• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Книга Иова

    0 1981

    Книга Иова

    Читаем с Вилбуром Фильдзом

    Текст семинаров из 13 занятий

    Семинары подготовлены при содействии христианского колледжа Озарк, г. Джоплин, штат Миссури Июнь 1987 г.

    © "Good News Production International" Все права защищены 1998 г.

    Перевод на русский язык: Переводчики: Сергей Корниенко, Ксения Стулова Редактор текста: Евгений Новицкий © Крымский Христианский Научно-апологетический центр 2008 г.

     
     
    Занятие 1.
    Почему страдал Иов?

    Ведущий: Меня зовут Вилбур Фильдз. Я преподаю Ветхий Завет и археологию в Христианском колледже Озарк в городе Джоплин, штат Миссури. Я рад, что у меня появилась возможность провести тринадцать занятий по книге Иова. В Библии эта книга расположена перед Псалтирью.

    Английский поэт Альфред Теннисон называл книгу Иова самой возвышенной поэмой древнего и настоящего времени. По мнению литературного критика Томаса Карлайла, книга Иова - одна из величайших книг в истории человечества.

    Давайте начнём с того, что прочтём первую главу книги Иова <sup>>[1]. Что бы я ни говорил, мои слова о книге не сравнятся со словами самой книги.

    "Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла. И родились у него семь сыновей и три дочери. Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц и весьма много прислуги; и был человек этот знаменитее всех сынов Востока. Сыновья его сходились, делая пиры каждый в своем доме в свой день…"

    Вилбур Фильдз: Возможно, имеются в виду дни рождения…

    "…и посылали и приглашали трех сестер своих есть и пить с ними. Когда круг пиршественных дней совершался, Иов посылал за ними и освящал их и, вставая рано утром, возносил всесожжения по числу всех их [и одного тельца за грех о душах их]. Ибо говорил Иов: может быть, сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своем. Так делал Иов во все такие дни.
    И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана.
    И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее.
    И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла.
    И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле. но простри руку Твою и коснись всего, что у него, - благословит ли он Тебя?"

    Вилбур Фильдз: Очень похоже на прямой вызов, согласитесь.

    "И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей.
    И отошел сатана от лица Господня.
    И был день, когда сыновья его и дочери его ели и вино пили в доме первородного брата своего.
    И вот, приходит вестник к Иову и говорит: волы орали, и ослицы паслись подле них, как напали Савеяне и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе.
    Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: огонь Божий упал с неба и опалил овец и отроков и пожрал их; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе.
    Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: Халдеи расположились тремя отрядами и бросились на верблюдов и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе.
    Еще этот говорил, приходит другой и сказывает: сыновья твои и дочери твои ели и вино пили в доме первородного брата своего; и вот, большой ветер пришел от пустыни и охватил четыре угла дома, и дом упал на отроков, и они умерли; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе.
    Тогда Иов встал и разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою и пал на землю и поклонился и сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно!
    Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге".
    Вилбур Фильдз: Думаю, мы могли бы озаглавить эту главу так: "Первое испытание Иова - утрата имущества и семьи". Я рад представить Вам своего коллегу и брата во Христе Джеральда Бада Клэпа, который сегодня рядом со мной в этой студии. Он декан Христианского колледжа Озарк; его жену зовут Луис, у них двое сыновей.
    Скажите, что в книге Иова наиболее важно лично для вас?

    Джеральд Клэп: Книга Иова для меня значит очень много. Я нахожу в ней для себя пример непорочного, праведного человека, удаляющегося от зла, который, тем не менее, страдает. В детстве, в первом классе я заболел полиомиелитом. Я находился в тяжёлом состоянии несколько месяцев и перенёс четыре восстановительные операции…

    Вилбур Фильдс: И именно тогда у вас перестала работать правая рука?..

    Джеральд Клэп: Да, тогда у меня отказала правая рука. Всё, что я могу ею делать, это слегка пошевелить пальцами. Мне, человеку верующему, было нелегко осмыслить страдание: почему Бог его допускает, и что это значит для тебя, как для Божьего чада. Наш первый сын Трой родился с врождённым дефектом. В результате пришлось ампутировать ему правую ногу и сделать несколько пластических операций...

    Вилбур Фильдс: Я помню, вы говорили, что всего было сделано...

    Джеральд Клэп: Ему сделали тринадцать операций, включая ампутацию. Сначала Троя оперировали в Талсе, в Оклахоме, а потом в Чикаго. Поэтому нам пришлось оставить служение, которому мы так радовались, и переехать в Чикаго, где сыну делали операции. В каком-то смысле, много раз в жизни я переживал то же самое, что и Иов. Я научился многому у этого совершенно праведного человека. Я многое узнал от него и о Боге, и о том, как поступает Бог, когда страдает человек.

    Вилбур Фильдс: Вы преподавали в колледже курс занятий по книге Иова?

    Джеральд Клэп: Я преподавал обзор поэтических ветхозаветных произведений в христианском колледже Озарк. И обзор книги Иова - моя любимая часть курса.

    Вилбур Фильдс: Хочу заметить: в самых первых строках книги Иова, которые мы прочитали, сказано, что Иов был непорочен и справедлив. А в одном из переводов говорится, что он был человеком совершенным. Но может ли человек действительно быть непорочным и совершенным и бояться Бога?

    Джеральд Клэп: Вне всяких сомнений. И главное для меня подтверждение того, что это возможно - то, что именно так Бог сказал об Иове. Это утверждение ставил под сомнение сатана; возможно, в нём сомневался сам Иов; его друзья это отрицали; но Бог подтвердил, что он был совершенным, непорочным человеком.

    Вилбур Фильдс: А в Новом Завете Христос говорит: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф.5:48). Поэтому ясно, что мы можем быть совершенными, - но это не означает, что мы не согрешили. То есть, все мы, конечно, грешим, но совершенными нас делает Бог.

    Джеральд Клэп: Да.

    Вилбур Фильдс: Наше совершенство возможно благодаря Божьей помощи, а не потому, что мы всегда поступаем так, как нужно.

    Джеральд Клэп: По сути дела, самое главное, чтобы в нас был Дух Божий, дух Христов, который делает нас совершенными.

    Вилбур Фильдс: Мы видели, что Иов был очень богат. У него было семь тысяч овец… (у меня у самого когда-то было с дюжину овец и мне с ними вполне хватало забот), три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов… Наверное, ему принадлежала земля размером с пол-Техаса, чтобы пасти столько скота. Кроме того, сказано, что у него было очень много слуг: мне думается, не меньше ста или двухсот человек, для того, чтобы ухаживать за таким хозяйством.

    Вилбур Фильдс: Служит ли богатство признаком Божьего благословения? К примеру, является ли богатство Америки знаком того, что ее благословил Бог?

    Джеральд Клэп: Действительно, иногда богатство может быть знаком Божьего благословения. Но есть очень много и бедных людей, которые, тем не менее, праведны и стремятся исполнить Божью волю. Богатство может быть признаком Божьего благословения, но далеко не всегда.

    Вилбур Фильдс: Да, богатство может быть благословением, если им правильно пользоваться. Но, например, семья моих родителей была очень бедной. Но, вспоминая детство, я осознаю: мы были богаты духовно. Мои родители упорно трудились, и Господь выручал нас в трудные времена. То есть, мы были богаты - но не деньгами.
    Читая дальше, мы узнаём, что дети Иова, празднуя свои дни рождения (очевидно, они были уже взрослыми людьми), приглашали своих братьев и сестёр к себе в гости. А по окончании празднования Иов посылал слуг позвать детей к нему и приносил за них очистительные жертвы - опасаясь, что они могли ненароком согрешить в своих сердцах и мыслях, подумать о Боге плохо, с хулой. И я задаюсь вопросом: вот эти жертвоприношения Иова за своих детей - это правильно?

    Джеральд Клэп: Я думаю, что, поскольку Иов был праведным человеком, для него поступать так было вполне естественно. В то же время, на мой взгляд, было бы лучше, если бы его дети сами приносили эти жертвы, самостоятельно строя свою праведную жизнь. В повседневной жизни это, пожалуй, неправильно, когда дети зависят от своих родителей, которые праведны вместо них.

    Вилбур Фильдс: Мы не знаем, как было в семье Иова, но во многих семьях взрослые дети не всегда благодарны своим родителям, которые порой навязывают им свою веру - когда уже дети достаточно взрослые, чтобы проявлять собственную веру, не скрывая её от окружающих. Начиная с шестого стиха речь заходит о другом: "И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана". <sup>>[2]

    Вилбур Фильдс: Кто же были эти "сыны Божии", и кто был упомянутый здесь сатана?

    Джеральд Клэп: Да, во многих переводах говорится "сыны Божии". Правильнее всего было бы назвать их Ангелами Божьими. "Сатана" означает "обвинитель". Он обвиняет Иова, более того - он обвиняет Бога. Обвиняет Его в том, что Он оградил Иова Своей защитой. Мол, конечно же, под такой защитой Иову несложно быть праведным. Судя по Писанию, такова вообще основная цель сатаны: обвинитель, обвиняющий Бога и Его праведников.

    Вилбур Фильдс: Действительно, в древнееврейском оригинале Библии он назван "обвинитель" или "противник". Вполне возможно, что в то время это даже не было его именем собственным; лишь позже это слово стали применять именно к нему в качестве имени или названия. Но независимо от имени, по своим делам он действительно был обвинителем-клеветником.
    Нам неизвестно точно, когда Бог создал ангелов. Я полагаю, что они были одними из первых сотворены Создателем. Ведь в 38-ой главе книги Иова написано, что "сыны Божии" радовались и ликовали, когда Бог полагал основание земли. Значит, они уже существовали в то время, когда создавался материальный мир. И в Библии есть упоминания о том, что сатана изначально был сотворён как прекрасный ангел, но позже он восстал против Бога. Но об этом нам известно крайне мало, меньше, чем хотелось бы.
    Итак, что же хотел Господь сказать сатане?

    Джеральд Клэп: Бог хотел засвидетельствовать перед сатаной праведность Иова, и Он начинает с вопроса: "Обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова?.. человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла" [3]. Богу было очень важно указать сатане на Иова, что праведный человек существует.

    Вилбур Фильдс: В разных переводах Библии говорится, что Иов был далёк от зла, или что он удалялся, сторонился, избегал его. В английском языке здесь можно усмотреть игру слов (однокоренные слова со значением "избегать" и "жевать) и сказать образно, что Иов "разжевал зло", чтобы потом выплюнуть его. Понятно, что в Библии этого значения нет.
    Для меня очень важно понимать, что когда я поступаю правильно, это угодно Богу. Было бы ужасно, если бы я сделал что-то неправильное, и после этого сатана начал бы упрекать Бога, говоря: "Ты заметил, что вытворил твой любимчик Вилбур? Ты ему доверял, а смотри, что он сделал, как он поступил с Тобой. Я же Тебе говорил, что толку от него никакого". Я не хочу разбивать сердце Богу. Если кто и будет торжествовать, то пусть это будет Бог. Мы видим, что Бог радовался за Иова - и очень приятно надеяться, что Он испытывает радость и за нас с вами.
    Но сатана сказал: "Ха! Иов верен Тебе только потому, что Ты ему за это воздаёшь".
    Откуда у сатаны такая уверенность, что Иов - лицемер, что он служит Богу только за награду? С чего дьявол взял, что это так?

    Джеральд Клэп: Это серьёзный вопрос. Ну, прежде всего, я не считаю, что сатана это знал об Иове. Он надеялся, что это так, но не мог быть в этом уверенным. Особенно после того, как услышал Божий отзыв об Иове. Тем не менее, он начинает обвинять и Бога и Его верного слугу, надеясь, что Иов всё же окажется лицемером.

    Вилбур Фильдс: Сатана не может предвидеть будущее, но Бог знал, что произойдёт. Ему было известно, что Он знал, что Он докажет Свою правоту сатане; но сатана всё равно упорствовал, если не сказать больше. Он настаивал на своём. Фактически, он взялся доказать Богу, что все мы - лицемеры.
    Итак, в какой-то момент сатане было позволено появиться перед Божьим престолом и бросить обвинение людям - таким, как Иов. Как вы думаете, дьявол до сих пор может обращаться к Богу и обвинять в лицемерии Вас или меня? Есть ли у него такая возможность и сегодня?

    Джеральд Клэп: Я предполагаю, что да. Но его обвинения ограничены в той же степени, в которой они были ограничены по отношению к Иову. Бог оставляет за ним определённую свободу, но ограниченную жёсткими рамками.

    Вилбур Фильдс: 12-я глава книги Откровения сообщает, что сатана низвержен с небес и ему больше не позволяется клеветать на братьев и сестер. Конечно, трудно точно сказать, когда это произошло или произойдёт. Но, в любом случае, вечно клеветать на верующих ему никто не позволит.
    Но почему же Господь допустил страдания Иова только для того, чтобы доказать, что сатана неправ?!..

    Джеральд Клэп: Я считаю, что Он позволил Иову страдать, чтобы сатана был посрамлён, потерпел поражение. Кроме того, я думаю, что, в каком-то смысле, Бог возвеличивается Своими праведниками, поэтому Он и допускает подобное. Бог знал, что Иов выдержит это испытание, и позволил ему произойти. В результате Он Сам был возвеличен, и вместе с Ним Иов.

    Вилбур Фильдс: Согласен. Мы не помним Иова как одного из богатейших людей Востока. Мы помним его, как человека, стойкого в страдании. Я уверен, что Иов, который и при жизни возблагодарил Бога, сказал Ему и в вечности: "Господь, спасибо, что провёл меня через эти страдания и дал мне возможность лучше узнать Тебя и прославить Тебя!" Нам нужно радоваться в страданиях. Но это бывает очень трудно…

    Джеральд Клэп: Да, конечно, это гораздо легче на словах, чем на деле.

    Вилбур Фильдс: А умеет ли сатана задумывать и осуществлять что-то значительное?

    Джеральд Клэп: К сожалению, очень хорошо умеет. Такое впечатление, что это для него - особая радость. Раз за разом он замышляет что-то крупное. Вот и здесь сатана задумал не какую-то мелочь. Мы прочитали о цепной реакции бед Иова. Как только сатана взялся за дело, всё начало рушиться одно за другим. В конце концов Иов понимает, что навсегда потерял всё, кроме собственной жизни, жены и своей веры.

    Вилбур Фильдс: Сатана не поленился привести халдеев с Востока туда, где жил Иов. Привёл он и савеян, чтобы истребили ослов и волов. А пришедшие халдеи украли верблюдов. Ещё сатана вызвал смерч с другого края пустыни. Он даже подгадал время так, чтобы гонцы один за другим (раз, два, три!) примчались с места событий, чтобы известить Иова о случившемся несчастье. Да, нужно понимать: дьявол действительно умеет планировать значительные события.
    Итак, кто пострадал и кто лишился жизни вследствие всего случившегося?

    Джеральд Клэп: Ну, во-первых, это дети...

    Вилбур Фильдс: Десять детей.

    Джеральд Клэп: А также слуги, которых было гораздо больше. Конечно же, Иов страдал. Слова жены - когда она сказала: "Похули Бога и умри", - показывают, что и она очень сильно страдала, особенно после смерти своих детей.

    Вилбур Фильдс: Да. Она переживала смерть своих детей точно так же, как и Иов. Она испытывала ужасные страдания.

    Джеральд Клэп: Да.

    Вилбур Фильдс: В общей сложности сатана убил сто или двести человек. И всё только для того, чтобы причинить страдания Иову. На тот случай, если у вас возникнет искушение поклониться сатане или посочувствовать ему, (потому что ему уготовлено погибнуть в огненном озере) - помните, что он не заслуживает сочувствия. Он настолько ненавидит людей, что равнодушно истребил сто слуг Иова. То, что у этих людей были жёны, у большинства из них, скорее всего - и дети, это его не остановило. Он убил их, просто чтобы доказать лицемерие Иова.
    Сатана провоцирует войны и вызывает природные катаклизмы? Действительно ли сатана может управлять силами природы и убивать людей?

    Джеральд Клэп: Я думаю, что да, может. Ведь написанное в послании к Римлянам и к нам относится: удел всех, живущих в этом мире, в определённой мере - страдания, муки, как у рожающей женщины. Однако Бог способен для любящих Его обратить всё во благо. И Он говорит, что никакой грех не может отделить человека от Его любви, дарованной нам в Христе Иисусе. Это 8-я глава послания к Римлянам.

    Вилбур Фильдс: Да, это всё так. И в послании к Евреям 2:14 сказано, что Христос пришел и принял человеческую плоть и кровь, чтобы лишить силы того, кто имел силу смерти, то есть дьявола. Дьявол способен убить человека. Но он - как бы на своеобразном поводке. Другими словами, он не может делать большего, чем ему позволит Бог. Джон Морган говорит: "Без Божьего позволения дьявол не смог бы повредить и волоса на верблюдах, которые принадлежали Иову". Тем не менее, у сатаны достаточно силы для того, чтобы убить человека. И всем нам известны случаи, когда молодые христиане умирали в самом расцвете сил. Без отца остаются дети, жёны теряют мужей, а мы задаёмся вопросом: "Как же это случилось? Отчего тот-то и тот-то заболел раком?"
    Итак, Иов потерял десятерых детей, всё своё имущество, средства к существованию. Он остался без ничего. Что же говорит Иов в тот момент, когда узнаёт об этом?

    Джеральд Клэп: Иов говорит о случившемся и о своём состоянии говорит потрясающими словами: "Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь; Господь дал, Господь и взял…"

    Вилбур Фильдс: Разве способен человек так красиво выражать мысли, когда у него такое горе?

    Джеральд Клэп: Хотя в это трудно поверить, есть люди, которые проявляют такую веру, такую верность. Им известно, что они сами и всё что у них есть, принадлежит Богу; что все от Него и всё к Нему вернется. Есть люди, всецело верящие Богу и всегда славящие Его. Их пример укрепляет и нас. Именно в этом сила книги Иова.

    Вилбур Фильдс: Действительно. Я вспоминаю свою тётю, сестру матери. Ее старший сын трагически погиб. Он был врачом. Погиб ещё молодым человеком, оставил семью. Рухнуло здание, в котором он находился. Я помню, как тётя подошла к его гробу и сказала: "Много лет назад я посвятила тебя Господу. Господь дал мне тебя, Господь тебя и забрал. Но я знаю, что мы увидимся снова". И у каждого из нас может быть такая же вера.
    Что же есть в первой главе этой книги, что может помочь людям в страдании?

