• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Вы находитесь: » » ЛИТТЛ, БРЮС А. - "Аргумент от зла"

    ЛИТТЛ, БРЮС А. - "Аргумент от зла"

    0 136
    Все статьи автора: Литтл Брюс А.

    Профессор Брюс Литтл

    Президент Форума христианской мысли
    преподаватель философии религии
    (Юго-Восточная баптистская богословская семинария)


    Есть два аспекта апологетики. Первый заключается в том, чтобы представить доводы в пользу христианства, то есть показать его истинность. Такая апологетика часто называется наступательной. При этом подразумевается, что инициатива принадлежит христианскому апологету. Другой аспект состоит в том, чтобы ответить на возражения против христианства. Наиболее частое возражение против христианства связано с присутствием в мире зла. Наверное, всем нам приходилось слышать такой аргумент: если Бог действительно есть, то почему так много зла в мире, который Он создал и о котором Он заботится? Что бы мы ни думали об этом возражении, необходимо признать его серьезным доводом против идеи  существования Бога. Фома Аквинский считал его самым серьезным – prima facie, то есть пока не доказано обратное – из всех аргументов против того утверждения, что Бог существует. Хотелось бы также отметить, что вопросы о природе и причине зла задают не только неверующие. Внимательно слушая верующих, мы можем иногда услышать такие вопросы и от них. Поэтому я считаю, что вопросы о зле – самое главное возражение, на которое необходимо отвечать, занимаясь христианской апологетикой. Попытка объяснить, каким образом присутствие в мире зла согласуется с нравственной природой Бога, называется теодицеей1.

    Чтобы понять суть этого аргумента, необходимо прояснить несколько вещей2. Во-первых, нужно определить, в каком значении употребляется в этой дискуссии слово «зло». Под «злом» часто подразумевают не только зло как таковое, но и страдания, боль, неприятности. Термин «зло» часто применяется в теологическом смысле, подразумевая грех, но не ограничивается им. В наших целях достаточно будет отметить, что зло – причина страданий, но не все страдания можно отождествить со злом.

    Во-вторых, нужно учитывать, что существуют разные виды зла. При слове «зло» большинство из нас представляет себе нравственное зло, то есть зло, возникшее в результате действий существ, наделенных свободой воли. Но это не единственная категория зла. Существует также физическое и природное зло. Физическое зло – это страдания, вызванные болезнями – инфарктами, диабетом и другими подобными факторами. Природное зло вызывается такими событиями, как землетрясения, ураганы, цунами и прочие природные катаклизмы. Наш ответ на проблему зла обязательно должен охватывать все три категории.

    В-третьих, необходимо четко понимать, что именно подразумевает под «злом» атеист, выдвигающий свои доводы. Часто жалуются не на то, что в мире есть зло, а на то, что в мире так много чудовищного, неослабевающего, неравномерно распределенного зла, и на то, что зло направлено против невинных –  в частности, детей. Все мы слышали подобные жалобы и читали о них, в том числе и в величайших произведениях мировой литературы. Более того, Сам Иисус в Евангелиях говорит, что дети блаженны, и обижающий их совершает великий грех. Говорит Он и о том, что ангелы детей постоянно пребывают пред Отцом (Мф. 18:4-10). Развивая аргумент от зла, мы должны отвечать именно на те возражения, которые были выдвинуты, иначе наши ответы не буду интеллектуально честными.

    В-четвертых, необходимо уяснить: вопрос не в том, почему в мире есть зло, а в том, почему Бог это допускает. Иными словами, какими моральными причинами можно оправдать действия Бога, допускающего зло? Необходимо понимать, что Библия дает очень четкий ответ на вопрос о том, почему в мире появилось зло. Оно появилось из-за греха (Рим. 5:12-14). Что бы ни думали атеисты по этому поводу, библейский ответ не оставляет сомнений, и мы не должны отклоняться от учения Библии. Но, как уже было сказано, главный вопрос другой: «Почему Бог допускает все эти страдания?» Христианин, конечно же, не может отрицать, что если в мире есть зло, то оно допущено Богом. Но многие христиане просто не понимают, в чем именно заключаются выдвигаемые атеистами возражения. Очень часто христиане отвечают на те возражения, которые, по их мнению, были выдвинуты, так и не услышав при этом, о чем же шла речь на самом деле. А потом удивляются, что атеисты снова и снова задают все тот же вопрос. Легко отвечать на вопрос, который мы сами же и сформулировали. Мне часто встречались христиане, которые всегда готовы дать упрощенный ответ на проблему зла, потому что не понимают сложности и истинной подоплеки выдвигаемых атеистами возражений.

