуществ разная форма позвонков друг пред другом, очевидно, не имеет. Следовательно, с точки зрения изменчивости и естественного отбора она возникнуть не могла.

    Совершенно необъяснимо с точки зрения эволюции сочленение позвонков шеи у черепах. Передние позвонки у них опистоцельные, средние – амфицельные, а задние – процельные [Дзержинский, 1998].

    Самих эволюционистов очень заботит «вопрос о гомологии костей крыши черепа у кистеперых рыб и тетрапод (четвероногих). Дело в том, что у рипидистий (кистеперых рыб) теменное отверстие всегда располагается между лобными костями, а у якобы произошедших от них амфибий – всегда между теменными костями. Для объяснения этого не вписывающегося в эволюцию «недоразумения» было предложено шесть (!) теорий (Седерберга, Уэстолла, Шмальгаузена, Парингтона, Шишкина  и Лебедкиной). [Цит. по Дзержинскому, 1998]. Каждая из теорий, отвергая предыдущую, не переставала быть субъективной, выходящей за пределы эмпирической науки, то есть метафизичной.

    Земноводные не переносят ни солёной воды, ни засолённости почв. В связи с этим, эволюционисты считают, что они произошли от пресноводных рыб. Почему эти рыбы (рипидистии) были пресноводными и как установили это, заглянув в на 350 – 400 млн. лет назад – не совсем ясно. Но рипидистии, не успев даже вымереть, без всяких промежуточных форм вдруг превратились 360 млн. лет назад в ихтиостегидов, а те без всяких переходов в тот, же временной период – в стегоцефалов.  Все эти животные вымерли 200-250 млн. лет назад. Затем в палеонтологической летописи в отношении земноводных появляется пробел – 50-100 млн. лет (хотя останками других животных и растений этот пробел густонаселён!). И только 150 млн. лет назад, якобы от стегоцефалов (давно уже вымерших) появились две ветви современных амфибий – тонкопозвоночные и дугопозвоночные. Эти амфибии совершенно не переносят соль. И от тех же стегоцефалов якобы появились древние рептилии, очень хорошо переносящие соленость. Есть и такая версия, что предками древних рептилий – антракозавров были древние дугопозвоночные лабиринтодонты. У этих лабиринтодонтов, как и у всех амфибий, было два затылочных мыщелка, а у произошедших от них рептилий – один мыщелок. Чем помешал второй мыщелок эволюционному процессу – непонятно. Но интереснее другое. У птиц, якобы произошедших от рептилий, мыщелок тоже один, а у млекопитающих, от тех же рептилий «произошедших», мыщелков опять два. Утверждение о том, что эти классы произошли от разных систематических групп рептилий, неубедительны и субъективны. Субъективизм доказывается отсутствием, каких либо промежуточных форм между этими группами организмов.

    7.   Млекопитающие и эволюция

     Первозвери – утконос и ехидна выводятся от многобугорчатых млекопитающих на основании того, что зубы многобугорчатых были похожи на зубы зародышей утконосов. Обращаем внимание на то, что, многобугорчатые вымерли в конце мелового периода (65 млн. лет назад), а первые остатки однопроходных обнаружены только в плейстоцене – максимум 2 млн. Тенреки, или щетинистые ежи из отряда насекомоядных, по мнению дарвинстов, считаются очень примитивными млекопитающими, близкими к пресмыкающимся. На это указывает строение их мочеполовых и анальных каналов, открывающихся в общую «клоаку». Но в ископаемом состоянии эти «древние» тенреки неизвестны [Литвинов, 1992]. Но эволюционистов такие несостыковки  не смущают, и они, как и 150 лет назад объясняют их «неполнотой палеонтологической летописи». Хотя этот аргумент уже утратил корректность.

    Потовые железы млекопитающих якобы гомологичны кожным железам амфибий [Дзержинский, 1998] . Но напомним, что по эволюционной «теории» млекопитающие произошли от рептилий, у которых кожных желез практически нет. Для такого рода принципиально новых зачатков как потовые желез у млекопитающих и им подобных несостыковок эволюции А.Н. Северцовым предложена теория филэмбриогенеза и выдуман термин архаллаксис. Обращаем внимание на то, что, если  потовые железы у млекопитающих появились, то совершенно нелогичным с точки зрения эволюции выглядит почти полное отсутствие потовых желез у собак, которые для охлаждения организма вынуждены открывать рот и испарять влагу с языка.

    В западной и центральной Африке обитает полуобезьяна золотой потто (Arctocebus calabarensis).  Зверек ведет древесный образ жизни. Тем не менее, у него почти полностью редуцировались указательный палец на передней ноге и второй палец на задней. У обитающего в тех же районах обыкновенного потто (Perodicticus potto) указательный палец на передних конечностях тоже сильно редуцирован [Соколов,1973]. Каким образом редукцию пальцев можно соотнести с идеей естественного отбора, который должен был оставлять в природе древесных животных, как можно сильнее хватающихся за ветки?