    Джеральд Клэп: Скажу о том, что мне представляется особенно важным (и я стараюсь, чтобы это поняли мои студенты).
    Первое: Богу известно, если мы праведны, непорочны и уклоняемся от зла.
    Так сказал сам Бог. Если Он знал это о Иове в то время, когда он жил на земле, то знает об этом и сегодня. Я всегда напоминаю студентам об этом. Очень важно, чтобы люди это понимали, чтобы эта мысль служила им опорой.
    Второе: нам нужно знать, что клеветник, лукавый всегда пытается заставить людей, чтобы они перестать верить Богу.
    Непросто приходится тем, у кого есть вера. Тем, у кого веры нет, и бороться за неё не приходится. Клеветник старается навредить именно нам.
    Третий урок, который мы можем извлечь, я вижу такой: если даже потерять всё, кроме веры в своих отношениях с Богом, нам необходимо иметь такую же веру, как у Иова - чтобы хватило сил сказать: от Него я пришел, к Нему и вернусь.

    Вилбур Фильдс: Аминь! Кроме того, в-четвёртых, нам нужно не забывать, что страдания далеко не всегда свидетельствуют о греховности...

    Джеральд Клэп: Конечно же, нет!..

    Вилбур Фильдс: …как и достаток не всегда свидетельствует о праведности. Утверждать противоположное неверно. Для меня большое утешение осознавать, что именно сатана хочет причинить нам страдания. Бог не хотел причинять боли Иову. Он сострадал Иову, которому пришлось пройти через такое. Это - пятое: причинять зло Иову и нам хочет дьявол, а не Бог.
    Когда нам больно - больно Богу, больно Христу. Господь не равнодушен к тому, что мы чувствуем, что испытываем.
    И ещё для меня важно понимать, что мои страдания играют определенную роль в устройстве мира. Шестое: Человеческие страдания играют свою роль в мироустройстве.
    И Богу, и дьяволу не безразличны мои переживания. Я не один. Я важен для Бога. Я интересен и сатане... мне хотелось бы, чтобы, нападая на меня, он был посрамлен. Но главное - я, как личность, имею очень большое значение: я важен для Бога, Им уготовано мне определённое место в Его мироздании. И я благодарю Бога за это.
    На нашем следующем занятии мы поговорим о том, что за человек был Иов. Когда он жил и где? Мы поговорим о самой книге, о том, кто её написал и что нам об этом известно; о том, какие основные мысли содержаться в этой книге; поразмышляем, кто мог быть ее автором.
    Я хочу попросить всех вас в промежутке между занятиями прочесть книгу Иова полностью. В ней всего 42 небольшие главы. Её чтение поможет вам пережить и переосмыслить многое, станет для вас благословением. И вы будете готовы к нашим последующим занятиям.

    ПРИМЕЧАНИЯ
    1. Вилбур Фильдс в видеопрограмме читает книгу Иова по переводу New American Standard Version. В русском переводе занятий цитаты из книги Иова и других библейских книг будут приводиться преимущественно по синодального перевода. В случае, если будет использован другой перевод, это будет указано в примечаниях. Примечания также будут в некоторых случаях содержать варианты переводов. (Здесь и далее - примечания редактора русского текста занятий).
    2. Ср. с переводом С. Аверинцева: "…и Противоречащий пришёл с ними".
    3. В переводе С. Аверинцева: "…прост, и праведен, и богобоязнен, и далёк от зла"; в переводе А. Десницкого: "…он непорочен, честен, боится Бога и сторонится всякого зла".

    Занятие 2.
    Книга Иова: главный герой и сама книга

    Вилбур Фильдз: "Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается" (Иов 14:1-2) [1].
    И ещё один знаменитый отрывок из книги Иова: "А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога" (19:25-26). Мы ещё вернёмся к этим словам в дальнейшем.
    Книга Иова - одна из самых поэтичных книг. Она послужила источником вдохновения для многих людей. Произнес ли эти поэтические строки реальный человек? Жил ли Иов на самом деле, или он - вымышленный персонаж?

    По-моему, Иов, конечно же, был реальным человеком. Книга содержит много подробностей о нём и его жизни. Названы имена его друзей и указано, откуда они были родом. В последней главе перечислены имена родившихся дочерей Иова. Сообщается, сколько у Иова было овец, верблюдов, ослов, волов... Все эти подробности дают основания считать, что Иов жил на самом деле.
    Подтверждения этому мы находим и в других источниках. Вот что сказано о грехе народа Иуды в ветхозаветной книге пророка Иезекииля: "…и если бы нашлись в ней сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, - то они праведностью своею спасли бы только свои души, говорит Господь Бог" (Иез.14:14). Итак, Ветхий Завет говорит об Иове, как о человеке, который существовал в действительности. Ему вторит и Новый Завет. В книге Иакова есть прекрасные слова: "Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец [оного] от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен" (Иак.5:11).
    И в самой книге Иова Бог шесть раз называет Иова Своим рабом, то есть работником.
    Я так подробно остановился на этом, потому что некоторые толкователи считают Иова вымышленным персонажем. Например, Джеймс Кингвест, к моему огромному сожалению, написал во введении к книгам Нового Завета, что герой, о котором мы читаем в первой и второй главах книги Иова - это персонаж широко распространенных в древнем Израиле фольклорных рассказов. Он считает, что этот герой и жалующийся и спорящий со своим друзьями человек, о котором мы читаем в середине книги, - это два разных персонажа
    Но нет причин сомневаться в том, что Библия повествует о реальных людях, во многом - о таких же, как мы; и отношение Бога к ним и к нам остаётся неизменным.

    Но где же жил Иов, если он действительно существовал? Именно об этом нам первым делом, в самом начале и рассказывает книга Иова. В самой первой главе, в первом же стихе говорится: "Был человек в земле Уц, имя его Иов"...
    Иов жил не в какой-нибудь вымышленной, сказочной стране Оз, а в земле Уц, совершенно реальной. Она упоминается в некоторых других местах Писания. В частности - в Плаче Иеремии, где Бог говорит: "Радуйся и веселись, дочь Едома, обитательница земли Уц!" (Плач 4:21). Следовательно, земля Уц располагалась неподалеку от Едома, что к юго-востоку от Мёртвого моря. Согласно книге Иеремии (25:20), земля Уц была обширна: в ней царствовало одновременно несколько правителей.
    Кроме того, в Писании упоминаются несколько человек с именем Уц. Об одном из них идёт речь в книге Бытия 22. Там написано, что один из сыновей Нахора (брата Авраама) звался Уц, а второй - Вуз. Были ли они близнецами, сказать трудно; но, как бы то ни было, один из них носил имя Уц. Там же, в книге Бытия, в 36 главе, когда перечисляются жители Едомской земли до того, как туда переселились потомки Исава, упомянут ещё один человек по имени Уц; его именем, возможно, и была названа эта земля.
    Земля Уц, несомненно, была богата обширными пастбищами: ведь для того, чтобы выпасать семь тысяч овец и три тысячи верблюдов, огромные и обильные пастбища были совершенно необходимы. Очевидно, этот край прекрасно подходил для земледелия: пятьсот волов нужны были Иову, чтобы одновременно вспахивать землю. Также мы знаем, что земля Уц находилась неподалеку от пустыни.
    Следующий интересующий нас вопрос: какова главная тема книги Иова?
    Эта книга, прежде всего - о страдании. О том, как нам нужно и как не нужно поступать во время страданий. Думаю, именно это и является центральной темой всей книги. В ней рассказывается об очень хорошем человеке, потерявшем всё свое состояние, все средства к существованию, всё домашнее хозяйство, всех слуг, всех своих десятерых детей, и, в конечном итоге, утративший здоровье. Другими словами, у него даже не было возможности начать всё сначала - его состояние не позволяло ему сделать это.
    Как следует относиться к таким испытаниям?.. Очень многим людям не удаётся посреди всего этого отыскать верное отношение. Возможно, даже первоначальное отношение Иова было не таким, каким следовало быть.
    Самое сильное возражение, возникающее у людей против веры в Бога и против любви к Богу - это вопрос страданий. Почему мы должны стареть и страдать от артрита, который скручивает руки?.. Почему люди болеют раком?.. Почему в наводнениях гибнут невинные?.. На подобные вопросы очень трудно дать ответ. Многим людям очень сложно полюбить Бога из-за того, что умирают их маленькие дети... или потому, что злодеи богатеют, в то время, как людям, почитающим Бога, порой бывает нечего есть. И тогда мы задаемся вопросом: Почему?!..
    Книга Иова как раз и рассматривает вопрос нашего отношения к страданиям, когда наступает их время. Впрочем, в книге содержится и много других очень полезных тем. К примеру, в ней идёт речь о том, как действует дьявол - а знать это весьма важно.
    О чём ещё можно узнать, читая эту книгу? О том, как людям даются в этой жизни благополучие и несчастье.
    Существует ли вообще справедливость в этой жизни? Или нам нужно ждать её только в жизни будущей, вечной?
    Книга Иова ставит даже такой вопрос: правильно ли жаловаться на свои несчастья? Жалоб звучит в ней очень много…
    И, наконец, - есть ли у страданий цель?..
    Эта книга рассказывает о прекрасном человеке. Читая 31-ю главу, мы понимаем, что он был не просто очень хорошим, а удивительно хорошим человеком. И, тем не менее, в поведении Иова иногда обнаруживают самоуверенность. В ходе наших занятий мы будем подробнее говорить о его отношении к страданию. Мы услышим, как Иов, окружённый со всех сторон бедами и мучениями, восклицает: "Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться; я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!" (Иов 13:15) [2]. Не звучит ли сквозь эти слова самоуверенное: "Я докажу, что я хороший человек"?.. Генри Кауэлс в своем комментарии к книге Иова высказывает мнение, что главной целью этой книги было показать дурные последствия самоуверенности.
    Но что является результатом преодоления самоуверенности? Полное смирение. И Иов смирился, мы уже говорили об этом на прошлом занятии. Потеряв весь свой скот и детей, Иов смирился с этим. Он сказал: "Господь дал, Господь и взял". Сказал это без злобы и раздражения. Неужели даже в этом смирении Иов руководствовался духом самоуверенности, не до конца смирившись перед Богом - не так, как он смирился перед Ним в конце книги?..
    Итак, основная тема книги: во времена страданий - каким должно быть наше отношение к ним?

    Когда жил Иов? По всей видимости, в глубокой древности. Возможно, во времена Авраама - то есть, за две тысячи лет до прихода Христа. А может, он жил чуть позже, во времена Исаака и Иакова (внука Авраама).
    У нас есть несколько оснований для такого утверждения. Продолжительность жизни Иова была приблизительно такой же, как у Авраама, Исаака и Иакова. После пережитых испытаний Иов прожил еще 140 лет. А значит, ему было примерно 200 лет, когда он умер. Авраам умер в возрасте примерно 175 лет. Исаак - в возрасте 180 лет и Иаков - в возрасте 147 лет. После этого продолжительность человеческой жизни сократилась (за редчайшими исключениями). Уже ко времени жизни Моисея, как мы читаем в Писании, "дней лет наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет" (Пс.89:10). Возраст Иова дает нам основание думать, что он жил в так называемое время праотцев, время Авраама.
    Доктор Глиссен Арчер предполагает, что книга Иова была написана сразу после пережитых им страданий, и что жил Иов в то время, когда израильтяне находились в земле Египетской, до дней Моисея. Я считаю, что это вполне возможно.
    Есть и другие косвенные свидетельства о том, когда жил Иов. В то время ещё не было установлено священство. В первой главе мы читаем, что каждый раз, когда дети Иова веселились, он после празднества приглашал их к себе домой и приносил за них жертвы - на тот случай, если они согрешили в своем сердце. По сути, Иов был священником в своей семье. Это являлось типичным для времени праотцев.
    Ещё одно косвенное свидетельство. В последней главе книги Иова говорится, что когда он был исцелён, все его друзья и знакомые пришли и принесли ему монеты (или слитки), которые назывались кеситы. Они упоминаются ещё только в одном месте Писания - в связи с Иаковом, который покупал землю в Ханаане.
    Итак, судя по всему, Иов действительно жил очень давно.

    Кто же написал книгу Иова?
    Был её автором сам Иов, или кто-то другой, кто жил намного позже его? Когда она была написана?
    Мы не знаем этого достоверно, и можем только догадываться. Существует очень много версий.
    Одни полагают, что всю книгу или большую ее часть написал сам Иов. Лично я с этим согласен. Доктор Глиссен Арчер также считает автором основной части книги самого Иова.
    Другие утверждают, что её написал Моисей. Еврейский Талмуд говорит об этом, отвечая на вопрос "Кто автор Писания?": "Моисей написал свою книгу (имеются в виду пять первых книг Ветхого Завета) и отдел о Валааме и Иове" (трактат Бава-Батра, 15а). Талмуд для меня не является непререкаемым авторитетом; но если действительно хотя бы часть этой книги принадлежит перу Моисея, это объясняет, как она попала в древнееврейские Писания, хотя Иов не был иудеем. По всей видимости, он был аравийцем или едомитом. Это также объясняет, почему в двух первых и в последней главах книги преимущественно используется наименование "Господь" или "Яхве". Тогда как в беседах, составляющих основную часть книги, это Имя встречается всего лишь один раз - и то в этом месте существуют расхождения. Вместо него используется имя "Всемогущий" ("Эль Шаддай") или слово "Элоха" - причём эти имена Божьи больше почти не употребляются в остальных книгах Ветхого Завета.
    Поэтому кажется вполне правдоподобным, что после всех пережитых невзгод Иов записал беседы и монологи, составляющие ныне середину книги; а позднее текст бесед попал в руки Моисея, которому было открыто знание, воплощённое им во вступительной и заключительной частях. Записывая их, Моисей использовал в тексте древнееврейское имя Бога - "Яхве", "Господь".
    Это подтверждается и тем, что в последней главе речь идёт о смерти Иова. Я сомневаюсь в том, что Иов сам сделал запись о своей смерти. Это было бы очень необычно.
    Конечно же, Иов хотел, чтобы его слова были записаны. Он сам говорил об этом во время испытаний: "О, если бы записаны были слова мои! Если бы начертаны были они в книге резцом железным с оловом, - на вечное время на камне вырезаны были!" (Иов 19:23,24).
    Поэтому, вне всяких сомнений, Иов постарался впоследствии записать свои слова. Всем, кто жил после него, было бы очень трудно с такой точностью воссоздать беседы с его участием. Сам же Иов должен был их помнить - и я уверен, что Бог напоминал ему те подробности, которые стёрлись у Иова из памяти.

    Теперь нам важно представить себе отчётливый план книги Иова. Она содержит несколько чётко обозначенных разделов. Книга Иова состоит из трех частей. Часть первая - главы 1 и 2, написанные в прозаической форме. Это пролог, рассказ о событиях, предваряющих ход дальнейшего повествования. В этих двух главах мы читаем, как Иов сначала лишился всего своего скота и имущества, а потом и всех десяти детей. Мы говорили об этом на предыдущем занятии. Сначала мы узнаём, как погибли родственники Иова, а потом (во второй главе) читаем, что Иов лишился также и здоровья - был поражён проказой.
    Центральная часть книги состоит из бесед, написанных в поэтическом стиле. Эти беседы содержатся в главах с 3-й по 41-ю.
    Эти беседы большей частью представляют собой жаркие споры, а завершаются они словами Самого Бога.
    Последняя часть книги, тоже написанная в прозе (глава 42, начиная с 6-го стиха), - это её эпилог, заключение. Здесь рассказывается об исцелении Иова, о том, как было восстановлено его богатство.
    Теперь посмотрим, на какие разделы делятся беседы в центральной части книги.
    Третья глава. Иов горько оплакивает свое зачатие и рождение, сожалеет, что Бог сохранил ему жизнь.
    После этого состоялись три цикла бесед между Иовом и его друзьями (хотя помощи от этих друзей было немного). Перечислим эти циклы: Сначала говорит друг Иова Елифаз, а Иов ему отвечает. Говорит второй его друг, Вилдад, Иов отвечает и ему. Говорит третий друг, Софар, и Иов также ему отвечает.
    Эти беседы содержатся в главах 4-14.
    Затем следует второй цикл бесед, которые идут в том же порядке, что и первые: Елифаз, Вилдад и Софар. Все говорят в том же порядке. Иов отвечает каждому из них.
    Беседы по мере развития сюжета всё больше перерастают в спор.
    Наконец, начинается третий цикл бесед между Иовом и его друзьями. Говорит Елифаз, ему отвечает Иов. Вилдад почти закончил говорить, он добавляет лишь несколько коротких фраз; Иов отвечает. На этом заканчивается 25-я глава. Софар уже ничего не говорит.
    Следующая часть бесед (главы 26-31) - это речь самого Иова. В ней также можно выделить несколько разделов. Эта часть содержит тексты, наиболее выделяющиеся своей образностью и поэтичностью.
    Затем следуют главы с 31-й по 37-ю, в которых содержатся речи молодого человека по имени Елиуй.
    Он появляется в сюжете книги неожиданно и подхватывает спор, будучи очень недовольным тем, что услышал от других. Он намеревался поправить как Иова, так и его друзей. Слова Елиуя помещены в главах 32-37.
    За этим следует апогей книги Иова - речи Божии. Их мы читаем в главах 38-41.
    Это самый длинный фрагмент Писания, где слова Бога переведены дословно, так, как они были произнесены Его собственным голосом.