    В-пятых, нельзя отвечать атеистам, что поскольку  атеистическое мировоззрение лишено основания, на котором можно было бы отличать добро от зла, они (атеисты) не имеют права задавать вопросы о зле. Многие известные апологеты используют этот прием в дебатах. Возможно, такая тактика и оправдана, если единственная цель – победить в дебатах. Но, по правде говоря, использование этого приема не дает ответа на само возражение, и победа в дискуссии – не единственная цель апологетики. Главная цель – приводить людей к познанию Истины во Христе. И хотя иногда для этого нужно побеждать в споре, следует честно признать, что таким способом нельзя отвечать на вопросы о зле.

    Мы, христиане, верим в Бога. При этом мы также признаем, что зло и страдания  реальны. Поэтому у атеистов есть право спрашивать о том, какое объяснение злу дает христианское мировоззрение. Если мы, христиане, утверждаем, что наше мировоззрение лучше всех других, то у нас должен быть ответ на такой важный вопрос, как вопрос о том, почему Бог допускает ужасное зло в этом мире. В конце концов, это один из главных вопросов, и если мы не можем на него ответить, то что дает нам право утверждать, что христианское мировоззрение лучше всех других (к примеру, мусульманского)? Кроме того, отвечая на вопрос, не стоит говорить, что ответ на него – тайна, поскольку это также лишит нас права утверждать, что христианское мировоззрение лучше других.

    В-шестых, существует две версии аргумента от зла. Первая версия называется логической проблемой, или проблемой возможности. Сформулировать ее можно примерно таким образом: существует набор из трех утверждений, и этот набор содержит логическое противоречие; иными словами, одновременно могут быть верны только два из этих трех  утверждений. Вот они: Бог благ; Бог всемогущ; зло существует. Я не буду подробно объяснять эту версию аргумента от зла. Во-первых, даже многие атеисты считают этот аргумент ошибочным, а во-вторых, большинство христиан с этим аргументом никогда не встретится. Поэтому не будем тратить на него время. Нас интересует вторая версия – так называемый эвиденциальный аргумент, или аргумент вероятности. Он основан на том же наборе из трех утверждений, однако заключением из двух посылок служит не утверждение «Бога нет», а утверждение «Вероятность того, что Бога нет, выше вероятности того, что Бог есть». На этом семинаре речь пойдет именно о такой версии, потому что отвечать на нее сложнее всего, и, скорее всего, именно с этим аргументом нам придется сталкиваться.

    И еще один важный момент. Есть два пути ответа на возражения атеистов. Первый путь мы называем уравновешивающим – это когда апологет пытается всего лишь ослабить аргумент атеиста. Но даже если мы докажем, что оппонент ошибается, это вовсе не будет автоматически означать нашу правоту. Такой подход может быть полезен при формальных дебатах о вопросе зла. Он имеет определенную ценность, но апологетика не должна ограничиваться тем, чтобы вызывать сомнения в доводах атеистов. Второй путь – подрывающий. Его цель состоит в том, чтобы не только вызвать сомнения, но и показать, что аргумент от зла лишен основания. Я вовсе не пытаюсь принизить значимость первого способа. Но мне кажется, что, занимаясь апологетикой, следует стремиться к большему результату, если есть такая возможность. Мы, христианские апологеты, утверждаем, что наше мировоззрение содержит ответы на самые важные жизненные вопросы. Если это так и если наше мировоззрение действительно разумно, то в нем не должно быть внутренних противоречий. Кроме того, наше мировоззрение должно соответствовать реальности. Поэтому, учитывая, что аргумент от зла выведен логически, я намереваюсь доказать, что атеизм – вовсе не единственный вывод, который можно сделать из факта существования зла в этом мире. Кроме того, я также покажу, что у христианина на аргумент от зла есть ответ, который не противоречит другим положениям христианской доктрины и соответствует реальности того мира, в котором мы живем.