     8. Семантические «доказательства» теории эволюции

    Теоретики дарвинизма, видимо, осознавая недостаточность профессионально–научного обоснования процессов макроэволюции  пользовались и продолжают пользоваться очень своеобразными приемами доказательства своих воззрений. Их можно назвать семантическими (от греч. sëmantikós – обозначающий). То есть придуманными на уровне звука. Так если нужно было бездоказательно заявить, почему одни организмы несопоставимо отличаются от других, то это несуществующее явление называлось выдуманным термином «ароморфоз», а для объяснения закладывания в организме необъяснимых эволюцией органов  образовывалось слово «архаллаксис». Если скорость эволюции дарвинистам надо было считать обычной, они изобретали термин «горотелия», если ускоренной «тахителия», а то и вообще «квантовая эволюция».

    Когда стала очевидна шаткость доказательной базы биогенетического закона Мюллера-Геккеля, был предложен термин  «ценогенез» - объясняющий «нарушения рекапитуляции» и консервативный и нерушимый «паленгенез», который, как мы показывали выше, тоже не является нерушимым.

      Эволюционистам никогда ничего не надо было доказывать. Так никому непонятная связь разных организмов между собой в венде и в кембрии просто напросто бездоказательно «свидетельствовала о том насколько длительной и сложной была эволюция в предшествующую эпоху». Если какой-то организм был нужен для подтверждения «теории эволюции» то также безапелляционно заявлялось, что он «живой свидетель» или «живая модель» эволюции (пример с трихоплаксом). Если же организм своими особенностями теорию эволюции не подтверждал, то он объявлялся «боковой ветвью эволюции». При наличии необъяснимых разрывов в  ветвях  «эволюционного древа» всегда использовался, самый любимый, хотя уже и малоубедительный к началу XXI века аргумент дарвинистов: «неполнота палеонтологической летописи».

    К современной синтетической теории эволюции, в которую трансформировалась эволюционная гипотеза Ч. Дарвина как нельзя лучше подходит предлагаемое нами определение семантическая мифологизация. На протяжении существования эволюционного учения её сторонники заявляли, что их главной задачей является «исключение элементов гипотетичности этой теории» [Завадский, Колчинский, 1977]. Однако, как показал анализ, проведенный большим сообществом исследователей, «доказательства эволюции» интерпретируются по-разному не только противниками эволюционного подхода, но и самими эволюционистами. В настоящее время среди биологов большой популярностью пользуются монографии В.И. Назарова «Эволюция не по Дарвину» (2007) Ю.В. Чайковского «Активный связный мир» и  в которых авторы с использованием принципиально нового анализа, стоя на материалистических позициях, очень обоснованно критикует Дарвиновскую и синтетическую теории эволюции. Совершенно очевидно то, что, обе эти теории, продолжают существовать только в области семантической мифологии и является по меткому высказыванию известного философа науки К. Поппера не более чем «метафизической исследовательской программой» [Popper, 1976], отчаянно претендующей на конкуренцию с другими научными и метафизическими гипотезами и теориями.

     

    Заключение

    С 15-17 октября 2009 года в г. Ялта (Украина) состоялась Международная конференция "Идеология дарвинизма и ее воздействие на науку, образование и общество" На пленарных заседаниях конференции выступили 22 докладчика из Украины, России, Белоруссии, Средней Азии, Германии и США, среди которых 11 докторов и 4 кандидата физических, физико-математических, технических, биологических, гуманитарных, медицинских наук, философии и богословия, научные сотрудники университетов и институтов.  В докладах прозвучала многосторонняя критика идеологии дарвинизма с научной, философской, мировоззренческой, этической и других позиций.

    Авторы статьи представили на прошедшую конференцию стендовый доклад и принимали участие в обсуждении ее резолюции выдержки, из которой гласят следующее:

    Участники конференции подчёркивают то, что монопольное освещение всех естественнонаучных и общественных дисциплин в учебных программах средних и высших учебных заведений исключительно в свете эволюционного мировоззрения противоречит общепризнанным принципам свободы совести, вероисповедания и неотъемлемого права человека на самостоятельный выбор мировоззрения. Тем более подобная идеологическая узурпация непозволительна в государственных учебных заведениях, финансируемых налогоплательщиками, как придерживающихся противоположных, так и не придерживающихся каких-либо мировоззренческих взглядов в вопросах происхождения и развития жизни.

    Было принято обращение к ученым стран участников конференции о том, что настало время в науке отделить факты от их интерпретации, подвергая интерпретацию свободному от идеологических предпосылок анализу, а в системе образования - разрабатывать и внедрять учебные программы, равноправно излагающие научные факты в свете различных взглядов на мироустройство, происхождение и развитие жизни.

     Выводы

    1.  Эволюционные построения на участке: прокариоты – эукариоты –  простейшие – немертины – пиявки – трилобиты – морские ежи –бесчерепные – круглоротые – рыбы – амфибии – рептилии – птицы, млекопитающие не являются доказанным фактом.
    2.  Большинство доказательств современной теории эволюции являются семантическими, то – есть не научно верифицированными, а метафизическими.
    3.   В системе образования  необходимо разрабатывать и внедрять учебные программы, равноправно излагающие научные факты в свете различных взглядов на мироустройство и развитие жизни.