    ПЛАН КНИГИ ИОВА
    I. Пролог в прозе (главы 1,2)

    II. Беседы в поэтической форме (главы 3-41)
    А. Плач Иова (глава 3)
    Б. Первый цикл речей (главы 4-14)
    1. Речь Елифаза, ответ Иова
    2. Речь Вилдада, ответ Иова
    3. Речь Софара, ответ Иова
    В. Второй цикл бесед (главы 15-21)
    (Те же беседующие, тот же порядок)
    Г. Третий цикл бесед (главы 22-25)
    1. Елифаз, затем Иов
    2. Вилдад
    Д. Монологи Иова (главы 26-31)
    Е. Речи Елиуя (главы 32-37)
    Ж. Речи Божии (главы 38-41) III. Эпилог в прозе (глава 42)

    Книгу Иова называют величайшим образчиком поэзии. Я с этим всецело согласен. Поэтические строки этой книги служат для меня большим вдохновением. Прекрасные слова. Особенно мне нравятся такие великолепные строки: "Но Он знает путь мой; пусть испытает меня, - выйду, как золото" (Иов 23:10) [3]. Какая прекрасная мысль. Именно это и случилось с Иовом. И даже если в начале книги в нём можно усмотреть некую самоуверенность, в финале мы видим полноту его смирения. Он стал ещё лучше, ещё совершеннее, чем раньше.
    А этот стих мы уже цитировали: "Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться; я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!" (Иов 13:15).
    Пожалуй, такое отношение к страданию не мешало бы перенять всем нам. Хотя иногда Бог позволяет, чтобы в нашей жизни произошли суровые испытания, Он все равно достоин нашего доверия, нашей надежды. Книга Иова прекрасна ещё и тем, что содержит много дивных откровений о Божьей истине. Одно из таких откровений состоит в том, что Бог достоин нашего доверия и любви, даже если Он не даёт нам Своих благословений.
    Бог создал наш прекрасный мир, и Его заботит судьба Своих созданий: диких козлов, страусов, коршунов, хищных рыб, других животных. По Его воле идёт дождь и светит солнце. Бог достоин поклонения, даже если Он не благословляет нас сейчас Своими дарами. Это необходимо понимать всем нам.
    Ещё одно прекрасное откровение книги Иова заключается в том, что Бог допускает страдания, чтобы очистить и укрепить нас.
    Естественно, мы не любим страдать. Кому хочется страдать? Никому. Но страдания учат нас тому, чему мы больше никак не в состоянии научиться. В результате испытаний Иов стал лучше.
    Примечательно: мы не вспоминаем об Иове как о самом богатом человеке в его стране. Мы забываем, у кого в древности было больше всех волов, овец, верблюдов. Но мы помним Иова по тому, как он переносил страдания.
    Следующее откровение книги Иова: Бог слишком велик для того, чтобы мы, люди, могли до конца понять Его. Мы просто не в состоянии охватить умом пути Божьи.
    Иов умолял Бога и спорил с Ним: Бог, скажи мне, где я поступил неправильно?!.. Отчего я страдаю?!. Но Бог так и не указал Иову на причину его страданий. Ответив в конце концов Иову, Господь не объяснил ему, почему на его долю выпали такие страдания. Вместо этого Бог частично открыл ему Своё величие, Свою сущность и сущность небес. И Иов понял, что его вопросы, его споры с Богом лишаются смысла, что ответ попросту не может быть до конца понят. Господь слишком велик для того, чтобы мы, люди, могли Его полностью понять.
    И ещё одно откровение книги Иова: что бы ни происходило, Бог продолжает любить нас.
    Богу не доставляло радости видеть, как страдает Иов. Когда на Иова обрушились несчастья, Господь сказал сатане, который осмелился просить позволить ему навести болезнь на Иова: "Обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла, и доселе тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно" (Иов 2:3). Господу не доставляют удовольствия наши страдания. Бог есть любовь, даже если мы с этим не соглашаемся. Сохранился рассказ о жителе древнего Вавилона, которому тоже пришлось много страдать и он также не мог понять причину своих несчастий. Этот человек пришёл к грустному выводу: написал о них книгу, где говорится: "Совет Божий полон сокрушения. Кто его уразумеет?" Так думали соседствующие с Иовом народы. Но книга Иова предлагает нам другое понимание. Она открывает, что Бог есть любовь.
    На нашем следующем занятии мы рассмотрим вторую главу книги Иова. Прошу вас ещё раз внимательно прочитать её.
    В следующем занятии будет принимать участие гость, который на своём опыте пережил испытания, сходные со страданиями Иова. Я уверен, что его рассказ поможет нам лучше понять смысл второй главы.


    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Ср. с переводом С. Аверинцева: "Человек, рождённый женой, скуден днями, но скорбью богат; он выходит и никнет, как цветок, ускользает, как тень, и не устоит".
    2. Ср. с переводом А. Десницкого, где смысл ближе к комментируемому далее В. Фильдсом: "Он меня убьет, и нет надежды, но буду твердить Ему, что я прав…". В переводе Аверинцева: "Пусть убьёт Он меня - я надеюсь на Него; только б защитить мне пред лицом Его пути мои!".
    3. В переводе Аверинцева: "Он же ведает мой путь; пусть, как злато, плавит меня - я чист!".

    Занятие 3.

    Размышления для страждущих

    Вилбур Фильдз: Почему Бог допустил, чтобы праведный человек заболел проказой, чтобы всё его тело покрылось коростой и почернело, кожа полопалась и гноилась?..

    Сегодня мы будем размышлять над второй главой книги Иова, будем говорить о человеке, с которым приключились все эти несчастья, и о том, почему это произошло.

    Я очень рад, что сегодня вместе со мной в студии Ральф Мэренз и его жена Барбара. Ральф – служитель христианской церкви «Голгофа» в г. Белвью, штат Небраска. До этого он преподавал в библейском колледже Озарк. Ральф Меренз говорит, что у него особое отношение к книге Иова, о котором он нам сегодня расскажет. Я надеюсь, что это станет для нас огромным благословением и радостью.

    Из первой главы мы узнали, как дьявол, сатана бросил вызов Богу, чтобы Тот позволил ему отнять у Иова всё его имущество. Иов был очень богатым человеком, и сатана заявил Богу, что Иов любит Его не просто так, не даром: стоит Богу забрать всё его состояние, как Иов проклянет Бога. И тогда Бог допустил, чтобы Иов остался без средств к существованию. Он потерял всё. Самым болезненным было потерять сразу всех десятерых детей, погибших от смерча. Но Иов сказал лишь: «Господь дал, Господь и взял». Он был достоин Божьего благословения.

    Во второй главе книги Иова, которую мы будем сегодня разбирать, идёт речь о втором испытании Иова. Дьявол приготовил ему ещё более суровое испытание: Иов лишился здоровья и не находил поддержки у своей жены. Через эту главу Бог многое сказал мне.

    В самом начале главы мы видим, что история повторяется: сыны Божии, ангелы, предстали перед Господом, и с ними пришёл сатана.

    Ральф, как Вы думаете, что это встреча на небесах говорит о Божьем владычестве в мире?

     

    Ральф Мэренз: Бесспорно то, что все остаётся во власти Бога. И Он может спросить со всех, в том числе, и с сатаны.

     

    Вилбур Фильдз:Верно, тогда Бог спросил сатану, откуда тот пришёл, и что сатана ответил?

     

    Ральф Мэренз:Ходил по земле.

     

    Вилбур Фильдз: А согласно 1-му посланию апостола Петра, когда сатана ходит по земле, что он делает?..

     

    Ральф Мэренз: Он пытается устроить нам неприятности.

     

    Вилбур Фильдз: Он ищет, кого бы ему поглотить. И тогда он ходил, пытаясь поглотить Иова. Как Бог стал относиться к Иову после того, как тот потерял все средства к существованию, всё своё имущество, всех своих детей? Переживал ли Бог об Иове?

     

    Ральф Мэренз: Бесспорно, Бог знал обо всём, что происходит в жизни Иова. Ему было далеко не всё равно. И я вижу в тексте, что Бог жалел о страданиях Иова, которые были спровоцированы сатаной.

     

    Вилбур Фильдз:Да, действительно. В третьем стихе мы читаем, что Бог сказал сатане: «Обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла, и доселе тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно». Другими словами, Бог гордился Иовом.

    Я воспринимаю это как самый сильный пример служения Господу. Мне бы очень хотелось, чтобы Бог мог также похвастаться мною перед дьяволом и сказать: ты пытался его искушать, но у тебя ничего не вышло. Боюсь, что иногда мы, к сожалению, предоставляем дьяволу возможность возразить: «Твои дети, которых Ты благословляешь, не всегда заслуживают этого». Пусть всем нам удаётся избегать этого.

    Итак, сатана, конечно же, не поверил в искренность Иова. Поэтому он сказал Богу со смехом (думаю, он успехался, говоря это): «Кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек всё, что есть у него...» Что он имел в виду?

     

    Барбара Мэренз: Всё в мире имеет свою цену. И сатана думал, если он начнёт искушать Иова в духовной, физической, умственной жизни, а не только через материальные блага, то очень скоро Иов сдастся. Но этого не случилось.

     

    Вилбур Фильдз: Я долго размышлял над тем, что значит «кожа за кожу», и не скоро начал, как мне кажется, понимать, о чём идет речь. Я думаю, здесь сатана пытается сказать Богу, что Он похож на родителя, балующего своего ребёнка. «Ты дал Иову все самое лучшее, – как я понимаю, слово "кожа" используется здесь образно и означает всё самое ценное, – Ты всё это дал Иову, но стоит тебе забрать это у него, Иов начнёт роптать и возмущаться. Ты, Бог, чересчур наивный. Ты хочешь замечать очевидного, и если Иов начнет громко жаловаться, ты скажешь: "Нет, Иов, не говори так обо мне; Я дам тебе всё, что ты захочешь"». Таким образом, говоря «кожу за кожу», всего тремя словами дьявол умудрился оскорбить и Бога, и Иова. Нужно признать, он умеет подбирать нужные слова.

    Далее,что Бог разрешил сатане сделать?

     

    Ральф Мэренз: Поразить тело Иова.

     

    Вилбур Фильдз: При этом Бог продолжал, так сказать, держать сатану на поводке, не давая ему зайти слишком далеко. А сатана покрыл тело Иова от головы до пят проказой; в других библейских переводах уточняется: язвами, фурункулами, нарывами. У Вас когда-нибудь были нарывы?

     

    Барбара Мэренз: Да, и это очень больно. Иногда настолько больно, что начинаешь думать о смерти – хотя никакой угрозы жизни на самом деле нет.

     

    Вилбур Фильдз:Если у вас были чирьи, то мне нет нужды описывать, что это такое. Если же не было – то я вряд ли смогу вам их описать. Иов не мог найти себе места. Он не мог толком ни присесть, ни прилечь. Он страдал от боли, которую нарывы причиняли в любом положении. Библия сообщает, что он взял черепицу, расчёсывал раны и соскабливал вытекающий из них гной. У меня есть несколько кусков черепицы, которые мы нашли на археологических раскопках. Так же выглядели и «скребки» Иова. Везде, где были древние поселения можно найти очень много глиняных черепков. Это остатки от разбитых кувшинов и другой посуды.

    Итак, что сказала Иову его жена, подойдя к нему?

     

    Ральф Мэренз: «Похули Бога и умри».

     

    Вилбур Фильдз: Что это означало для Иова?

     

    Ральф Мэренз: Сдаться. Может, даже покончить жизнь самоубийством.

     

    Вилбур Фильдз: Действительно, невозможно ведь вызвать собственную смерть одним желанием. Похоже, жена Иова именно это и хотела сказать: «Прокляни Бога и покончи со своей жизнью». Не могу не сказать, что я восхищаюсь действиями Иова. Несмотря на все свои страдания, он решил жить. Очень многие сдаются в его ситуации: глотают смертельную дозу таблеток или находят другие способы… Отдадим Иову должное: он ничего подобного не сделал, и не собирался

    Но заслуживает ли жена Иова строгого суждения? Ральф, что вы думаете по этому поводу?

     

    Ральф Мэренз:Жена, бесспорно, усугубляла положение Иова, а не облегчала его. Хотя я где-то её понимаю – потому что состояние её мужа было таким, что она думала: «Лучше бы ему было умереть».

     

    Вилбур Фильдз:Или так ей казалось.

     

    Ральф Мэренз:Да, или так ей казалось.

     

    Вилбур Фильдз:Барбара, а Вы как думаете: можно ли оправдать поступок жены Иова, или ей нет оправдания?

     

    Барбара Мэренз:Думаю, она говорила так от горя. Но, если честно, я не могу этого принять. Когда у Ральфа был рак и он проходил курс химиотерапии, я знала, что мне нужно его поддерживать и вдохновлять, а не впадать в уныние. Поэтому я разочарована в жене Иова. Хотя с другой стороны, у неё было огромное горе. Она потеряла всех своих детей, все материальные блага… Поэтому я могу понять, что ею двигала скорбь и она говорила в гневе.

     

    Вилбур Фильдз: Я понятия не имею, как бы отреагировала любая другая женщина, потерявшая всех своих детей сразу. Мне очень трудно критиковать её. Ещё я знаю, что когда Иов заболел, его дыхание стало настолько зловонным, что жена не могла находиться рядом с ним. «Дыхание мое опротивело жене моей» (19:17), – говорил он. Но при этом, если кто-то приносил ему поесть, или чистую ткань, чтобы перевязать гниющие части тела, именно жена делала ему перевязку. Писание на самом деле не осуждает ее.

    Иов отвечает на слова жены: «Ты говоришь как одна из безумных» (2:10). Обратите внимание: он не говорит: «Ты безумная. Не смей говорить такое!..» Иов только сравнивает свою жену с безумной, т.е. намеренно проводит различие между нею и безумными женщинами. Я знаю, что он был унижен и разочарован. Нет ничего больнее для пожилого человека, чем отсутствие поддержки со стороны жены. Даже царь Давид вышел из себя, когда его жена Мелхола не обрадовалась тому, что он принёс Ковчег Завета. Давид тогда пришёл в ярость. Так и Иов мог бы разозлиться и возмутиться: «После всех этих лет... после всего, что я тебе дал, что я для тебя сделал!..» Но Иов так не сказал, и я восхищён им. Однако я и не критикую его жену: мне кажется, нам следует проявить снисходительность в этой ситуации.

    Итак, весть о болезни Иова разнеслась повсюду. Откуда мы знаем, что беда Иова стала общеизвестным фактом?

     

    Ральф Мэренз: О случившемся узнали его друзья, которые жили довольно далеко.

     

    Вилбур Фильдз: Да. Елифаз Феманитянин был из города, находившегося недалеко от современного города Петра, к югу от Мёртвого моря. Если посмотреть по карте, то от этого места до земли Уц было порядка 200 миль. Вилдад Савхеянин был обитателем другой местности, откуда он тоже отправился к Иову. Их друг Софар Наамитятин жил вдажеке от всех них. Таким образом, Иов был известным человеком и новость о его болезни достигла его друзей. Тогда они пришли его навестить. Для каждого из них – Елифаза, Вилдада и Софара – визит к Иову требовал значительных усилий. Путь был неблизким: несколько сотен миль; оплачивать дорогу им нужно было из собственного кармана.

    Что еще хорошего можно сказать об этих людях? Впоследствии выяснится, что, к сожалению, утешители из них получились никудышные. Однако перед тем, как начать разбираться в их недостатках, давайте скажем о них ещё что-нибудь хорошее.

     

    Ральф Мэренз: У них были благие намерения. Я думаю, они действительно пришли, чтобы помочь Иову, поддержать его.

     

    Вилбур Фильдз: А когда они увидели, в каком жалком состоянии он находится, они из сострадания не стали его ни в чём уговаривать, а молча просидели рядом с ним семь дней и семь ночей.

     

    Барбара Мэренз: Уже даже одно то, что они пришли. Многих людей, страдающих онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями, никто из друзей даже не приходит проведать. Друзья думают, что им не по силам справиться с горем страдальца.

     

    Вилбур Фильдз:Или боятся заразиться...

    В ходе долгих бесед между Иовом и его друзьями ни разу не упоминается, даже косвенно, что его друзья могли поклоняться идолам. Все трое были слугами Божьими. Это было замечательно, потому что практически весь языческий мир – а эти люди были язычниками – погряз в идолопоклонстве. Так что, по крайне мере трое друзей Иова хоть и не идеально, но знали Бога.

    Итак, размышляя над этим отрывком, можем ли мы извлечь какие-нибудь уроки о страдании? Что-нибудь особенное, что пришло вам в голову в ходе нашего разговора и о чем мы не упомянули?

     

    Ральф Мэренз: Я радуюсь тому, что Бог ограничивает меру страданий – не только для Иова, но и для каждого из нас. В 1-м послании Коринфянам сказано, что Бог не допустит нам «быть искушаемыми сверх сил» (1 Кор.10:13). То есть, он по-прежнему держит сатану «на поводке».

     

    Вилбур Фильдз: Но порой кажется: Бог считает, что мы можем вынести гораздо больше, чем нам хотелось бы…

     

    Барбара Мэренз:Бог никогда не испытывает удовольствия от того, что мы страдаем. В книге Иеремии написано: «Ибо толькоЯ знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду» (Иер.29:11). Мы служим благому Богу, Который желает нам только добра. Он не хочет, чтобы Его дети страдали.

     

    Вилбур Фильдз:Да, Бог очень огорчился, когда сатана обрушил на Иова все эти несчастья. Часто люди задают вопрос: «Почему Бог позволил умереть моим детям?» Поверьте мне, это причиняет Богу столько же боли, сколько и вам. Бог не получает от этого ни малейшего удовольствия – и придёт время, когда Он поставит всё на свое место. Конечно, вы вправе спросить, почему Он допускает это изначально? Порой самый честный ответ на этот вопрос: «Я не знаю». Насколько мне известно, Иов до конца жизни так и не узнал, почему он страдал.

    Ральф и Барбара пережили в своей жизни много испытаний. Оба овдовели, ещё будучи молодыми людьми. Они и сейчас молоды... но это случилось, когда их дети были совсем маленькими. Ральф сказал как-то, что именно чтение книги Иова помогло ему принять умом смерть своей первой жены, хотя эмоции и были очень сильны. Мне хотелось бы, чтобы Ральф и Барбара засвидетельствовали о том, как Господь направлял их в жизни; о том, какую роль в их жизни сыграла книга Иова, как она им помогла. Вот о чём я прошу их с нами сейчас поделиться. Я очень благодарен им за то, что они согласились принять участие в нашей беседе. Ральф, не могли бы вы рассказать нам о своих переживаниях?