    Теперь можно перейти к самому аргументу от зла. Определив, в чем заключается наша задача, посмотрим, что можно с ней сделать. Так как аргумент атеиста имеет смысл только в том случае, если Бог благ, всеведущ и всемогущ, то и мы примем эти качества Бога за исходные положения Иными словами, если Бог не обладает хотя бы одним из перечисленных качеств, то предлагаемый атеистами аргумент уже нельзя назвать аргументом против христианства. Проблемы возникают только в связи с христианским пониманием Бога, потому что мы, христиане, утверждаем, что Бог всемогущ; следовательно, можно ожидать, что Он способен предотвратить любое зло. Кроме того, если Он благ, то имеет смысл ожидать, что Он предотвратит хотя бы некоторые проявления зла; а если Он всезнающ, то Он должен знать, какое именно зло необходимо предотвратить. Теперь, когда мы определили точку отсчета, нам предстоит решить следующую задачу: выяснить, как именно действует Бог в сотворенном Им мире. Я считаю, что именно эта часть отсутствует в большинстве ответов на аргумент от зла. Поэтому вначале рассмотрим соответствующие атрибуты (качества) Бога, затем то, как христиане применяли их к аргументу от зла, а в завершение перейдем к действиям Бога в сотворенном Им мире. Этот заключительный шаг приведет нас к библейскому объяснению того, почему Бог допускает в этом мире зло.

     

    Качества Бога

    Тема эта, конечно же, неисчерпаема, и мое объяснение вовсе не претендует на полноту. Однако я попытаюсь раскрыть значение некоторых атрибутов Бога и связанных с ними терминов, имеющих непосредственное отношение к нашей теме. Я вовсе не пытаюсь сказать, что остальные атрибуты не важны, поскольку верю в простоту Бога, то есть в Его неделимость на составные части. Но в аргументе от зла представлены конкретные атрибуты, поэтому именно им я и намерен дать определения. Хочется надеяться, что, несмотря на краткость, эти определения помогут нам правильно сформулировать аргументы, относящиеся к природе Бога. Кроме того, будет дано разъяснение некоторых других терминов, которые помогут нам понять, каким образом атрибуты Бога проявляются в устройстве сотворенного Им мира.

    Первый атрибут – всевластие Бога. Определить его можно следующим образом: воля Бога абсолютна в том смысле, что она неподвластна диктату с чьей-либо стороны. Важно подчеркнуть, что при сотворении мира Бог не руководствовался никакими причинами, кроме собственной воли.

    Второй атрибут – всемогущество. Дадим ему такое определение: сила Божья абсолютна по совершенству, мере и степени проявления. Всевластие и всемогущество – это не одно и то же, хотя многие христиане часто не видят различия между этими двумя атрибутами. Если бы всевластие и всемогущество означали одно и то же, то, ведя речь о Боге, один из этих терминов можно было бы опустить. Всевластие и всемогущество взаимосвязаны, но не тождественны. Всемогуществом Бога совершается то, чего Он желает в Своем всевластии.

    Третий атрибут – всеведение. Определить его можно так: Бог обладает полнотой знания о прошлом, настоящем и будущем, обо всех людях и событиях. Его знание никогда не бывает ошибочным. Когда речь идет о всеведении, необходимо учитывать два важных момента. Во-первых, нельзя допускать ошибку, свойственную сторонникам так называемой «открытой теологии», согласно которой Бог не может знать будущих действий наделенных свободой воли существ, потому что в противном случае свобода воли якобы была бы невозможна. Я не согласен с этой точкой зрения; ее отвергают все сторонники классического теизма. Второй вопрос: какие именно понятия включает в себя всеведение Бога? Большинство богословов сходится во мнении, что оно включает в себя естественное знание Бога, которое охватывает все необходимые истины. Необходимая истина – это то, что истинно во всех возможных мирах. Во-вторых, большинство соглашается с тем, что Бог обладает также свободным (обусловленным) знанием – знанием об этом мире.