    Библиографические примечания:

    1.    Алферов Т. Православное мировоззрение и современное естествознание. –М.: Паломник, 2004. –368 с.
    2.    Биологический энциклопедический словарь. /Гл. ред. М.С. Гиляров – М.: Большая Российская энциклопедия, 1995. –864 с.
    3.    Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. –М.: Просвещение, 1987. –384 с.
    4.    Дзержинский Ф.Я. Сравнительная анатомия позвоночных животных. – М.:  Изд-во МГУ, 1998. – 208 с.
    5.    Догель В.А. Зоология беспозвоночных. –М.: Высшая школа, 1975. –559 с.
    6.    Еськов К.Ю. Удивительная палеонтология. – М.: НЦ ЭНАС, 2007. – 312 с.
    7.    Завадский К.М., Колчинский Э.И. Эволюция эволюций. – Л.: Наука, 1977, - С. 139.
    8.    Иорданский Н.Н. Эволюция жизни. –М.: Изд. центр Академия, 2001. –426 с.
    9.    Константинов В.М., Наумов С.П., Шаталова С.П. Зоология позвоночных. –М..: Академия, 2000. –496 с.
    10.   Константинов В.М., Шаталова С.П., Бабенко В.Г. и др. Лабораторный практикум по зоологии позвоночных. – М.: Академия, 2001. –272 с.
    11.   Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм.–М., 1947, 4 изд. –Т.14. – С. 3-346.
    12.   Литвинов Н.И. Зоогеография. –Иркутск: ИСХИ, 1992. –190 с.
    13.   Лихачев С.Ф. Эволюционное учение. –СПб., ЛиСС. –124 с.
    14.   Лихачев С.Ф. Синтетическая теория эволюции. Методология и методика естественных наук, – Вып.29. –Омск: ООИПКРО, 2008. –200 с.
    15.   Медников Б.М. Биология: формы и уровни жизни. – М.: Просвещение, 1994. –415 с.
    16.   Морленд Д.П. Гипотеза творения. Научные свидетельства в пользу Разумного Создателя. – Симферополь: Крым–Фарм–Трейдинг, 2000. – 336 с.
    17.   Назаров В.И. Эволюция не по Дарвину. – М.: Изд-во ЛКИ, 2007. –519 с.
    18.   Наумов С.П. Зоология позвоночных. –М.: Просвещение, 1973. –423 с.
    19.   Наумов Н.П., Карташев Н.П. Зоология позвоночных – М.: Высшая  школа, 1979. –Ч. 1. –333 с.; –Ч. 2. –272 с.
    20.   Натали В.Д. Зоология беспозвоночных. –М.: Просвещение,1975. –488 с.
    21.   Ольховский В.С. Как соотносятся постулаты веры эволюционизма и сотворения между собой и с естествознанием //Альманах Сотворение. –Вып. 1. –М.: Паломник, 2002. –С.35–67.
    22.   Пальмер Д. Атлас динозавров. Доисторический мир. –М.: Астрель, 2001. –224 с.
    23.   Ромер А,  Парсонс Т. Анатомия позвоночных. – М.: Мир, 1992. –Т.1. –358 с; –Т. 2. – 406 с.
    24.   Северцов А.С. Теория эволюции.  –М.: Гуманит. изд.  центр ВЛАДОС, 2004. –380 с.
    25.   Сидоров Г.Н., Шустова О.Б., Разумов В.И. Наука и философия о развитии жизни на Земле // Философия науки. – Новосибирск: Сиб. отделение РАН. Институт философии и права, 2003, - № 4. - С. 36-63.
    26.   Соколов В.Е. Систематика млекопитающих. –М.: Высшая школа, 1973. –432 с.
    27.   Чайковский Ю.В. Активный связный мир. Опыт теории эволюции жизни. –М., Товарищество научных изданий КМК, 2008. – 726 с.
    28.   Шарова И.Х. Зоология беспозвоночных. –М.: Гуманит.изд. центр ВЛАДОС, 2002, –592 с.
    29.   Шмальгаузен И.И. Основы сравнительной анатомии позвоночных животных. –М.: Советская наука,1947. –540 с.
    30.   Шустова О.Б., Сидоров Г.Н. Эволюционизм и креационизм: наука или философия? –Омск: Изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2009. –200 с.
    31.   Popper K. Unended Quest: An Intellectual Autobiography, rev. ed. London: Fontana / Collins, 1976. – P. 167-169.  

    Статья опубликована в сборнике:  Сидоров Г.Н., Шустова О.Б. «Естественнонаучные возражения относительно Дарвиновской и синтетической теорий эволюции» //Омская биологическая школа: Межвузовский сб. науч. тр. Ежегодник/ под ред. Б.Ю. Кассала – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2010. – Вып. 6. –С.158-164 с.

    Похожие публикации
    Demo scene