     

    Ральф Мэренз: Я с радостью поделюсь ими. Думаю, моё представление, почему с людьми происходит что-то хорошее или что-то плохое – причём неправильное представление! – сформировалось ещё в молодости, благодаря моему неверующему соседу. Я рос в семье проповедника. Всё в нашей семье было благополучно, и мой неверующий сосед однажды объяснил мне, что у нас всё хорошо и мы обходимся без переломов и больниц, потому что Бог вознаграждает хороших людей. А таких, как он – людей, у которых не всё так гладко в жизни, и которые, по его словам, ничем хорошим не отличались, – Бог якобы не награждает. Так, он сформировал у меня точку зрения, которой я довольно долго придерживался, полагая, что всё именно так и обстоит.

    Первые сомнения появились, когда я уже учился на первом курсе библейского колледжа. День благодарения в том году я встречал со своим дядей Роном Кокреном. Он был проповедником и отцом пятерых детей, старший из которых только заканчивал школу; служил Господу он в штате Айова. Несколько месяцев спустя я узнал, что Рон катался на санках со своими детьми, и с ним случилось несчастье. Через три дня он умер.

    Мне очень сложно было это понять и принять, потому что мне всё казалось неправильным. Оказалось прерванным его служение, дети остались без отца… То есть, случившееся поставило под сомнение мои представления: с хорошими людьми тоже почему-то могло произойти что-то плохое. Я начал впадать в депрессию. К тому моменту я проучился в колледже всего полгода. Наконец я сказал Богу: «Если Ты есть, объясни мне, почему так происходит, потому что я близок к тому, чтобы списать Тебя со счетов. Не знаю, хочу ли я оставаться христианином, и уж точно я не хочу служить Богу, Который не помогает людям». Я искренне молился и настаивал: «Сейчас или никогда!»

    Каким же удивительным образом Бог ответил на эту молитву!.. В тот год я поехал на христианскую конференцию, темой которой была книга Иова. Более того, в основе одного из занятий был стих: «Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться». Я стал задумываться о том, через что прошел Иов. Я начал перечитывать книгу Иова и размышлять, много размышлять, почему Иов, после всех испытаний, не перестал верить Богу. Потом я подумал, что мои проблемы по сравнения с бедами Иова кажутся сущими пустяками. Господь не оставлял меня. Если бы я мыслил как Иов, то никакое испытание не смогло бы меня заставить усомниться в Боге. Он такой, каков Он есть, независимо от того, нравится мне это или нет.

    И в тот момент я принял осознанное решение: неважно, что произойдёт в моей жизни, хорошее или плохое, – но я не перестану доверять Богу. Моя вера больше не зависела от обстоятельств.

    Позже в моей жизни случилось новое испытание. Тогда я был женат на Кэрол, и она однажды сказала мне, что её мучает физическая боль. В конце лета мы пошли к врачу и у неё обнаружили рак. Через восемь месяцев после начала болей рак отнял у неё жизнь. За Кэрол было вознесено огромное количество молитв. Нет никаких сомнений, что Бог знал о нашем положении. Тем не менее, Он решил не посылать ей исцеления. Моему осознанному решению был брошен вызов со стороны мучавших меня в то время эмоций. Но ответ не менялся, и в конечном итоге, хотя Бог и позволил моей жене умереть, мне пришлось повторить за Иовом: «…но я буду надеяться».

    Впоследствии моя вера неоднократно была испытана: во время служения загорелась наша церковь, в результате чего сгорела библиотека и все наши записи; у нашей дочери обнаружили эпилепсию; в Небраске, где мы несём сейчас служение, Барбара неудачно упала и повредила позвоночник; два года назад мне удалили раковую опухоль. Много чего происходило в моей жизни, но всякий раз ответ был один: «Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться». Что бы со мной ни случилось, я буду Ему верить. Я искренне верю, что никакие несчастья, которые могут произойти со мной или с моей женой, не пошатнут моей веры в Бога. На этом убеждении Бог построил мою веру.

     

    Вилбур Фильдз: Я знаю, что Кэрол, умирая, пережила много страданий. Она прошла курс химиотерапии, после которой, как это часто бывает, у неё выпали все волосы. Ни один мужчина не сможет понять, какой это шок для женщины. Я помню, как ей было плохо, и как Ральф все это переживал. Тем не менее, вы с Кэрол и тогда доверяли друг другу, планировали свое будущее и, несмотря ни на что, доверяли Богу.

     

    Ральф Мэренз:Так оно и было. Она даже распланировала свои похороны, и сказала, чего бы ей хотелось и чего не хотелось. Она дала мне свободу, сказав, что нашим детям нужна мать и что она не хочет, чтобы после её смерти я оставался вдовцом, и чтобы я женился второй раз. Мы говорили обо всём, и это было огромным благословением.

     

    Вилбур Фильдз:Слава Богу! Мы с вами, конечно же, знаем, что наша земная обитель, этот дом, в котором мы сейчас обитаем, исчезнет. Мы знаем, что на небесах нас ждёт новый дом и новые тела, что после смерти нас ждёт вечная жизнь. Но задумайтесь: Иов не имел об этом ни малейшего представления. Тем не менее, он верил настолько, что сказал: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!»

    Меня поражает вера Иова посреди его бед. Когда его жена сказала ему похулить Бога и умереть, Иов ответил: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?»

    Ральф, что вы думаете об этом ответе?

     

    Ральф Мэренз: Я думаю, что это мудрость мира.

     

    Вилбур Фильдз: То есть?

     

    Ральф Мэренз:Мир говорит, что нужно стойко переносить превратности судьбы, что жизнь полна взлетов и падений, что такова жизнь, и тому подобное. Я против такой философии, потому что она утверждает безразличного Бога. Я знаю, что Бог принимает личное участие в нашей жизни. Ему не всё равно, что с нами происходит. Я не верю, что Он посылает плохое. В определённом смысле Он допускает плохое, но это не делает Его Богом зла, Богом, Который посылает нам зло.

     

    Вилбур Фильдз: Но когда Иов это говорил, он не знал того, что знаем мы в свете учения Христова. И я рад, что Бог не привлекает нас к ответственности за все наши несведущие и порою безрассудные рассуждения. Меня это очень утешает.

    Итак, к Иову пришли трое его друзей: «И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постигших его, и пошли каждый из своего места: Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и сошлись, чтобы идти вместе сетовать с ним и утешать его» [2]. Всё это звучит очень даже хорошо; но мы знаем, чем все это закончилось. Утешение это превратилось в, может быть, самое суровое его испытание. Ральф, что бы вы могли посоветовать тем, кто оказывает утешение больным? Эти трое явно упустили возможность его утешить.

     

    Ральф Мэренз:Это точно. Они забыли, зачем пришли. И вместо того, чтобы утешать, стали осуждать.

    Я встречал таких людей. Они приходят в больничную палату, пытаются объяснить, почему Бог это сделал, или извиняются за Бога, или стараются Ему помочь, говоря: «Вы поступили неправильно и вам нужно исправиться». Другими словами, сегодня люди совершают все те же ошибки. А всё, что нам нужно сделать, это смириться и признать, что у нас нет ответов на все вопросы. Мы здесь, чтобы утешать и уверять в том, что Богу не всё равно, что Он знает о происходящем. На мой взгляд, лучшее, что мы можем сделать, это почитать Писание и помолиться с человеком, а все остальное отдать в руки Божьи.

     

    Советы утешителям.

    1. Не забывайте, что ваша задача – утешать.

    2. Читайте Писание и молитесь.

     

    Вилбур Фильдз:Насколько я знаю, друзья Иова ни разу не пытались предложить ему вместе помолиться.

     

    Ральф Мэренз:Нет, ни разу.

     

    Вилбур Фильдз:Вместо этого они принялись его поучать: «Погибал ли кто невинный... сеявшие зло пожинают его…» Они не сомневались, что Иов сделал что-то плохое. Если следовать их философии, то за любой плохой проступок положено наказание, а за хороший – вознаграждение. Если Иов, будучи праведным человеком, потерял всё своё состояние и всех детей, то их собственная безопасность оказывалась под угрозой – а им этого очень не хотелось.

    Я попрошу Барбару тоже поделиться с нами сегодня (и на следующем занятии тоже) своим опытом. Скажите, Барбара, стала ли книга Иова особым благословением в вашей жизни?

     

    Барбара Мэренз:Огромным благословением. Книга Иова очень близка мне. До того, как на Иова обрушились все несчастья, он уже был подготовлен к ним, у него были крепкие отношения с Богом. Я поняла, что для меня очень важно в жизни стремиться к личным отношениям с Богом через чтение Его Слова и молитву. Испытания еще придут, и я хочу быть готовой.

    Ещё я обнаружила: всё, что мог во время испытаний делать Иов – это терпеть. Он не ходил, прославляя Бога и делясь со всеми Благой Вестью, он просто терпел. Думаю, бывают времена, когда на нас обрушиваются настолько суровые испытания, что мы не в состоянии служить другим. Всё, что мы тогда можем – это терпеть и оставаться стойкими. Не отступать, а двигаться вперёд, как и раньше.

    Наступит время, и испытания закончатся; но они либо закалят нас, либо ожесточат. Я думаю, испытания закалили Иова. Библия умалчивает об этом, но я уверена, что на сотни километров было слышно, как Иов славил Бога, когда испытаниям пришёл конец.

    И ещё: очень важно использовать свои испытания для служения другим, потому что этим мы прославляем Бога, а это и есть наша цель здесь, на земле.

     

    Вилбур Фильдз: В своей стране Иов был очень богатым человеком. Но прославился он не своим богатством, а своим терпением во времена страданий. Иов также был очень щедрым человеком. Написано, что он помогал бедным, вдовам и сиротам. Кроме того, он вершил суд и докапывался до сути любой тяжбы, а делающего беззаконие наказывал. Но мы помним Иова не из-за его высокого поста или общественного положения, не потому, что он был богат или щедр. Мы запомнили его по тому, как он переносил страдания.

    И нам не следует возмущаться, если Бог позволит сатане причинить нам страдания. Вместо этого нужно радоваться, как радовались апостолы за оказанную им честь пострадать за Христа – потому что именно связанные со страданиями события придавали огромное значение их свидетельству. Ничто не производило большего впечатления на всех, кто их знал, чем то, как они терпеливо переносили испытания. И в вечности Иов будет благодарить Господа за то, что Тот допустил в его жизни такие испытания.

    На следующем, четвёртом занятии, Ральф и Барбара снова будут с нами. Уверен, что вам интересно их слушать.

    Я приглашаю вас перечитать отрывок, который станет темой нашего следующего занятия: книга Иова, 3-я глава.

    В этой главе описано, как Иов горько сокрушается и взывает к Богу, сожалея о дне своего зачатия и рождения. Прочтите, пожалуйста, третью главу и подумайте над ней. А мы будем ждать встречи с вами.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЕ

     

    1. Ср. с переводом С. Аверинцева: «…и поразил Иова злыми язвами от подошвы стопы его по самое темя его»; в переводе А. Десницкого: «…Он поразил Иова болезненными нарывами с головы до пят…»

    2. В переводе С. Аверинцева: «…и сговорились они идти к нему вместе, чтобы соболезновать ему и утешать его».


    Занятие 4.
    «Проклинаю день, в который родился!..»

    Вилбур Фильдз: Однажды один праведник воскликнул: «Будь проклят тот день, когда я родился!» Бедняга был весь покрыт коростой, кожа его воспалилась, он кричал: «Днём и ночью я мучаюсь от боли! Ночью я не могу дождаться утра, а днем жажду ночи!» Боль этого человека была настолько сильной, что он воскликнул: «Лучше бы я не родился!» Вы когда-нибудь говорили такое: «Лучше бы я не родился»?.. Или: «Для чего я родился в этом ужасном мире?..»

    Этим вопросом задавался человек, живший в глубокой древности. Звали его Иов. История Иова описана в Библии, в книге, носящей его имя. Эта книга расположена перед Псалтирью. Из истории об Иове мы узнали, как сатана, явившись к Богу, провоцировал Его, говоря: «Иов служит Тебе не потому что он Тебя любит, а потому, что Ты одарил его огромным богатством, многочисленным скотом, детьми. Стоит Тебе отнять всё это, и он проклянёт Тебя».

    В первой главе мы прочли, что Бог позволил сатане забрать у Иова всё: материальные блага, средства к существованию и детей, погибших в результате урагана или смерча. Именно сатана обрушивает на людей несчастья, когда у него есть такая возможность. Но Иов остался верным Господу. Во второй главе рассказывается, как сатана сказал Богу: «Если Ты позволишь мне коснуться его плоти (а сатана может сделать с нами только то, что допускает Бог), то я поражу его тело, и он проклянет Тебя». Это было ни чем иным, как вызовом. И вот Бог позволил сатане поразить тело Иова, но не разрешил лишать его жизни. Однако, несмотря на все испытания, Иов не переставал верить Богу, даже когда жена сказала ему: «Похули Бога и умри!»

    3-я глава начинается с того, что Иов проклял день своего рождения: «Лучше бы мне не родиться! Почему я не умер в утробе своей матери? Зачем Господь сохранил меня до сего дня?..»

    Третья глава – это горькие рыдания Иова. К нему пришли его друзья. Всю неделю они молча сидели рядом с ним, пока Иов не начал жаловаться.

    Стенания Иова можно условно разделить на три части. Первую часть мы назовем: «Погибни день, в который я родился» [1] (3:1-10). Вторая часть называется: «Для чего не умер я, выходя из утробы?» (3:11-19). И далее Иов восклицает: «На что дан страдальцу свет?» – то есть: «Для чего я ещё жив?» (3:20-26).

    Мне очень приятно, что сегодня на занятии у нас снова в гостях Ральф Мэренз и его жена Барбара. Ральф – служитель «Христианской церкви Голгофа» в г. Белвью, штат Небраска. Ранее он преподавал в библейском колледже Озарк.

    Ральф и Барбара поделятся сегодня с нами своими мыслями.

    Иов воскликнул: «Погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек!» Но ведь обычно родители ждут новости о зачатии ребёнка с радостью и нетерпением. Ральф,как часто вы встречали людей, которые хотели бы никогда не родиться?

     

    Ральф Мэренз: Я встречал много людей с такими мыслями, в сходном состоянии. Когда у тебя всё хорошо, подобное звучит ужасно; но когда ты в отчаянии, то именно эта мысль и приходит в голову. Я помню, после смерти моей первой жены мне очень хотелось погибнуть в автокатастрофе, чтобы я и мои дети могли уйти вместе с ней, раз и навсегда покончив с этим миром. Помню, как я упал лицом на пол и задавал Богу один вопрос: почему так случилось? Тогда я чувствовал себя на самом дне, в полном отчаянии.

     

    Вилбур Фильдз: Горькие слова Иова очень образны: «Да сгинет день, в который я рождён (чтобы о нем не осталось и следа в календаре!), и ночь, что сказала: "зачат мальчик"! День тот да будет тьмой, пусть Бог на небесах о нём не вспомнит и свет на него не прольётся» (3:3-4) [2].

    Сестра Барбара, как эти стихи касаются вашего сердца?

     

    Барбара Мэренз:Думаю, иногда легче уйти к Богу, чем оставаться здесь и продолжать трудиться. Когда я, как и Ральф, овдовела, у меня, как и у него, к счастью, оставались маленькие дети. Забота о них очень быстро вернула нас к реальности. Очень легко обидеться на тех, кто ушли: ведь они освободились от всех земных проблем, а тем, кто остался, ещё предстоит перенести очень многое.

     

    Вилбур Фильдз: У Иова даже детей не осталось, чтобы они хоть как-то могли отвлечь его от страданий. Он остался в одиночестве. Даже людям, пережившим собственные страдания, очень трудно представить себе, что перенёс Иов.

    Что же выбрал Иов: страдать или покончить с жизнью?

     

    Ральф Мэренз: Он выбрал страдание, доверился Богу. Я думаю, он знал, надеялся, что его страдания когда-нибудь закончатся. И он не хотел сводить счёты с жизнью, потому что доверял Богу.

     

    Вилбур Фильдз: И всё же, дальше мы читаем, что он надеялся умереть. Он ведь не знал, что Бог запретил сатане лишать его жизни. Иов был настолько болен, что боялся: а вдруг он не умрёт?.. Он не хотел жить дальше с такой мучительной болью.

     

    Ральф Мэренз: Иов чувствовал, что, в конечном итоге, Бог что-то предпримет, но ему нужно было продержаться до конца.

     

    Вилбур Фильдз:Обратим внимание, Иов говорит: «Для чего не умер я, выходя из утробы?» (3:11) – «Почему у моей матери не случился выкидыш?» Ральф, как, по вашему мнению, это нормально, когда люди жалеют, что не умерли при рождении (или что вообще родились)?

     

    Ральф Мэренз: Нет, это нельзя назвать нормальным, если только то не мимолётная слабость. Но Иов, по крайней мере, искренне говорит о том, что чувствует в данный момент. Он жалуется, дойдя до крайнего отчаяния, а когда человеку больше не на что надеяться, он обращает свой взор вверх, чтобы начать выкарабкиваться. Я думаю, Иов был на это способен, потому что он обращался к Богу.

     

    Вилбур Фильдз: Да уж, он покривил бы душой, если бы говорил так, словно у него всё в порядке. Очень трудно делать вид, что у тебя все хорошо, когда на самом деле все плохо.

    На меня большое впечатление производит художественная красота книги Иова. На втором занятии мы говорили, что после первых двух глав, представляющих собой «пролог в прозе» (в нём рассказывается об испытаниях Иова – потере всего имущества, семьи, здоровья) следуют главы 3-41, написанные в поэтическом стиле. Они содержат беседы Иова, его друзей, позже – молодого человека по имени Елиуй, и наконец – речи Самого Бога. Всё их слова изложены в стихах, и эта поэзия прекрасна. Автор книги Иова очень талантлив, кем бы он ни был. (Я считаю, что все беседы, возможно, были написаны самом Иовом; доказательств этому нет – как, впрочем, нет и опровержений). Меня поражает красота поэзии книги Иова и ее богатая литературная форма.

    Насколько я понимаю, в стихах 13-19 Иов описывает, какой он представляет себе жизнь после смерти. Он подозревал, что она его ждёт, и вот, что он говорит: «Теперь лежал бы я, дремля, спал бы и был в покое, среди царей и советных вельмож, что зиждут себе строенья гробниц, среди князей, у которых злато, полнящих серебром домы свои». (3:13-15) [3].