    Позволю себе предположить, что в понятие Божьего всеведения входит еще и третий вид знания – среднее знание. Среднее знание, по определению Уильяма Хаскера, – это «знание особого вида утверждений, которые часто называют «противовесами свободы». Впервые доктрину этого знания развил Луис де Молина, иезуит, живший в шестнадцатом веке. В отношении каждого Божьего создания, которое Он наделил свободой воли, Бог знает, как повело бы себя это свободное создание в любой из сотворенных для него Богом ситуаций. Концепция среднего знания дает значительные теологические преимущества: она помогает объяснить, как может Бог знать наперед все поступки людей и при этом контролировать Своим Провидением мир, в котором есть свобода выбора»3. Однако для целей нашей дискуссии концепция среднего знания необязательна.

    Четвертый атрибут – истина. Определить ее можно так: Бог не лжет и не заблуждается. Это значит, что если Бог называет что-либо грехом, то это и есть грех – то, чего мы должны всячески избегать и что противно Его природе.

    Пятый атрибут – свет. Ему мы можем дать следующее определение: Бог есть чистый свет без малейшей примеси зла. Иными словами, в Нем нет тьмы. Это означает, что зло ни в коем случае не может происходить от Бога. Он его не творит и не обусловливает (1 Ин. 1:5).

    Провидение – первый из терминов, ассоциирующихся с применением атрибутов Бога в сотворенном Им мире. Определение: Провидение – это использование Богом прерогатив Его власти в сотворенном Им мире с целью исполнения Его замысла. И хотя никто из атеистов открыто не принимает концепцию Провидения, в скрытом виде они с ней соглашаются. Если атеист допускает, что Бог всемогущ (что необходимо для аргумента о невозможности существования Бога), и если атеист считает, что Бог должен быть в состоянии предотвратить зло, то, конечно же, ничто не мешает говорить о Провидении, необходимом для своевременного предотвращения зла. Конечно, что здесь затрагиваются и другие важные вопросы, такие, как соотношение вечности Бога и времени, но здесь мы их не будем разбирать. Мне кажется, что христиане должны уделять Божьему Провидению больше внимания. Когда речь заходит о вопросе зла, христиане чаще апеллируют к всевластию Бога. Но я считаю, что в первую очередь подчеркивать нужно именно Провидение. Всевластие Бога определяет способ действия Бога в этом мире и пределы таких действий. Но Провидение Божие происходит на основе Его всеведения и замысел Божий исполняется через Провидение на основе всевластия.

    Предвечный совет Божий. Это второе понятие, ассоциирующееся с проявлением атрибутов Бога в сотворенном Им мире. Вот его определение: предвечный совет – это те события в истории, которым Бог предназначил произойти еще до начала мира. Эти события происходят в мире и во времени; они гарантируют, что история достигнет своей цели (Ис. 44-46).

     

    Каким образом действует Бог во времени?

    Повторю еще раз: тема эта огромна, и мы не сможем охватить ее целиком за один семинар. Тем не менее, мы можем остановится на некоторых основных моментах. Как уже говорилось, многие не придают этому вопросу особого значения. Отстаивая свою точку зрения, они упоминают атрибуты Бога, но совершенно не задумываются о том, как проявляются эти атрибуты в сотворенном Им мире. Поэтому сейчас речь пойдет именно об этом. Это приблизит нас к ответу на вопросы о том, почему Бог позволяет злу происходить и чем это оправдано с точки зрения нравственности.

    Еще до начала творения Бог без какого-либо давления извне замыслил не только само творение, но и условия, на которых будет происходить Его общение с творением и вмешательство в него. В первую очередь нас интересуют отношения Бога с человеком. Блаженный Августин учил, что лучшим из творений является то, которое обладает свободой воли. Убежавшая лошадь все равно лучше камня. Богословы в большинстве своем полагают, что Бог наделил людей свободой воли. Если человек создан по образу Божьему, то человек должен быть разумным существом, со всеми вытекающими отсюда последствиями. (Библия учит, что человек не равен Богу, но обладает некоторыми качествами, которыми Бог его наделил.) Следовательно,  человек способен на свободный выбор в нравственных вопросах, что отличает его от всего остального творения. До Сотворения существовал только разум Божий. После Сотворения появился также разум человеческий, хотя его существование обусловлено разумом Божьим. Существование же Бога не обусловлено и не вызвано ничем. Итак, после Сотворения в реальность вошел другой вид разума – человеческий.

    Не будем спешить и разберем этот момент подробнее. Человек, будучи наделен разумом, способен делать выбор. Ситуации выбора реальны, и сам выбор имеет реальные последствия, воздействующие на ход истории. Поразительно то, как Бог, допуская реальную свободу выбора, ограничивает при этом диапазон ситуаций выбора. Промыслительное вмешательство Бога в историю гарантирует предопределенный Им финал.

    Но почему свобода выбора для человека лучше, чем ее отсутствие?4 Необходимо понимать, что эта свобода придает человеку значение на фоне всей мировой истории. Следует также помнить, что высшее предназначение человека – любить Бога и ближнего (Мф. 22:37). Любовь по определению подразумевает свободу выбора. Если бы у человека не было свободы выбора, он бы просто не мог любить ни Бога, ни ближнего. Я утверждаю, что именно свобода выбора, даже у падшего человека, даже тогда, когда он злоупотребляет этой свободой, делает этот выбор реальным. Реален не только выбор; реальны также его последствия. Бог создал вселенную таким образом, что в ней действуют определенные физические законы. Точно так же в ней действуют и нравственные законы. И свобода выбора происходит в соответствии с этими законами; это значит, что совершенный человеком выбор имеет реальные последствия. Никакой альтернативы свободе воли нет. Более того, нет никаких промежуточных позиций между детерминизмом и свободой воли.

    На первый взгляд детерминизм может казаться привлекательным, однако в конечном счете он оказывается неподъемной ношей. История человечества показывает, что свобода выбора заложена в самой нашей природе. Например, когда мы хотим наказать человека, то  ограничиваем его свободу выбора, заключая его в тюрьму. Почему это воспринимается как наказание? Потому что человека при этом лишают свободы выбора, а стремление к свободе выбора – неотъемлемое свойство природы каждого человека. Проработав многие годы психологом-консультантом, я пришел к выводу, что многим из тех, кто жаловался на депрессию, казалось, что их образу жизни нет никакой альтернативы, и именно поэтому они  находились в угнетенном состоянии. Так происходит потому, что мы наделены свободой выбора, и когда нам не из чего выбирать, мы утрачиваем всякую надежду. Мне кажется, что доказать отсутствие у человека свободы, даже в падшем мире – задача невообразимо трудная.

    Однако свобода не безгранична. Она ограничена предвечным Божьим определением. Бог ограничил для человека диапазон возможностей выбора. Например, человек, совершая свободный выбор, может принять спасение. Но не ему решать, каким образом Бог дает спасение. Здесь у человека нет альтернатив.

    Созданный Богом мир включает в себя не только ограничение ситуаций выбора, но и другие правила, основанные на принципе причинно-следственной связи. Так, в соответствии с законом прощения, если человек раскаивается, он может избежать определенных последствий греха (как в случае с жителями Ниневии). Есть и другой закон: закон урожая – «Что посеешь, то и пожнешь». Есть также закон конфликта, в соответствии с которым когда во тьме появляется свет, тьма ему противостоит. Еще одна особенность созданного Богом мира заключается в возможности изменять ход событий посредством молитвы. Все это возможно потому, что Бог, ни от кого не завися, определил, что именно таким образом будет устроено Его творение. В качестве примера можно привести возможность молитвы. Бог дает человеку возможность молиться, и, слыша молитву, Бог изменяет ход событий посредством Провидения (один из таких случаев описан в 4 Цар. 20, когда Бог ответил на молитву Езекии). Бог действительно может ответить на молитву человека, потому что при создании мира такая возможность была предусмотрена Богом и заложена в устройство мира. Если бы Бог нарушил порядок устройства мира, Он изменил бы Самому Себе. Иными словами, события в этом мире происходят определенным образом потому, что Бог так устроил мир. Поэтому, когда плохие люди совершают плохие поступки, происходят плохие события. Но ничто происходящее не может выйти за рамки, установленные Богом от начала. Исход истории предрешен, и выбор человека реален. Только премудрость Божья могла создать настолько сложный мир, содержащий столько возможностей.