    Не думаю, что Иов сказал бы всё это, если бы у него не было богатого культурного опыта. Ведь невозможно говорить о том, чего сам никогда не переживал. Интересно, были ли у Иова знакомые цари? И приходилось ли ему самому участвовать в строительстве города на пустом месте?.. Культурное богатство Иова настолько полно в нём проявлено, что его не могут заглушить даже несчастья. Возможно, он и восстанавливал города из руин. И у него есть свои представления, что бывает потом, после смерти.

    Ральф, не тот ли это случай, когда люди порой принимают свои фантазии за реальность?

     

    Ральф Мэренз: Конечно. Но я понимаю Иова. Ведь он верил Богу и думал о том, что если Господь создал для человека такой прекрасный мир, если Он посылает столько благословений, – то, конечно, Он что-то приготовит и для жизни после смерти. Вот Иов он и пытался представить себе, как это будет. Разве мы не думаем о том же? Но я верю: что бы Бог ни уготовил там – мне это понравится.

     

    Барбара Мэренз: Мне думается, гораздо опаснее, когда человек живёт мечтами о прошлом. Нужно уметь принять настоящее, смотреть в будущее, и жить ото дня ко дню.

     

    Вилбур Фильдз: Иов хотел умереть... Он прямо говорит об этом: «На что дан страдальцу свет, и жизнь огорченным душею, которые ждут смерти, и нет её…» (3:20,21а).

    Разве не замечательно, что мы не можем умереть по собственному желанию? А то бы уже никого не осталось в живых. Только Иисус мог отдать Свою жизнь по Собственному выбору. Он говорил: «Никто не отнимает ее у Меня, но Я сам отдаю ее по собственной воле, имею власть отдать Свою жизнь и имею власть взять её обратно» (Ин.10:18). Если у нас и возникает порой искушение сказать: «Лучше бы я умер!» – то будем благодарить Бога, за то, что Он не исполняет это наше пожелание.

    Иов восклицает со слезами: «Вздохи мои предупреждают хлеб мой, и стоны мои льются, как вода» (3:24) [4].Как нам относиться к Иову в его страданиях?

    Ральф Мэренз:Наверное, так, как следует относиться друзьям. Если кому-то из друзей ужасно плохо, то всё, что мы можем – это быть рядом. Не нужно что-то говорить, искать слова утешения, а просто дать понять, что тебе тоже больно и что ты не оставишь своего друга. В такой ситуации очень трудно находить правильные слова.

     

    Вилбур Фильдз:Нам следует помнить слова Писания: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим.12:15). Не стоит также забывать, что Бог тоже разделяет с нами эти наши чувства. И Его, в Иисусе, коснулась наша немощность, она знакома Ему не теоретически. То, что доставляет боль нам, причиняет боль и Ему. Наша боль – это Его боль. У нас чудесный, любящий Спаситель.

     

    Барбара Мэренз: В 2-м послании Коринфянам, главе 12-й сказано, что Его сила в нашей немощи. Для меня огромное утешение знать, что когда я слаба, сила Божья проявляется в полной мере. И в такие минуты я как нельзя больше полагаюсь на Него и больше всего в Нём нуждаюсь. И Он, как всегда, делает все необходимое.

     

    Вилбур Фильдз: Мне бы хотелось, чтобы супруги Мэренз поделились своими воспоминаниями: что помогло им лучше понять книгу Иова и послужило тому, что они стали помогать другим? Вы расскажете нам о своём опыте, Барбара?

     

    Барбара Мэренз: Конечно. Я думаю, наибольшим уроком для меня было то, что я перестала надеяться на улучшение этого мира. Скорее всего, этого никогда не случится. Моя надежда – в Иисусе Христе.

    В 25 лет я вышла замуж за своего одноклассника, с которым мы встречались пять лет. Ещё пять лет мы прожили в браке. И только тогда я забеременела – до этого я никак не могла зачать ребенка. Господь воистину благословил нас этим ребёнком. И за неделю до его рождения мой муж погиб в автокатастрофе… Во время нашей семейной жизни, как ни печально это сейчас звучит, мы с Расселом жили, чтобы добиться материального благополучия. Тогда я этого не понимала, потому что никогда не читала Библию. 12-я глава Евангелия от Луки – это притча о моей тогдашней жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Напомните, о чем именно говорится в этой главе?

     

    Барбара Мэренз: Там речь о человеке, который разрушает амбары, чтобы построить ещё большие, и вся его жизнь строится только вокруг достижения материальных благ. Мы с мужем были из довольно целеустремленных семей – и, думаю, мы просто ударились в крайность. Нам не хватало времени на Бога и на Церковь. За год до трагической смерти Рассела я посвятила свою жизнь Господу, и Он начал менять её. Но всем своим сердцем я продолжала верить, что человек оставляет после себя след только благодаря тому, что он накапливает.

    После смерти Рассела я вернулась на наше ранчо и увидела покосившиеся палисадники, полуразрушенный сарай, разбитые хулиганами стёкла. И я поняла, что не этим человек оставляет свой след в мире. Память о нем сохраняется не в материальных накоплениях, а в жизнях людей, которых он касается. Тогда Бог изменил все мои жизненные приоритеты и призвал меня на служение людям, а не вещам. Мне кажется, что это было самое ценное переживание в моей жизни, хотя, наверное, и самое серьезное испытание. Господь преподал мне самый важный урок в жизни. После этого, мы смогли начать помогать другим, нести служение, и материальные ценности утратили свою важность.

     

    Ральф Мэренз: Редко получается всё разложить по полочкам, чётко осознавать, почему Бог допустил то или иное. Я не могу передать, насколько Господь благословил меня нашим с Барбарой браком. Я уверен: наш сходный жизненный опыт послужил тому, что Бог даровал нам совместное служение. Много раз наш опыт помогал нам свидетельствовать другим людям, отвечать им, давать практические советы – потому что мы сами прошли через то, через что проходят они.

    Два года назад врачи обнаружили у меня рак. Мне пришлось перенести операцию и 27 или 28 сеансов лучевой терапии. Спустя всего две недели после операции мне позвонил один мой знакомый и сказал: «Мы сейчас в Омахе, в твоем городе. Я прошу тебя навестить в больнице мою жену и поддержать её. Ей только что сделали операцию по удалению раковой опухоли». Я ответил: «Ты не поверишь, но я только недавно выписался из той же больницы и из того же отделения, где сейчас лежит твоя жена. Мне сделали такую же операцию, и я сейчас дома – прихожу в себя».

    Он был очень удивлён и даже шокирован. Я сказал, что через пару дней мне нужно будет сходить к врачу, и что я зайду в палату к его жене. Я был поражён, что всего за две недели, через мою болезнь, через рак Бог дал мне новое служение. Я чувствовал, что все происходящие в нашей жизни испытания всегда уравновешиваются служением и посланием, которое необходимо нести людям. И просто удивительно, как Бог действует через подобные обстоятельства. Конечно, это совсем не означает, что я всем желаю испытаний. Я также не знаю, почему они случаются. Но я уверен, что в моей жизни, как и в жизни многих моих знакомых, каждый раз, когда Господь допускает испытания – Он же, если мы не сопротивляемся этому, открывает для нас новую область служения.

     

    Барбара Мэренз: Я думаю, что мы делаем сознательный выбор, и Бог помогает другим через нас и через то, что мы пережили. Мы – Его орудие. Мы живём на земле, чтобы прославлять Его – в этом наша цель. И Он будет нас использовать, стоит нам только позволить Ему делать это.

     

    Вилбур Фильдз: В послании к Евреям сказано: «...ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). И прежде всего – старательно ищущим, то есть тем, кому приходится идти намного дальше, чем хотелось бы.

    Ральф, спасибо за ваш рассказ. Может, вы ещё что-то добавите?

    Ральф Мэренз: Я хотел ещё сказать, что я стал очень хорошо понимать тех, кто работает в больницах, стал понимать, какая помощь необходима тем, кто жаждет утешения. Друзья Иова утешать не умели.

     

    Вилбур Фильдз: Он сказал о них: «Жалкие утешители все вы!» (16:2) [5].

     

    Ральф Мэренз:Вот именно. Такие жалкие утешители есть и сегодня. К моей первой жене перед смертью приходили волонтёры, чтобы её поддержать. Они поговорили с ней, а потом пошли навестить другую больную – и так долго рассказывали ей о Кэрол и её предсмертном состоянии, что та женщина совсем отчаялась. Ей проводили обследование по поводу того же диагноза, что был у Кэрол, и после ухода волонтёров она стала думать, что её тоже ждёт смерть. Нам следует быть очень осторожными в словах, если мы хотим утешить человека, а не уничтожить его.

    Самое лучшее, что мы можем сделать – это читать Библию. Как правило, люди пытаются сами объяснить, что и как делает Бог, – но гораздо важнее дать слово Самому Богу. Если позволите, я приведу несколько отрывков из Писания, которые я обычно читаю в таких случаях.

    Вилбур Фильдз:Да, пожалуйста.

     

    Ральф Мэренз: Я для себя сделал список библейских отрывков. Советую всем выписывать для себя те стихи, которые могут понадобиться в тот или иной момент.

    «Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?» (Мф.6:25)

    Бог просит людей не заботиться о завтрашнем дне. Завтра будут другие проблемы. Заботьтесь о том, что у вас сегодня, и доверьтесь Господу.

    Господь говорит: «Просите… ищите… стучите...» (Мф.7:7) Нам всем очень хорошо знаком этот стих. Вывод из него состоит в том, что наш Небесный Отец щедро одарит всех, кто обращается к Нему. Бог – наш Отец. Он намного лучше справляется с этой ролью, чем я по отношению к своим детям. Бог желает нам добра. Для меня это служит огромным утешением.

    Перед тем, как вознестись, Иисус оставил обещание: «…Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28:20). У меня была в жизни ситуация, когда мне казалось, что всё кончено. На самом деле, это была неправда, но мне так казалось. Если кому-то нужно утешение, то мысль о том, что Христос рядом с нами, уже служит огромным утешением.

    Иисус говорит нам: «Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня» (Ин.10:14). И ещё: «В доме Отца Моего обителей много ... Я иду приготовить место вам ... и когда я пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Ин.14:2-6). Какое огромное утешение как для живущих, так и для готовящихся к смерти – знать, что Господь приготовил особое место для каждого из нас, и что Он приведёт нас туда.

    Стих из послания к Римлянам 8:28 иногда применяется не по назначению, но это – удивительные слова Писания: Господь говорит, что «любящим Бога ... все содействует ко благу». И затем Он подводит итог этой мысли, говоря, что ничто не может отделить нас от Его любви (Рим.8:39).

    Порой, в страдании и испытаниях, очень трудно увидеть, как трудится Господь и что Он делает. Но я просто верю, что Бог всё обратит во благо. Я много раз видел, как это происходит, поэтому я знаю, что так будет и в будущем. Мы в полной безопасности, и ничто не может выдернуть нас из рук Божьих, никто не может отделить нас от Его любви. Даже испытания не означают, что Бог отвернулся от нас. Как и Иов, мы можем быть хорошими людьми, на долю которых выпали испытания.

     

    Вилбур Фильдз: Вы продолжите читать отрывки из Писания, я только хочу немножко добавить по поводу последнего отрывка. Он гласит: ничто не может со мной случиться за пределами Божьей любви и без Божьего разрешения. Если я чем-то расстроен... хочу, например, ехать побыстрее, а кругом пробки… то я могу сказать: «Господи, если мне действительно нужно было бы побыстрей добраться туда, куда я направляюсь, Ты бы не поместил передо мной этот грузовик». Я – Божье дитя, и ничто не может случиться со мной без Божьего позволения. Бог не дал бы сатане искушать или испытывать Иова больше дозволенного. Он и на нашу долю не допустит искушений больше, чем мы сможем вынести – как об этом говорится в 1-м послании Коринфянам 10:13. Ничего не происходит вне Его любви. Спасибо, что напомнили нам про эти отрывки, имеющие огромное значение. Какие еще стихи могут помочь тем, кто хочет утешить других?

     

    Ральф Мэренз: В послании Филиппийцам 4:4-7 сказано ни о чём не заботиться, а вместо этого обращаться со своими просьбами к Богу, Который обещает быть с вами и даровать вам мир. Но поступать так очень непросто.

    Иов страдает от того, что наступает утро, потом приходит вечер, но они не приносят с собой мира Божьего. Мучительные размышления терзали его днём и ночью. Я прекрасно его понимаю. У меня у самого были бессонные ночи, и дни, когда я хотел заснуть, чтобы ничего не видеть. Это ужасные переживания. Но мир Божий начинает наполнять тебя в тот момент, когда перестаёшь задумываться над тем, что тебя беспокоит, и оставляешь всё на волю Господа. Тогда Бог заполняет и очищает твоё сердце и твои мысли. Я считаю, что это удивительное обещание!

     

    Вилбур Фильдз: «Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом» (Фил.4:6). В тот момент Иову трудно было представить, за что он мог бы благодарить Бога. Он не знал, что его болезнь была возможностью послужить Господу. Более того: даже сегодня она продолжает служить мне и вам! Поэтому нам всегда есть, за что благодарить – хотя бы за то, что Бог всё держит под Своим контролем.

     

    Ральф Мэренз: Один из моих любимых стихов: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас». (1 Петр.5:7).

     

    Вилбур Фильдз: Этот стих имеет для вас и вашей жизни особое значение?

     

    Ральф Мэренз: Да. Наступает момент, когда ты говоришь Богу: «Я знаю, что Тебе известно о моём положении, потому что я молился и просил Тебя. Только, волнует ли это Тебя? Беспокоишься ли Ты? Чувствуешь ли то, что чувствую я?»

    Есть много других стихов, в которых подразумевается, что Бог о нас заботится, и мы их уже упоминали, но именно в этом стихе данная мысль выражена прямо, простыми словами. И они, эти слова, часто служили мне утешением. Я разговаривал с людьми, которые спрашивали: «Разве Богу не всё равно?..» И я отвечал: «Конечно, не всё равно. Вот, прочитайте сами: Он печётся, Он заботится о вас!»

     

    Вилбур Фильдз: Это и для меня один из любимых стихов в Новом Завете.

     

    Ральф Мэренз: Я рад.

     

    Барбара Мэренз: В послании к Евреям 4:14-16 сказано, что «…мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших». Наш Первосвященник прочувствовал всё, что чувствуем или будем чувствовать мы. Для меня утешение знать, что Бог всегда будет со мной, несмотря ни на что. Возможно, всё, что я сегодня могу – это терпеть, но наступит время, когда я смогу радоваться и прославлять Его имя. Я не озлоблюсь, а буду стараться стать лучше.

     

    Вилбур Фильдз: И, конечно же, нужно вспомнить: «...Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен» (Иак.5:11).

     

    Ральф Мэренз: Есть и много других стихов, и я призываю вас составить свой список и вложить его в Библию. Когда вы собираетесь утешить кого-нибудь, поделитесь с ними стихами, которые в свое время утешили вас, и расскажите, почему они вам помогли. Вы увидите, что эти слова послужат в утешение и вашему собеседнику.

    Но самое важное, я уверен, – это молитва. Люди сегодня мало молятся. Знакомые часто навещали меня, когда я лежал в больнице, но никто не молился, –просто приходили и уходили. Я знаю и служителей, которые навещали больных, но никогда с ними не молились.

    Я верю, что молитва – это признание: «Боже, я ничего не могу сделать, поэтому я отдаю это в Твои руки». Это смирение, открывающее путь Господу для вмешательства в нашу жизнь. И я был свидетелем удивительных ответов на молитвы, когда я просил, чтобы Господь помог, спас или исцелил того или иного человека и Бог отвечал самым чудесным образом. Я искренне верю в силу молитвы и считаю, что нельзя даже выходить из комнаты, не помолившись. Мне очень жаль, что друзья Иова не верили в молитву так, как верим мы сегодня.

     

    Вилбур Фильдз:Истинная правда. И ещё мы благодарны Богу за то, что знаем: даже если Господь не отвечает на нашу молитву тогда, когда нам хочется, – дело в том, что мы воспринимает время не так, как Бог. Вспомним Стефана, которого забили насмерть камнями, или Иоанна Крестителя, которому отрубили голову: награда ждала их после смерти. И это была настоящая награда. Мы не пренебрегаем Божьими благословениями в нашей жизни – но, как говорил апостол Павел, если наша надежда только в этой жизни, то мы самые несчастные из всех людей. Я безмерно благодарен Господу, что мы принадлежим Ему и в жизни, и в смерти. Поэтому мы никогда не падаем духом. Никогда. Пока мы во плоти – мы не дома, мы не полностью с Богом. Поэтому мы хотим оставить плоть и быть со своим Господом, потому что наша цель – радовать Его во все времена.

    Для нашего следующего занятия я прошу вас прочитать ещё раз главы с 4-й по 8-ю. В них рассказывается, что говорили Иову двое его друзей, Елифаз и Вилдад, и что Иов отвечал им. При чтении обратите особое внимание на то, как люди относятся к страданиям: каково отношение к ним у Иова, и каково – у его друзей. И пусть чтение этих глав станет благословением для вас.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. В переводе С. Аверинцева: «Да сгинет день, в который рождён я…».

    2. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек! День тот да будет тьмою; да не взыщет его Бог свыше, и да не воссияет над ним свет!».

    3. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Теперь бы лежал я и почивал; спал бы, и мне было бы покойно с царями и советниками земли, которые застраивали для себя пустыни, или с князьями, у которых было золото, и которые наполняли домы свои серебром».

    4. В переводе А. Десницкого: «Стали ныне вздохи моим хлебом…».

    5. В переводе А. Десницкого: «От ваших утешений – одно горе!»


    Занятие 5.
    Отношение к страданию

    Вилбур Фильдз: Если бы вам встретился человек с ужасным заболеванием – например, больной проказой или слоновой болезнью, – или вы узнали бы, что у кого-то в жизни случилось огромное несчастье, как бы вы к отнеслись к такому человеку?.. Это – тема нашего сегодняшнего занятия.

    Мне очень приятно представить вам нашего сегодняшнего гостя: это Гэри Зустиак, преподаватель молодежного служения христианского колледжа Озарк.