    Применительно к проблеме зла это означает, что есть такое зло, которое не служит достижению каких-либо целей – зло, которое зло само по себе. Мы называем его бессмысленным злом. Возможно, вы спросите: а почему этот вопрос так важен? И если бывает бессмысленное зло, то не отрицает ли оно всевластие Бога? Ответить на второе возражение проще, но вначале необходимо определиться с первым, так как оно требует дополнительного объяснения.

    Со времен Августина ответом на аргумент от зла обычно служила теодицея большего блага, в соответствии с которой Бог допускает в этом мире только то зло, которое в конечном итоге обернется большим благом или с помощью которого можно будет предотвратить большее зло. Но когда верующий это говорит, атеист сразу же спрашивает: «И где же это благо?» Конечно, христианам очень нелегко ответить на этот вопрос. Предлагалось несколько возможных ответов. Некоторые утверждают, что «благо» есть, просто мы не можем его увидеть. Но как в таком случае узнать, есть оно или нет? В Библии об этом ничего не сказано (большинство сторонников такой точки зрения цитируют Рим. 8:28, но значение этого текста в лучшем случае сводится к тому, что «благо» получат верующие). Поэтому христианину, делающему подобное утверждение, нечем его подкрепить. Это утверждение – всего лишь умозаключение, выведенное из других теологических предпосылок. Другие сторонники теодицеи большего блага утверждают, что это «благо» появится в будущем. Но они сталкиваются с той же проблемой, что и сторонники вышеупомянутого варианта. Кроме того, если для получения «блага» должно пройти какое-то время, то можем ли мы быть уверенны в том, что сегодняшнее «благо» – результат страданий, перенесенных, скажем, две недели назад? Те, кто уверяют, что все «благо» во всей полноте будет на небесах, не решают проблемы, потому что небесными благами будут пользоваться только христиане.

    Некоторые считают, что под «благом» следует понимать славу Божью, которая проявляется в суде над грехом. Но такая позиция тоже связана с множеством проблем. В частности, она объясняет только нравственное зло и ничего не может сказать по поводу естественного, или физического зла. Некоторые предлагают определения «блага». Например, Ричард Суинберн предлагает несколько возможных интерпретаций «блага», каждое из которых подвержено суровой критике – даже ссылки на такие тексты Писания, как Быт. 50:20, где Иосиф говорит братьям: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей». Но, внимательнее вчитавшись в эти слова, мы увидим, что это – свидетельство, произнесенное после того, как сами события произошли. Такие свидетельства я называю «рефлективными». Здесь не сказано о том, что этот принцип применим ко всем верующим; но даже если бы это было так, все равно он был бы применим только к верующим. Как основа теодицеи этот текст связан с теми же проблемами, что и Рим. 8:28. Теодицея большего блага почти – а может, и вовсе – не подкреплена доказательствами, ни библейскими, ни эмпирическими.

    Само желание христиан доказать, что в мире нет бессмысленного зла, можно назвать похвальным. Но на одних только благих намерениях нельзя основывать теологическую позицию. Теодицея большего блага имеет минимум три недостатка. Во-первых, как уже упоминалось, она лишена библейского основания. Во-вторых, она только затрудняет ответы на возражения атеистов, так как ее сторонники должны показать, в чем именно заключается «благо». В-третьих, она заставляет задаться некоторыми серьезными вопросами, если рассматривать ее сквозь призму христианского мировоззрения. Например, Библия требует, чтобы христиане противостояли злу и пытались предотвратить его. Но если то зло, которое мы видим, допускается Богом ради большего «блага», то получается, что, предотвращая это зло, мы тем самым предотвращаем благо, которое замыслил Бог. Что делать, если у кого-то из моих родственников рак? Если Бог намеревается извлечь из этого большее благо, то зачем молиться об исцелении? Ведь в таком случае, если мой родственник выздоровеет, Божий замысел не сможет исполниться. Но, пожалуй, самое серьезное возражение против этой теодицеи связано с тем, что она представляет зло исходящим от Бога. Если «благо» не могло прийти иначе как через зло, и если «благо» необходимо, то зло тоже оказывается необходимым. Добро гарантировано только в том случае, если зло Бог замыслил зло, что противоречит Священному Писанию и первым пятнадцати векам истории Церкви.

    Намного лучше соответствует Писанию аргумент, утверждающий такое устройство мира, при котором зло иногда бывает бессмысленным. Оно не имеет никакого значения для исполнения Божьего замысла; оно существует потому, что так устроен мир. Действия Бога, допускающего зло в этом мире, оправданы с точки зрения нравственности, потому что Бог никогда не обещал остановить зло или обратить его в добро. Это вовсе не значит, что Бог не обращает порою зло в добро, как это произошло с Иосифом. Но в случае с Иосифом Бог сотворил добро несмотря на зло, а не по причине зла. Кроме того, я вовсе не утверждаю, что всякое зло бессмысленно. Я хочу сказать лишь то, что бессмысленное зло реально. Если это так, то изначальный аргумент, основанный на трех высказываниях, теряет свою силу, поскольку исчезает необходимость утверждать, что Бог должен остановить всякое зло. Мир устроен таким образом, что Бог может вмешаться в мироустройством Своим промыслом, но Он не обязан этого делать. Иногда Он вмешивается в ответ на молитвы верующих или просто из милосердия. Кроме того, хотя зло и может быть бессмысленным, оно не может повлиять на финал истории, и от Бога зло не сокрыто. Множество стихов в Библии свидетельствует о том, что Богу известны наши страдания. Предвечный совет Божий ограничивает для нас возможность выбора, но наша свобода выбора все равно велика, и последствия ее реальны. Бог промыслительным образом вмешивается в дела этого в мира, проявляя при этом сострадание и мудрость. Кроме того, Он делает это в ответ на молитвы и нужды верующих.

    Так как Бог обладает совершенной премудростью и знанием, мы живем в лучшем из всех возможных миров. Это вовсе не значит, что все происходящее в этом мире хорошо; это означает лишь, что, учитывая особенности устройства этого мира, можно прийти к выводу, о том, что он – лучший из всех возможных. Под «миром» я подразумеваю здесь все происходящее со дня Сотворения до дня появления нового творения. Глядя на сотворенный Им мир, Бог сказал: «Хорошо весьма» (Быт. 1:31). В таком случае, если бессмысленное зло возможно и Бог к нему непричастен (а я придерживаюсь именно такого мнения), то, по словам Рональда Нэша, аргументы верующего действительно перевешивают аргументы атеиста.

    Кто-то может сказать: бессмысленное зло наводит на мысль, что события выходят из-под контроля Бога, а это действительно страшно для тех, кто страдает. Но как уже отмечалось, это не так. Всевластие Бога гарантирует назначенный Им финал истории, а Провидение – утешение страдающим. Поэтому тем верующим, которые страдают, следует не искать «блага», а обращаться к Богу, Который «Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2 Кор. 1:3). Поиски «блага» часто оборачиваются разочарованием, особенно когда никакого «блага» найти не удается. В таких случаях христиане часто падают духом и начинают даже злиться на Бога. Но если помочь им сосредоточиться на Боге, утешающем в скорбях, то они смогут найти настоящее утешение, которое не зависит от того, как сложатся обстоятельства.

    Что можно ответить на утверждение о том, что Бог мог бы предотвратить, по крайней мере, худшее из зол, не нарушая при этом сотворенного Им порядка? На первый взгляд, этот аргумент может показаться убедительным, но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что он заводит в тупик. Рассмотрим такую формулу. Пусть Х+4 – величайшее зло, возможное в этом мире, а Х – наименьшее. В соответствии с этим аргументом Бог мог бы предотвратить Х+4, не нарушая при этом свободы воли человека. Но смотрите, что происходит, если довести этот аргумент до его логического завершения. Если бы Бог не допустил Х+4, то величайшим злом, известным человеку, было бы Х+3. Если бы Бог предотвратил Х+3, то величайшим злом было бы Х+2. мы видим, что эту цепочку не остановить до тех пор, пока все зло не будет уничтожено, что означало бы отмену свободы воли. А если бы не было свободы воли, человек не имел бы в себе образа Божьего.