    Не все люди хорошо относятся к тем, кто страдает. Вам знакомо такое отношение?

     

    Гэри Зустиак: Знакомо, конечно. В церкви, где я последний раз нес служение, была одна женщина. Однажды она разоткровенничалась со мной и рассказала о том, как потеряла свою восьмилетнюю дочку. Девочка возвращалась из школы, и на неё напала собака, большая немецкая овчарка, которая загрызла её до смерти. Смерть была мучительной и ужасной. Для всей семьи это было огромной трагедией. Женщина искала утешения, и один из служителей «утешил» её таким образом: «Если бы вы были на воскресном служении, то этого не случилось бы». То есть, служитель, который, по идее, считается Божьим человеком, обвинил её в смерти дочери.

     

    Вилбур Фильдз: Этот случай напоминает мне о человеке по имени Елифаз. Он был одним из друзей Иова, который пришёл, собираясь его утешить. Слова Елифаза записаны в 4-ой главе книги Иова. Мы с вами знаем о том, как Бог разрешил сатане испытать Иова, в результате чего тот потерял всё свое состояние, всё свое домашнее хозяйство и сразу всех своих десятерых детей. В довершении ко всему, сатана лишил Иова здоровья. И тогда его пришёл проведать Елифаз Феманитянин, с которым они были друзьями. «Феманитянин» – значит житель местности Феман, которая находилась на юго-востоке от Мёртвого моря. Елифаз был потомков Исава, сына Иакова. Итак, он пришел проведать Иова и попытаться утешить его; но утешение прозвучало так же, как у служителя, о котором вы рассказали.

     

    План 4-ой главы книги Иова:

    1. Елифаз просит Иова выслушать его (4:1-6).

    2. Елифаз обосновывает зло, совершённое Иовом (4:7-21):

    а) своими наблюдениями (4:7-11);

    б) своим видением (4:12-21).

     

    Вилбур Фильдз: Свою речь Елифаз начал так: «Если попытаемся мы сказать к тебе слово, – не тяжело ли будет тебе? Впрочем кто может возбранить слову!» (4:2) [1].

    Что Елифаз собирался сделать?

     

    Гэри Зустиак: Елифаз, по идее, должен был утешить Иова – но, на самом деле, он «добивает» его.

     

    Вилбур Фильдз: Он как будто собирается вскрыть фурункул: «Иов, я хочу немного испытать тебя, ты же выдержишь, да? Ведь, ты же не раз давал советы другим людям. Поэтому выслушай и ты мой совет».

    В стихах 1-6 Елифаз просит Иова послушать его. А начиная с 7-го стиха, он, по сути, говорит: «Иов, да ты, должно быть, делал зло, не иначе! Я это знаю, и думаю, что и ты сам это знаешь». И он пытается это доказать, опираясь на свои жизненные наблюдения и свое видение. «Вспомни же, погибал ли кто невинный и где праведные бывали искореняемы? Как я видал, то оравшие нечестие и сеявшие зло пожинают его…» (4:7-8) [2] – утверждает он.

    Что вы думаете по поводу этих слов?

     

    Гэри Зустиак:Елифаз говорит Иову, что исходя из его жизненных наблюдений и приобретенной в результате мудрости, единственное объяснение возникшей ситуации – в том, что Иов согрешил. И он пытается объяснить это своему другу.

     

    Вилбур Фильдз: Погибал ли кто или страдал ли кто безвинно?..

     

    Гэри Зустиак: Я могу вспомнить много примеров тому из Ветхого и Нового заветов, но первый, который приходит в голову – это, конечно же, пример Иисуса Христа. Согласно Писанию, Он был полностью безвинен и безгрешен. Однако вспомните, какие страдания Он принял от рук Своих преследователей. Другой пример – Стефан...

    Вилбур Фильдз: …Иоанн Креститель, Даниил, Иосиф в Египте... Погибал ли кто невинный?.. – миллионы невинных людей погибли. Я не представляю, как Елифаз мог такое сказать. Он хотел убедить в этом Иова, хотел напугать его так, чтобы Иов признался, в чём он согрешил. Поэтому он рассказал ему о своем страшном видении. Гэри, что же это было за видение?

     

    Гэри Зустиак: Он рассказал Иову свой сон, в котором ему явился некий дух. Елифаз так испугался, что у него волосы встали дыбом, а призрак сказал: «Человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?» (4:17) [3].

     

    Вилбур Фильдз: Ответ на этот вопрос, взятый сам по себе, – нет; не праведнее и не чище. Но к чему ведёт Елифаз? Какой вывод он хочет сделать из слов этого духа?

     

    Гэри Зустиак: Думаю, он хочет, чтобы его слова о виновности Иова прозвучали более убедительно: не было бы вины на Иове – он не страдал бы.

     

    Вилбур Фильдз: Да… Если нет ни одного праведника, то и Иову не нужно бояться признаться в том, что он натворил. А если он не признается, то дух поразит его… Как вы думаете, часто ли люди руководствуются снами? Многие ли люди полагаются на видения, на сны, как на руководство к действию?

     

    Гэри Зустиак: Сегодня об этом можно услышать сплошь и рядом. Очень часто в телевизионных программах и во время евангелизаций многие известные служители, да и обычные люди рассказывают о своих видениях, снах, в которых Бог якобы дал им Своё водительство. Лично я не склонен чересчур полагаться на сновидения, которым я не могу найти подтверждения в Писании. Тем более я не верю им, если они хоть как-то противоречат Слову Божьему.

     

    Вилбур Фильдз: Помните как у Диккенса в «Рождественской песни» Скрудж называл своё сонное видение?

     

    Гэри Зустиак: Подпорченная картофелина?..

     

    Вилбур Фильдз: Непрожаренная картофелина. Мол, это не реальность, а результат того, что я съел что-то несвежее. Думаю, те, кто полагается на видения и сны, опираются на то, чем Бог руководствоваться не рекомендует. В сонном состоянии мозг далеко не всегда действует адекватно. Хотя мозг может действовать неадекватно и у бодрствующих людей... Но вернёмся к снам: не следует уделять им много внимания. В 5-ой главе Елифаз продолжает свою речь. Тема этой главы заключается в следующем стихе: «Но человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх» (Иов 5:7).

    Другими словами, нет основания думать, что всё всегда будет хорошо. И вся пятая глава объясняет, почему Иову следует ожидать страданий. План 5-ой главы будет выглядеть так: сначала – «ты не можешь избежать страданий» (5:1-7). Затем Елифаз пускается в рассуждения о том, как велик Господь (стихи 8-16) и, как ни удивительно, заканчивает тем, что Иов должен радоваться.

     

    План 5-ой главы Книги Иова:

    1. Ты не можешь избежать страданий (5:1-7).

    2. Бог велик! (5:8-16)

    3. Ты должен радоваться! (5:17-23)

     

    Елифаз говорит Иову: «Так, не из праха выходит горе, и не из земли вырастает беда…» – иначе говоря, оно возникает не случайно, не иногда… – «…но человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх» (5:6-7).

    Что вы думаете по поводу того, что человек рожден на страдания?

     

    Гэри Зустиак: Что ж, если понаблюдать за жизнью людей, то действительно можно увидеть: неприятности и беды бывают у всех, и они – неотъемлемая и немалая часть жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Мы живем в падшем мире. Со времён грехопадения Адама у всех людей бывают проблемы, Значит, Елифаз прав?..

     

    Гэри Зустиак: Мы страдаем в результате греха – однако следует опасаться делать предположения, что кто-то оказывается в тяжелых обстоятельствах из-за личного греха. Ведь эти обстоятельства могут возникнуть в результате жизни в падшем мире, в результате греха кого-то другого, и не иметь ничего общего с моральными качествами человека. В книге «Когда плохое происходит с хорошими людьми» равви Кушнер очень хорошо объясняет: не всё плохое, что с нами происходит, является прямым следствием нашего греха. Это может быть последствием жизни в греховном, падшем мире.

     

    Вилбур Фильдз: Верно. Елифаз продолжает свою речь чудесными словами хвалы Богу: «Но я к Богу обратился бы, предал бы дело мое Богу, Который творит дела великие и неисследимые, чудные без числа, дает дождь на лице земли и посылает воды на лице полей…» (5:8-10) Его славословия очень впечатляют, но ...какое впечатление производят они на вас?

     

    Гэри Зустиак: От того, как Елифаз произносит слова хвалы, создаётся впечатление, что он пытается придать достоверности своим словам. И мне вспоминаются слова Иисуса из Нового Завета, где Он говорит: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! …не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:22,23) Мне кажется, слова Елифаза – это лишь пустое, лицемерное славословие.

    Вилбур Фильдз: У меня складывается такое же впечатление. Более того, дальше мы прочитаем, как Господь сказал Елифазу, что он говорил о Нем неверные слова. Поэтому, я думаю, мы можем разбираться в том, в чём именно неправ был Елифаз – не становясь, конечно, категоричными в своих рассуждениях.

    Между прочим, Елифаз произносит такие слова: «[Бог] уловляет мудрецов их же лукавством, и совет хитрых становится тщетным» (5:13) [4]. Интересно, что это единственный стих из книги Иова, цитируемый в Новом Завете. Эти слова Елифаза цитирует впоследствии апостол Павел: «уловляет мудрых в лукавстве их» (1 Кор.3:19). Джон Морган довольно оригинально прокомментировал этот факт. По его словам, в Новом Завете цитируются именно эти слова Елифаза, потому что именно Елифаз был пойман в своём же лукавстве. Он стал самым лучшим примером той истины, которую сам же произнёс.

    Ещё меня поражают его слова в 15-м стихе, где он говорит Иову: «[Бог] спасает бедного от меча, от уст их...» Я уверен, Иов в тот момент мечтал, чтобы Бог избавил его от уст этого друга.

    Итак, на чём основывался Елифаз в своих рассуждениях? Из чего он исходил, говоря Иову всё это? Где он приобрёл всю свою мудрость и проницательность, которые обрушил на Иова?

     

    Гэри Зустиак: Елифаз утверждал, что всё, им сказанное, опирается на его собственные жизненные наблюдения.

     

    Вилбур Фильдз: Прочтите, пожалуйста, стих 27.

     

    Гэри Зустиак: «Вот, что мы дознали; так оно и есть: выслушай это и заметь для себя» [6].

     

    Вилбур Фильдз: Является ли это твердым основанием для познания воли Божьей?

     

    Гэри Зустиак: Я бы предпочёл обратиться к записанному откровению Божьему, а не к своим наблюдениям.

     

    Вилбур Фильдз: Совершенно верно. Все мы ограничены в своём понимании. Нам кажется, что мы всё знаем… Но, как говорится, подождите, пока вы сами женитесь... тогда вы узнаете, что кроме вас, есть и другие, кто всё знает. Бог говорит: «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути мои...» (Ис.55:8). Наши чувства по поводу той или иной ситуации вовсе не означают, что Бог думает то же самое. Поэтому говорившим не следовало пытаться определить истину, основываясь на своих наблюдениях в своём ограниченном мирке, на собственных размышлениях, или на том, чему их научили родители.

     

    Гэри Зустиак: На самом деле, это отчёт о самочувствии. Когда кто-то говорит: «Всё именно так, я это чувствую», – это, скорее, отчет о самочувствии, а не утверждение факта.

     

    Вилбур Фильдз (смеётся): Точно подмечено.

    В 6-ой главе Иов отвечает Елифазу. Он обращается к образу весов. На одной их чаше – несчастья Иова, на другой – его гнев. Он говорит: да я разозлился, но мой гнев весит гораздо меньше моих страданий. Другими словами, у меня есть право на то, чтобы гневаться: «О, если бы верно взвешены были вопли мои, и вместе с ними положили на весы страдание мое!» (6:2) Страдания мои, утверждает он, намного превышают мои стенания.

    Как вы думаете, имел ли Иов право жаловаться?

     

    Гэри Зустиак: Да, думаю, что имел. Я считаю, что иногда жалобы вполне оправданы. Вспомним, что в 1-й главе Сам Бог сказал, что Иов праведен. Причина, по которой с ним произошли все эти несчастья – в действиях сатаны. Иов не страдал, как мы знаем, из-за каких-то грехов, которые он совершил бы сам. Не могу сказать, что в этой ситуации неправильно жаловаться и задаваться вопросом «почему?»

     

    Вилбур Фильдз: Действительно, все мы начинаем раздражаться, когда заболеваем или когда попадаем в неприятности. Иов вспыхнул раздражением, и сам признавал это. Он осознавал и всю опрометчивость своих слов. Знаете, для меня это утешение – знать, что если Бог принимал раздражение Иова, может быть, Он простит и моё раздражённое брюзжание. В то же время, я особенно на это не надеюсь, потому что из Нового Завета мы знаем: нам нужно всегда радоваться и за всё благодарить. Но иногда, когда я ловлю себя на ропоте, я вспоминаю этот стих и те благословения, которые мне дал Бог, и мой ропот прекращается. Я рад, что Бог прощает меня, но не хочу этим злоупотреблять. Нам нужно чаще благодарить и меньше жаловаться.

    Вернёмся к Иову. Он просит Бога о чём-то очень грустном… О чём?

     

    Гэри Зустиак: Иов попросил, чтобы Бог отнял у него жизнь. Он хотел сказать, что устал жить, что отчаялся: «Боже, возьми мою жизнь, пожалуйста!» Утешение для себя он видит в этом: «О, если бы благоволил Бог сокрушить меня, простер руку Свою и сразил меня!» (6:9)

     

    Вилбур Фильдз: Действительно, Иова не переставала мучить боль, и можно с уверенностью сказать, что он впал в полное отчаяние.

    Гэри, вы тщательно изучали чувство отчаяния и связанные с ним явления – например, самоубийство. Каковы этапы, которые обычно проходят люди, когда они находятся в отчаянии? Видны ли эти этапы в жизни Иова?

     

    Гэри Зустиак: Интересно, что по этому поводу говорится в книге Элизабет Росс о смерти и умирающих. Эта книга стала одной из первых, где прослеживается страдание в результате утраты. Подобные переживания испытывал Иов. Всего бывает пять этапов.

     

    Вилбур Фильдз: Какие?

     

    Гэри Зустиак: Первый этап – отрицание действительности;

    второй – гнев;

    третий – торг;

    четвертый – депрессия;

    и пятый – принятие утраты.

    Мы видим, как Иов переживает все эти этапы по мере того, как пытается пережить утраты в своей жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Вне всяких сомнений, депрессия обрушилась на Иова очень быстро, из-за ужаса постигшего его несчастья. И ему неизбежно предстояло, начав с гнева, пройти все этапы, которые Вы назвали.

    Иов говорит: «Это было бы еще отрадою мне, и я крепился бы в моей беспощадной болезни, ибо я не отвергся изречений Святаго» (6:10) [6]. Знать, что ты остался верен, даже когда было очень тяжело – большая радость.

     

    Гэри Зустиак: Выдержка и мужество Иова – прекрасный пример для подражания. Прекрасно знать, что он оставался верным Богу даже в самые трудные времена своей жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Легко сохранять верность Богу, когда все идет гладко. Настоящее впечатление на людей производит выдержка и мужество в трудные времена.

    Итак, какие же слова ожидал услышать Иов от своих друзей? Особенно, если судить по 14-му стиху? Возможно, в нем содержится полезный совет для душепопечителей.

     

    Гэри Зустиак: Да, действительно, об этом здесь очень хорошо написано. Иов говорит: «К страждущему должно быть сожаление от друга его, если только он не оставил страха к Вседержителю. Но братья мои неверны, как поток, как быстро текущие ручьи, которые черны от льда и в которых скрывается снег. Когда становится тепло, они умаляются, а во время жары исчезают с мест своих» (6:14-17) [7].

    Иов здесь даёт полезный совет психотерапевтам, душепопечителям и другим служителям, которые консультируют людей. Совет заключается в следующем: если вы даже не согласны с действиями человека, тем не менее, вам нужно быть рядом с ним, любить его безусловной любовью и поддерживать его, а не осыпать его упрёками и не усугублять его страданий, как это делали утешители Иова.

     

    Вилбур Фильдз: 7-я глава – это продолжение ответа Иова Елифазу. Иов воспринимает себя как Божью мишень (16:12-13), в которую Господь пускает Свои стрелы. Нам известно, что Бог не делал его мишенью, но Иов об этом не знает. Он снова говорит о своих ужасных страданиях. Что же ему пришлось пережить?

    Гэри Зустиак: Страдания были ужасными. «Тело мое одето червями и пыльными струпами; кожа моя лопается и гноится» (7:5), – восклицает он

     

    Вилбур Фильдз: Да, и в других местах он говорит: моя кожа почернела, и дыхание мое настолько зловонное, что ко мне даже не может подойти жена. Она не приближается, а издалека бросает краюху хлеба и отрепья, чтобы было чем укрыться… У него иссякает терпение. Иов терпит невыносимую боль. Какое влияние на него оказало видение, о котором ему рассказал Елифаз?

     

    Гэри Зустиак: Это совсем не послужило для него утешением. Напротив, Иов говорит Елифазу, что такие рассказы и видения лишь пугают его, как и содержащиеся в них советы. Так что – спасибо большое, но больше не надо.

     

    Вилбур Фильдз: Иов начинает упрашивать Бога в этой главе. Обратите внимание: он говорит Богу: «И зачем бы не простить мне греха и не снять с меня беззакония моего? ибо, вот, я лягу в прахе; завтра поищешь меня, и меня нет» (7:21).

    Брат Гэри, о чём свидетельствуют эти слова?

     

    Гэри Зустиак: Я думаю, что здесь Иов начинает понемногу торговаться. Будто бы он пытается уговорить Господа что-то сделать. Говорит Богу: «Тебе нужно обратить на меня внимание, нужно исцелить меня и простить меня, потому что если Ты этого не сделаешь, я сейчас лягу и умру. И тогда Тебе будет меня не хватать».

     

    Вилбур Фильдз: На самом деле, его бы действительно не хватало Богу… хотя, может быть, Иов этого и не осознавал. Я тоже думаю, что Иов пытался сыграть на благосклонности Бога: «Не увидит меня око видевшего меня; очи Твои на меня, – и нет меня» (7:8) [8]

    8-я глава содержит речь Вилдада Савхеянина. Её смысл, выраженный одной фразой: «Получишь то, что тебе предназначено». По сути, именно это он и говорит на протяжении всей главы. Это гневное нападение на Иова. Итак, как Вилдад оценил слова Иова, Гэри?

     

    Гэри Зустиак: Да, он говорит: «Ты читаешь нам нотации, а сам просто раздулся от напыщенности».

     

    Вилбур Фильдз: Где это сказано?

     

    Гэри Зустиак: Сразу же, уже во 2-м стихе.

     

    Вилбур Фильдз: Прочитайте его, пожалуйста.

     

    Гэри Зустиак: «Долго ли ты будешь говорить так? – слова уст твоих бурный ветер!» (8:2).

     

    Вилбур Фильдз: Но это – пустословие… В следующем стихе он вопрошает Иова: «Неужели Бог извращает суд, и Вседержитель превращает правду?» (8:3) Разумеется, Вилдад знал, что Иов ответит отрицательно. Зачем же он говорит это?

     

    Гэри Зустиак: Вилдад хочет сказать, что Бог справедлив, честен и праведен. Мы все это признаём, конечно, и коль скоро с тобой приключились такие ужасные несчастья, ты, наверное, на самом деле их заслуживаешь. Потому что Бог в Своей справедливости никогда бы никого не наказал незаслуженно.

     

    Вилбур Фильдз: Затем Вилдад добавляет ещё: «Если сыновья твои согрешили пред Ним, то Он и предал их в руку беззакония их» (8:4).

    Какое воздействие могли оказать на Иова такие его слова?

     

    Гэри Зустиак: Они пронзили его сердце! Он потерял детей, которых воспитывал в любви – а Вилдад, не проявляя никакого сочувствия, утверждает, что его дети это заслужили.

     

    Вилбур Фильдз: Такая неспособность сопереживать другому весьма прискорбна. Но главное, что хотел сказать Вилдад, он приберёг напоследок: «Видишь, Бог не отвергает непорочного и не поддерживает руки злодеев» (8:20).

    Итак, правда ли, что Бог не отвергнет непорочного?

     

    Гэри Зустиак: Да, это правда. Бог не отвергнет непорочного человека. Именно поэтому Он не отверг Иова – и со стороны Вилдада было ошибкой трактовать происшедшее таким образом, как будто бы Бог от Иова отказался. Напротив, в главах 1 и 2 мы видели, что Господь думает об Иове: это человек неповинный, непорочный и праведный.

     

    Вилбур Фильдз: Примечательно, что в 20-м стихе 8-1 главы используется то же самое древнееврейское слово – «непорочный». Итак, Бог не отверг Иова; Вилдад ошибочно трактовал то, что произошло. Утрата Иовом здоровья, состояния и детей воспринимались им как отвержение со стороны Господа. Но так утешительно знать, что если мы потеряли здоровье, работу или даже семью, это совсем не значит, что нас отверг Бог. Разве не так?

     

    Гэри Зустиак: Я думаю, что людям важно понимать и слышать это особенно сегодня. Бог, как и прежде, с нами, даже посреди любых ужасных событий.

     

    Вилбур Фильдз:Мне трудно представить себе Вилдада иначе, как в роли оскорбителя и обидчика. Помните, что Бог, в конечном счете, сказал о Вилдаде?

     

    Гэри Зустиак: Напомните, пожалуйста, Фильдз.

     

    Вилбур Фильдз: Он сказал ему и двум другим друзьям: «…вы говорили обо Мне не так верно» (42:7).

    Когда мы видим больных, узнаём о миллионах голодающих в Африке, у нас нет права говорить: мы, американские христиане, – праведники. У нас нет права осуждать людей и говорить, что они получают по заслугам. Как, впрочем, не можем мы осуждать и тех, кто страдает от болезни или утраты любимого человека. Нельзя говорить, видя это: «конечно же, их наказывает Бог».

    Гэри, я приглашаю Вас принять участие и в нашем следующем занятии. На нём мы будем изучать главы 9-15 книги Иова. Я прошу всех вас заново прочесть эти главы. Там вы найдёте многочисленные примеры того, как реагирует человек на ситуацию, причина которой ему совершенно неизвестна и непонятна. Подумайте, пожалуйста, читая эти главы, какая реакция верна, а какая – нет.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. Ср. с переводом А. Десницкого: «Может быть, мои слова тебя ранят, но как тут смолчать?»

    2. В переводе А. Десницкого: «Вспомни: погибал ли кто безвинно? Где честные люди пропадали? Видел я: кто в борозды греха сеет горе, сам его плоды пожинает...»

    3. Ср. с переводом А. Десницкого: «Бывает ли человек прав пред Богом? Кто чист пред Создателем?»

    4. В переводе А. Десницкого: «умников на их же хитрости ловит, изворотливым путает расчеты…».

    5. В переводе С. Аверинцева: «Ибо вот, мы это испытали, и верно всё; услышь и ты и заметь для себя!»

    6. В переводе А. Десницкого: «…Это было бы мне утешеньем, ликованием средь бесконечных мучений – я ведь не отверг слов Святого!»

    7. В переводе А. Десницкого: «Кто отвернется от друга, тот забыл о страхе Божьем; братья мои, что ручей, непостоянны, переменчивы, как струи речные: то мутнеют они от талого льда и бурлят от таянья снегов, то, со временем, стихают, иссякают, и в жару пересыхает русло».

    8. В переводе С. Аверинцева: «Видящий больше не увидит меня: воззрят Твои очи, а меня – нет».


    Занятие 6.
    Бог от меня далеко…

    Вилбур Фильдз: Как нам относиться к тем, кто болеет, у кого неприятности, у кого умер кто-то из близких?.. И как относиться к тому, если этослучается с нами?.. Иногда люди впадают в отчаяние. У них возникает чувство, будто Бог стал их врагом...

    Я рад, что сегодня у нас снова в гостях Гэри Зустиак, преподаватель молодежного служения в христианском колледже Озарк. Гэри, Вы рассказывали мне об одной женщине, которая думала, что Бог особенно жесток с ней. Что именно с ней произошло?

     

    Гэри Зустиак: В церкви, где я нёс служение, была очень милая женщина. Она рассказала мне свою историю после того, как в её жизни произошла очередная трагедия. Её внук, единственный наследник в семье и продолжатель рода, прекрасный молодой человек (он был хорошо мне знаком) погиб в результате лобового столкновения. Он сгорел заживо… Ему был всего 21 год. Я оказался рядом с этой женщиной, когда на неё обрушилось такое горе, и она рассказала мне о ещё одном событии, случившемся с ней до моего прихода в эту церковь.

    В одно воскресное утро она пошла на служение в маленькую деревенскую церковь. Скамья, на которой она сидела, стояла очень близко к окну. Началась гроза, и молния, попав в металлическую раму, ударил прямо в эту женщину!

    Рассказав про это, она спросила меня: «Гэри, за что Господь так меня наказывает? Что я сделала? Я каждый день молюсь, читаю Библию, не пропускаю воскресные служения и стараюсь жить как верующий человек, насколько это у меня получается. Почему же Бог так со мной поступает?..»

    Вилбур Фильдз: Это тот вопрос, на который иногда существует только один честный ответ: «Я не знаю».

     

    Гэри Зустиак: Это точно.

     

    Вилбур Фильдз: Но этот вопрос, заданный в отчаянии от непонимания происходящего, перекликается с тем, что мы читаем в книге Иова. Испытания, посланные Иову сатаной, были ужасны. Сатана забрал у него сначала всё имущество, все средства к существованию, затем всех десятерых детей и, наконец, лишил Иова здоровья и поддержки жены. И вот, после всего этого, к Иову пришли утешители и стали говорить: «По всей видимости, ты совершил какое-то зло…» Конечно это вовсе его не утешило. Иов впал в отчаяние. Особенно отчётливо это видно в 9-й главе книги.«...как оправдается человек перед Богом?» – вот вопрос, которым он задаётся (9:2) [1].

    Что мне делать? Что еще мне сделать?!.. Как в случае с той женщиной, которая спрашивала: «Что еще могу я сделать, чтобы оправдаться? Я молюсь, я хожу в церковь, что мне еще нужно сделать?..» Так порой мы перестаём полагаться на Бога. Но книга Иова содержит одно утверждение, которое особенно ценно для меня и служит мне большим утешением: Бог любит меня, когда я страдаю, и Ему больно, когда больно мне.

    Но Иову плохо настолько, что он начинает обвинять в своих несчастьях Бога. Он говорит: «Бог не отвратит гнева Своего ...» (9:13) [2], «…в вихре разит меня и умножает безвинно мои раны» (9:17)… Подобных стихов в этой главе можно найти много. «Все одно; поэтому я сказал, что Он губит и непорочного и виновного» (9:22) [3]. Как вы считаете, сегодня многие винят Бога в своих несчастьях?

     

    Гэри Зустиак: С таким отношением я сталкиваюсь очень часто. На прошлой неделе я был на молодежной конференции, и там один молодой человек поделился очень хорошим свидетельством. Он рассказал о восстановлении своих отношений с Богом. Раньше этому мешала смерть его лучшего друга, погибшего в автокатастрофе. Этот молодой человек винил Бога в аварии. Он считал, что именно Бог несёт ответственность за случившееся и за боль, которую он испытывал.

     

    Вилбур Фильдз: Он винил в этом Бога?

     

    Гэри Зустиак: Да, он сам так сказал, обвинял Бога в том, что Он допустил эту аварию.

     

    Вилбур Фильдз: Вот как раз тот случай, когда человеку могло бы помочь, если бы он прочёл книгу Иова. Часто в результате меняется представление о Боге.

    Однако будем помнить: Иов не знал о себе и о Боге того, что известно нам. Мы о нём знаем больше, чем знал он сам. И потому судить Иова, разумеется, не можем.

    Смотрите, Иов восклицает: «Ибо Он не человек, как я, чтоб я мог отвечать Ему и идти вместе с Ним на суд! Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас» (9:32-33). Иов хотел бы подняться на небеса к Богу и сказать Ему: «Бог, ты поступаешь несправедливо. Разве Ты не видишь, что происходит?» Но одновременно он осознаёт: «Бог не человек, чтоб я мог отвечать Ему на равных, чтобы нас могли рассудить судьи – таких и судей-то нет! Между нами нет верховного арбитра, нет посредника».

    Что хорошего мы могли бы сказать Иову сегодня? Во времена Нового Завета у нас нашлась бы для него хорошая новость.

     

    Гэри Зустиак: Да, – о том, что есть единственный «посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2:5). Он – наш Защитник, Он представляет нас перед Отцом.

     

    Вилбур Фильдз: Иисус Христос дал ответ на вопрос Иова: «Я – посредник», – говорит Он. Но Иов жил на много веков раньше, и не знал ничего о Христе. И мы видим в 10-й главе, как он продолжает сокрушаться от отчаяния, в ответ на слова Вилдада. Собственно говоря, вся 10 глава полна одним чувством: это горечь.

    «И зачем Ты вывел меня из чрева? пусть бы я умер, когда еще ничей глаз не видел меня» (18:10), – говорит он. Как же плохо человеку, который жалеет, что его прямо из материнского лона не положили в гроб, чтобы никто его даже не видел… И ещё, раньше, он восклицает: «Опротивела душе моей жизнь моя…» (10:1), [4] – то есть: «Я ненавижу свою жизнь!..» Много ли сегодня найдётся людей, которые ненавидят свою жизнь?

     

    Гэри Зустиак: К сожалению, очень много! Часто приходится встречать безнадёжность и отчаяние даже среди христиан. Я думаю, что всегда, во все времена, человек может оказаться в состоянии, когда не хочется ничего делать, когда приходит отчаяние, когда мы даже близки к тому, чтобы сказать: «Я ненавижу свою жизнь, мне совершенно не нравится то, что в ней происходит»…

     

    Вилбур Фильдз: «…и я сам тоже себе не нравлюсь». Именно это чувствовал Иов. Он возненавидел собственную жизнь. И он бросает Богу недоуменный упрёк: «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом, – и Ты губишь меня?» (10:8) [5]. Итак, он думает, что и Бог против него. Что же решил Иов: совершить самоубийство или остаться жить?

     

    Гэри Зустиак: Я глубоко уважаю Иова, потому что он решил, что будет терпеть и дальше. Что бы он ни говорил, он решил довериться Богу и посмотреть, чем всё кончится. Хотя ему было очень больно, и он запутался; не понимал, что происходит. И тем не менее, у него не было даже колебаний по поводу возможности убить себя.

     

    Вилбур Фильдз: Сегодня очень многие решают покончить с жизнью. По-моему, среди подростков это чуть ли не самая распространённая причина смерти.

     

    Гэри Зустиак: Да, действительно, по количеству жертв это вторая самая частая причина...

    Вилбур Фильдз: Это страшно. Мы можем переживать очень трудные времена, но книга Иова учит нас: когда больно нам – больно и Богу. И если не сдаваться, то Господь поможет пережить это время. А после этого у нас появится возможность помочь кому-то ещё, кто окажется в подобных обстоятельствах. Я искренне восхищаюсь Иовом. Ещё раз напомню: он не понимал, что происходит.

    Смотрите, дальше Иов говорит о том, как он представляет будущую жизнь [6]: «…прежде нежели отойду, – и уже не возвращусь, – в страну тьмы и сени смертной, в страну мрака, каков есть мрак тени смертной, где нет устройства, где темно, как самая тьма» (10:21-22) [7].

    И опять: сегодня у нас нашлось бы, чем его утешить. Как могли бы мы ободрить Иова, в ответ на такие слова?

     

    Гэри Зустиак: Мы рассказали бы ему о воскресении Христа и Его победе над смертью, прочитали бы вслух слова з 1 Кор.15 или в 2 Кор.5. Умирая телесно, мы водворяемся в вечном присутствии Божьем.

     

    Вилбур Фильдз: B 1 Кор.15 идёт речь о наших смертных телах, о том, что после смерти тело хоронят в немощи и уничижении, а воскреснет оно в силе и славе. Я видел умерших людей, чьи тела были изуродованы болезнью, обезображены или измождены. Это были полуразрушенные оболочки. Но после воскресения телахристиан будут благоухать юной свежестью. Мы обретём тела, подобные Телу Господа нашего Иисуса Христа. Иов об этом не знал, а мы знаем. И поэтому то, что для Иова было единственно возможной реакцией, для нас является неверностью Богу.

    Но вот Иову берётся отвечать ещё один его друг – Софар. Об этом мы читаем в 11-й главе. И если Вилдад говорил Иову: «Ты заслуживаешь того, что с тобой произошло», – то Софар заявляет: «Тебе ещё мало досталось,твоё наказание легче, чем ты заслуживаешь!» (11:1-6). Читаем: «Итак знай, что Бог для тебя некоторые из беззаконий твоих предал забвению» (11:6) [8]. Это очень жестоко. Мне трудно представить, как Иов мог страдать больше, оставаясь при этом в живых. Только жизнь у него и осталась – всё остальное он потерял…

    Отчего друзья Иова были с ним так жестоки?

     

    Гэри Зустиак: Я думаю, потому что сами боялись.

     

    Вилбур Фильдз: Боялись? Чего?

     

    Гэри Зустиак: Ну, смотрите: мы уже видим: они пришли к Иову не просто так, а чтобы объяснить ему смысл происходящего, научить смыслу жизни. И если бы они признали: да, страдать может и праведный человек, как страдал праведный Иов, – то что это означало бы доя них? Что, вполне вероятно, когда-нибудь могут пострадать и они. Но они боялись признаться даже сами себе, что существует такая возможность.

     

    Вилбур Фильдз: И что в результате они делают?

     

    Гэри Зустиак: Они начинают делать единственно возможное при таком подходе: искать грехи у своего друга: «Иов, ты точно чем-то согрешил!..» И пытаются доказать: раз такое случилось, значит, Иов это заслужил.

     

    Вилбур Фильдз: Они думали, что Иов что-то скрывает.

     

    Гэри Зустиак: Да, они хотели, чтобы он признался, рассказал все начистоту.

     

    Вилбур Фильдз: Они хотели, чтобы он рассказал им всё, как есть, и потом помочь ему решить свои проблемы. И при этом самим почувствовать облегчение.

     

    Гэри Зустиак: Иов уже раньше сказал об этом: «…увидели страшное и испугались. Говорил ли я: дайте мне, или от достатка вашего заплатите за меня?..» (6:21-22)[9]. Иными словами: «Вы здесь не потому, что сочувствуете мне, а потому, что сами за себя испугались – боитесь, что с вами может произойти то же самое. Вот и даёте советы, которые нужны вам, а не мне».

     

    Вилбур Фильдз: Да, теперь понятна причина их жестокости. Но Софар дальше начинает говорить о том, насколько возвышен и непостижим Бог, о Его всесилии и о безмерности Его деяний (11:7-11): «Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?» (11:7) [10]. А затем убеждает Иова, что стоит только откинуть свои грехи и довериться Богу, как испытания закончатся и всё доброе к нему вернётся (11:12-20). Почему вдруг Софар воздает благочестивую хвалу Богу перед Иовом, которого Бог, по его мнению, карает?

     

    Гэри Зустиак: Так же, как и Вилдад, как и остальные друзья, указанием на Божье величие он пытается придать своим словам весомость: наподобие «знака качества» на том, что он сказал, и на выводах, к которым он пришёл.

     

    Вилбур Фильдз: Вольно или невольно, но у Софара получается, что, говоря о величии Бога, он этим как бы заявляет о своей духовности, о том, что Он понимает Божью волю, и поэтому к его словам нужно прислушаться. А ведь на самом деле он неправ – как впоследствии и выяснится.

    Первая часть ответа Иова Софару содержится в 12-й главе. «Ваша мудрость известна и зверям, и птицам, и рыбам!..» – вот её основная мысль. «…подлинно, только вы люди, и с вами умрет мудрость!» (12:2) – начинает Иов свой ответ. Очень язвительные слова, правда?

     

    Гэри Зустиак: Да, Иов как бы замечает: «Всем ясно видно, насколько вы умны и прекрасны!.. Ваша смерть будет для человечества огромной утратой, потому что ни у кого больше нет такой мудрости, как у вас!..»

     

    Вилбур Фильдз: Гэри, как вы думаете, бывает ли сарказм уместен?