    Наделив человека свободой воли, Бог должен был назначить определенные «правила», действующие в сотворенном Им мире, – правила, которые я называю порядком творения. Эти правила были необходимы для того, чтобы человек мог обладать значительной мерой свободы, но чтобы эта свобода не нарушала искупительного замысла Бога. Адам был сотворен морально безупречным. Он был совершенен, насколько может быть совершенным сотворенное существо. Свобода воли позволяла Адаму любить Бога, а это, как уже упоминалось, и есть высшее предназначение человека. К сожалению, Адам использовал свою свободу для того, чтобы отвергнуть Бога. Как выяснилось, вместо того чтобы любить живого и истинного Бога, Адам сам попытался стать Богом. Поэтому свободу, данную ему, чтобы любить Бога, Адам использовал для того, чтобы не любить Бога, и это проявилось в его выборе – непослушании. А так как Адаму была дана власть над всем творением, грехопадение Адама имело последствия для всего творения. Человек испытывает боль, земля порождает тернии, змей ползает на брюхе. Это, конечно же, далеко не все вызванные грехопадением перемены, но даже из этого описания очевидно, что пострадало все творение. В этом причина и физического, и природного зла. В Быт. 2:17 Бог сказал, что, съев от плода познания добра и зла, человек умрет. Именно это и произошло. Почему? Потому что это установление было частью сотворенного порядка, и Бог верен Самому Себе. Бог не обещал, что из этого зла произойдет какое-либо благо, хотя по любви Своей Он дал людям благодать и возможность искупления. Но это не входило в изначальное обетование Божье. Бог не обязан был так поступать; Он просто оказал нам милость, потому что возлюбил нас.

    Итак, Бог сотворил мир таким образом, что человеческий выбор имеет реальные последствия. Когда люди поступают плохо, происходит то, что мы называем злом. Бог позволяет этому злу происходить, но оно не переходит границ, которые Он установил Своим всевластием. Он не обещал предотвратить все зло. Не обещал Он и того, что всякое зло обернется благом. Поэтому Бог не обязан предотвращать любое зло, и когда происходит бессмысленное зло, Бога нельзя обвинять в моральной безответственности. С другой стороны, Бог всегда готов утешить верующего, и нас, христиан, это ободряет. Значительная часть зла, происходящего в этом мире, вовсе не имеет предназначения в замысле Божьем. Зло – это всего лишь проявление греха в мире. Спасение заключается не в извлечении добра из каждого проявления зла, а в искуплении, которое совершил Иисус Христос. Он не только спасает человека, но и дает ему надежду на грядущее Царство, в котором навсегда будут удалены всякие последствия греха. При такой теодицее нет необходимости показывать, что любое проявление зла каким-то образом должно принести благо. Когда исчезает эта необходимость, аргумент атеистов теряет свою силу.

     

    Примечания

    1. Это слово означает объяснение того, каким образом Бог относится к миру и почему Он допускает в мире зло.
    2. Я предпочитаю определение "аргумент от зла", а не "проблема зла". Если мы говорим о зле как о проблеме, то тем самым изначально проявляем предвзятость, потому что на самом деле проблемы здесь нет. Кроме того, поскольку мы преследуем апологетическую цель, лучше воспринимать эту тему в виде довода, который предстоит опровергнуть.
    3. William Hasker, "Middle Knowledge" // Cambridge Dictionary of Philosophy, 1995. Наиболее удачно тема среднего знания раскрыта в следующем источнике: Thomas P. Flint. Divine Providence: The Molinist Account (Ithaca, NY: Cornell University Press, 1998).
    4. Свобода выбора означает, что человек может принять какое-либо решение, обладая при этом возможностью принять противоположное решение. Это вовсе не значит, что предыдущие события никак не влияют на совершаемый человеком выбор; однако они не определяют этот выбор. По мнению Ричарда Суинберна, первые триста лет своего существования церковь придерживалась именно такого понимания свободы выбора. Блаженный Августин вначале, похоже, тоже признавал свободу выбора; верил в нее и св. Ансельм Кентерберийский.
    Похожие публикации
    Demo scene