     

    Гэри Зустиак: Я считаю, что да. Иногда это единственный способ заставить человека открыть глаза и увидеть действительность, какова она на самом деле. Однако пользоваться сарказмом нужно крайне осторожно.

     

    Вилбур Фильдз: У некоторых людей есть особый дар сарказма. Должен признаться, Гэри, что вы иногда виртуозно пользуетесь этим даром. А я всегда боялся язвить – переживал, что меня неправильно поймут. Но в жизни, действительно, есть место для сарказма и есть место для доброты. В 5-ом стихе этой же главы Иов говорит: «Кто в покое, смеётся чужой беде, толкает того, чья нога скользит» [11]. К сожалению, я тоже порой ловлю себя на том, что смотрю свысока на людей, которых постигли невзгоды. Чтобы этого не делать, нужно следить за собой.

    Однажды мне попалось на глаза четверостишие как раз на эту тему, и оно мне запомнилось. Вдова миссионера Альберта Шелдона, убитого на миссионерском поприще, внесла эти стихи в свою записную книжку:

    
    		
    Как уцелеть под бороной –
    Известно жабе лишь одной;
    Однако бабочка с высот
    Советы жабе подает. [12]

     

    С тех пор я стараюсь почаще задаваться вопросом: похож ли я на такую бабочку, которая учит жизни жабу?

    Итак, Иов говорит своим друзьям: «…спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе…» (12:7) [13]. Иов хочет посоветовать друзьям учиться у природы?

     

    Гэри Зустиак: Я думаю, не совсем так. Здесь продолжается сарказм Иова. По сути, он здесь говорит: «Друзья, вы мне ничего нового не сказали. Даже дикие животные понимают всё то, чему вы меня поучаете. Всё это очевидно, старо как мир, и нет мне от ваших слов никакой пользы».

     

    Вилбур Фильдз: Да, не думаю, что его совет пойти поучиться у природы был приятен его друзьям.

    13-я глава – продолжение ответной речи Иова – начинается его советом друзьям: лучше бы им было помолчать (13:1-14): «О, если бы вы только молчали! это было бы вменено вам в мудрость» (13:5). Вы, несомненно, знаете людей, которые выглядели бы гораздо умнее, если б только они молчали?

     

    Гэри Зустиак: Конечно, знаю. Я вспоминаю слова Авраама Линкольна: «Лучше если вы молчите и люди думают, что вы глупец, чем если бы вы говорили и ни у кого не оставалось в этом никаких сомнений ...»

     

    Вилбур Фильдз: Верно. Можно заметить, что речь Иова становится эмоциональней, резче. Следующий советчик скажет ему: «...к чему так гордо смотришь?» (15:12). Похоже, что Иов уже, что называется, испепеляет взглядом своих друзей. Видимо, вся его мимика свидетельствовала об охватившем его гневе, насколько это можно было разглядеть под покрывавшими его нарывами.

    Итак, как Иов оценивает рассуждения своих друзей?

     

    Гэри Зустиак: «Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные» (13:12) [14].

     

    Вилбур Фильдз: Очень образное выражение. Поэтический язык книги Иова немыслимо красив, он сам по себе – благословение для читателя.

    Но вот, по-прежнему обращаясь к друзьям, Иов начинает говорить – каким бы невероятным это не казалось – о своей надежде (13:15-19): «Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться …» (13:15). Потрясающие слова, не правда ли?

     

    Гэри Зустиак: Это очень смелые слова. От Иова требовалось много мужества, чтобы их произнести. Именно так, как Иов, и нужно верить в Бога, верить Богу: несмотря ни на какие жизненные обстоятельства, полностью доверяться нашему Спасителю.

     

    Вилбур Фильдз: Если мы не будем настроены столь же решительно, то не сможем устоять во времена испытаний. Нам необходимо быть готовыми к этому: надеяться на Господа, даже если нам кажется, что Он убивает нас. Да, Иов ошибался, ведь это сатана убивал его. Но даже если Бог позволил такому случиться, он остался верен Ему. И я очень рад этому.

    Иов просит Бога только о двух одолжениях (13:20-28). Давайте прочтём, о каких...

     

    Гэри Зустиак: Он говорит: «Двух только вещей не делай со мною, и тогда я не буду укрываться от лица Твоего: удали от меня руку Твою, и ужас Твой да не потрясает меня» (13:20-21).

     

    Вилбур Фильдз: Да, Иов просит об облегчении страданий… и о чём ещё?

     

    Гэри Зустиак: Об избавлении от страха, от неизвестности, от ожидания смерти.

     

    Вилбур Фильдз: И ещё одного он хочет – поговорить с Богом: «Тогда зови, и я буду отвечать, или буду говорить я, а Ты отвечай мне» (13:22). Мы можем справиться со многими обстоятельствами, если они нам понятны. Дети и подростки нередко возмущённо говорят родителям: «Я не понимаю, зачем мне нужно это делать. Если ты мне объяснишь, я сделаю». Но иногда в жизни приходится смиряться даже тогда, когда мы не знаем, зачем так происходит. Просьба Иова была совершенно естественной. Но наступает момент, когда нам придходится сказать: «Господь, я сделаю то, что Ты говоришь, хотя я не понимаю, для чего это нужно. Но я уверен: рано или поздно, Ты откроешь мне причину. И так я смогу прославить Тебя».

     

    Гэри Зустиак: Этим и заканчивается книга Иова, После прекрасного описания того, как Бог говорил с ним из вихря. Ведь Иов так и не получил ответа на свои вопросы.

     

    Вилбур Фильдз: Нет, не получил, так и не узнал, почему на него обрушились страдания.

     

    Гэри Зустиак: Но он сказал примерно так: «Теперь, кода я знаю Бога, этого достаточно».

     

    Вилбур Фильдз: Этого достаточно. Верно. Но вернёмся к главе 14, где Иов продолжает звать Бога. Если бы мне нужно было подобрать к ней название, я бы озаглавил ее: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (14:14) или: «Надежда есть у дерева, но не у человека». Это очень красивая и грустная глава. Её часто вспоминают на похоронах. «Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями...» (14:1) В этих словах есть правда. Наша жизнь, действительно, очень коротка, и в ней много проблем.

    Почему, глядя на дерево, Иов испытывает отчаяние?

     

    Гэри Зустиак: Он подавлен уже не только происходящим с ним, а всеобщей несправедливостью. Если даже срубить дерево, и дать его пню засохнуть, спустя время оно снова даёт молодые побеги и оживает. Но когда умирает человек, когда умрёт он сам, то от него останется прах, и ничего более.

     

    Вилбур Фильдз: По крайней мере, ему неизвестно ничего другого. Для него смерть – это конец.

     

    Гэри Зустиак: Да, насколько ему было известно.

     

    Вилбур Фильдз: Оливковые деревья, растущие, в том числе, и в Палестине, обладают такой жизнестойкостью, о которой говорит Иов. Мне довелось видеть их пеньки: они пускают боковые побеги с совершенно здоровыми листочками, полные решимости снова вырасти в большое дерево.

    Итак, Иов задаётся вопросом: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» Надо сказать, что в древнееврейском тексте отсутствует наречие «опять». Там просто написано: «когда человек умрет, то будет ли он жить?» [15]

    Иов, конечно же, не знал всего того, что известно нам. Но было ли у людей того времени хоть какое-то представление о бессмертии? Была ли надежда на вечную жизнь?

    Гэри Зустиак: Думаю, что была. Мне сразу же вспоминается история о том, как Авраам собирался принести в жертву Исаака. Исаак тогда спросил его, кого он собирался принести в жертву, на что Авраам ответил, что Бог Сам об этом позаботится, а слугам сказал, что они с сыном вернутся. Это указывает на понимание того, что Бог может возродить мёртвого к жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Послание к Евреям также говорит, что Авраам «ожидал города, имеющего основание» (Евр.11:10). И мы знаем, что этот город – Новый Иерусалим, и основание его описано в 21-й главе книги Откровения. Получается, что современники Авраама и Иова, хотя и не знали о будущей жизни всего того, что знаем мы, но что-то им было известно, было рассказано кем-то: может быть, Енохом или Ноем. Так что у них были намёки на то, что после смерти есть жизнь, – но только намёки: людям ещё не было дано Божье откровение во всей полноте, как нам сегодня.

    Возражать Иову берётся Елифаз. Его вторая речь выделена в 15-ю главу.«Иов изрекает пустые слова!» – таков смысл первой части этой речи (15:1-16). Каким риторическим вопросом она начинается? Прочтите нам, пожалуйста.

     

    Гэри Зустиак: «Отвечать ли мудрецу на пустословие? Надувать ли свой живот восточным ветром?» (15:2) [16]

     

    Вилбур Фильдз: В тех краях, где жил Иов, западный ветер был влажным, потому что дул с моря, а восточный ветер был жарким, так как дул со стороны пустыни. Этот палящий, иссушающий восточный ветер Елифаз и использует для своего образного сравнения. Его речь – строгая и угрожающая. Собственно, он говорит: «Иов, ты приговорён своими же собственными словами!» Обратите внимание на слова: «Нечестие твое настроило так уста твои...» (15:5) [17]. Другими словами: «Ты виновен, и эта твоя вина заставляет тебя так разговаривать!..»

    И далее Елифаз развивает свою мысль: древним мудрецам были знакомы такие как ты, Иов (15:17-35); наша мудрость – от этих мудрецов, а ты виновен, и точка!

    Насколько распространено сегодня такое непримиримое отношение, какое было у Елифаза?

     

    Гэри Зустиак: К сожалению, очень распространено. Куда ни посмотри: на работе, в школе, даже в песочнице...

     

    Вилбур Фильдз: Увы, современные дети далеко не ангелочки. Случается, что они избивают друг друга до полусмерти...

     

    Гэри Зустиак: И это очень, очень грустно. Таковы последствия греха в мире. Жизнь людей исполнена ненависти и злобы.

     

    Вилбур Фильдз: Павел пишет Титу о том, что все мы были когда-то глупцами, непокорными, заблудшими, служили различным похотям и удовольствиям. Еще он говорит, что все мы были злыми и ненавидели друг друга. Любовь же – это плод Духа, создаваемый Богом внутри нас. Я думаю, что в естественном состоянии люди больше похожи на Каина с его ненавистью к брату, чем на апостола Иоанна, ставшего апостолом любви в своей преданности Иисусу. Нужно время и совместная с Богом работа, чтобы научиться избегать жесткости Елифаза, не впадая при этом в безнадёжность Иова.

    На следующем занятии мы прочитаем главы 16-19 книги Иова, поговорим о его словах: «А я знаю, Искупитель мой жив...». Мы снова увидим у Иова проблески великой надежды среди его несчастий. Перечитайте, пожалуйста, эти главы, и обратите особое внимание на эту надежду. Она поможет и вам устоять в тяжёлых обстоятельствах.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. В переводе С. Аверинцева: «…но будет ли человек перед Богом прав?»

    2. В переводе С. Аверинцева: «Гнева Своего не сдержит Бог…»

    3. В переводе С. Аверинцева: «Да, всё едино, говорю я: простец иль злодей – обоим казнь!»

    4. В переводе А. Десницкого: «Стала жизнь мне постыла…»

    5. Ср. с переводом С. Аверинцева: «Твои руки дали мне вид; а после Ты обернулся – и мнея сгубил!»

    6. Эта картина гораздо безнадёжнее той, которую можно усмотреть в прежних словах Иова (3:13-15), о которых шла речь в ходе занятия 4.

    7. В переводе С. Аверинцева: «…прежде чем без возврата уйду в страну, где мрак и смертная тень, где тёмная темень и мерцает мгла, в ту неустроенную страну, где даже и самый свет – тьма».

    8. Ср. с переводом А. Десницкого: «Пойми, Он с тобой еще мягок».

    9. В переводе С. Аверинцева: «Увидели ужас, и страх вас взял. Что я, прошу: "Дайте мне, и заплатите за меня от ваших щедрот"?»

    10. В переводе С. Аверинцева: «Глубины Божьи измеришь ли ты, познаешь ли Крепкого до конца?»

    11. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Так презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами». Ср. с переводом А. Десницкого: «Кто благополучен, смеется над бедствием, и кто крепко стоит – над пошатнувшимся».

    12. Редьярд Киплинг, «Пэджет, член парламента», пер. Е. Витковского.

    13. В переводе А. Десницкого: «Так спроси же у зверей – они объяснят, птицы небесные тебе расскажут…»

    14. В переводе С. Аверинцева: «Ваши умствования – зола…»

    15. Ср. с переводом С. Аверинцева: «Но будет ли по смерти жив человек?»

    16. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «…станет ли мудрый отвечать знанием пустым и наполнять чрево свое ветром палящим?..»

    17. В переводе А. Десницкого: «Грех научил тебя этим речам…»


    Занятие 7.
    Искры надежды во тьме

    Вилбур Фильдз:

     

    Ласковый ангельский голос

    Нас утешает в тиши, –

    Так убеждает надежда

    В будущем нашей души.

    О, как приятен ты, шепот надежды,

    С сердца снимаешь печали одежды… [1]

     

    Особое, невероятно важное место в нашей жизни занимает надежда. Я знал людей, которые, потеряв всякую надежду, опустили руки и просто ушли из жизни. Но я знаю и тех, кто страдал от недугов, грозящих смертью, от чудовищных жизненных потрясений, но у них была надежда – и они продолжали жить, будучи счастливы в своих заботах.

    Великий человек Иов, о котором нам рассказывает Библия, имел все основания лишиться надежды: ведь он утратил вообще всё. В один день бедняга потерял все своё состояние, хозяйство, свой дом, слуг и пережил смерть всех своих детей. Затем он утратил здоровье, всё его тело покрылось нарывами, от него отвернулась жена. Правда, к нему пришли его друзья, чтобы хоть немножко его утешить… Когда у меня на душе тяжело, мне хочется выговориться, я радуюсь, что кто-то есть рядом, кто-то готов выслушать и понять. Это приносит мне большое утешение.

    Однако друзья Иова не оправдали его надежд. Они стали упрекать его в тех несчастьях, которые на него обрушились! Один из них, Елифаз, вместо того, чтобы утешить Иова, лежащего на куче пепла, обвиняет и осуждает его: «…станет ли мудрый... оправдываться словами бесполезными и речью, не имеющею никакой силы?.. … ты избрал язык лукавых. Тебя обвиняют уста твои, а не я…» (15:2-6) Сквозь эти слова можно услышать: «Иов, если ты будешь продолжать так говорить, то никогда не поправишься». Обвинение в лукавстве звучит не очень-то утешительно. Но Елифаз на этом не останавливается, он продолжает осуждать Иова: мол, отцы наши, жившие давно, знали, что человек неправеден и поэтому страдает; и если бы ты был праведником, ты бы так не страдал. Такие слова, способные убить последнюю надежду, сильно ранили Иова.

    Сегодня мы посмотрим, что Иов отвечал после этого своим друзьям, рассмотрим их спор, записанный в главах 16-19.

    Начинаем читать – и видим перед собой сломленного и разбитого человека... Избитого до полусмерти… Кем? Богом?.. Иов воспринимает это именно так: «Я был спокоен, но Он потряс меня; взял меня за шею и избил меня и поставил меня целью для Себя» (16:12) [2].

    В 16-й главе можно выделить три части. Сначала Иов жалуется, как он пострадал от жестоких слов своих друзей (16:1-5). Затемсетует на страдания, которые, как он ошибочно думает, причинил ему Бог – он не знает, в отличие от нас, что их причиной был сатана (16:6-17). И, наконец, Иов вопиет к Господу (16:18-22).

    С болью и гневом обращается Иов к своим друзьям: «Будет ли конец ветреным словам? и что побудило тебя так отвечать? И я мог бы так же говорить, как вы, если бы душа ваша была на месте души моей...» (Иов 16:3,4) [3]. Другими словами: «вы благоденствуете, а я сижу на пепелище, весь в нарывах!» Друзья сильно разгневали Иова. Мы знаем, как это бывает с людьми – и с нами самими – при столкновении с тяжёлой болезнью, с длительными финансовыми затруднениями. Но Бог не винит Иова за его раздражение. Да, Иисус говорит: «Не судите», и Иову не нужно было судить друзей. Бог не хочет, чтобы мы злились друг на друга, не хочет, чтобы мы друг друга осуждали. Апостол Павел писал Титу, чтобы тот учил людей никого не злословить (Тит.3:1-2). Но Бог простил Иову его гнев – и это радует и обнадёживает меня. Ведь сколько раз я сам злился на других людей…

    А дальше Иов обращает свою боль и свои упрёки к Богу. По мнению друзей, он опять наговорил много лишнего: «пробивает во мне пролом за проломом, бежит на меня, как ратоборец», (16:14) [4] – говорит он о Боге. И далее: «Лицо мое побагровело от плача, и на веждах моих тень смерти» (16:16) [5], – возможно, у Иова были большие темные круги под глазами. «При всем том, что нет хищения в руках моих, и молитва моя чиста» (16:17). Какой в этом трагизм: Иов упрекает Бога, но в этом своём последнем утверждении он совершенно прав!..

    Очень многие люди начинают обвинять в своих бедах Бога. Так легче: ведь Господь не вступает с нами в спор тут же, на месте. Но это очень опасный путь: ведь мы совершаем ошибку, как совершил её по незнанию и Иов, – но при этом у нас обычно нет того, что было у Иова. Обратите внимание: несмотря на то, что Иов был сокрушён и разбит, сквозь все его страдания и горе пробивается луч надежды. Именно посреди этого потока горечи Иов произносит удивительные слова: «И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!» (16:19). Нет никаких сомнений, что Иов говорит о Боге. Он не мог полагаться на кого-то из ангелов, потому что не поклонялся им. Несмотря на всё отчаяние, несмотря на всю горечь, на все упрёки, обращённые к Богу, Иов в самых глубинах своего сердца по-прежнему верил Ему. Бог жив, Он – чтобы там ни было – не забыл об Иове и заступится за него в той борьбе, центром которой Иов стал. И этот проблеск надежды посреди суровых испытаний – главное, что есть у Иова. Потому что только дети Божьи всегда могут надеяться, даже когда кажется, будто всё кончено и выхода нет.

    Бесценный, но краткий проблеск… Иов продолжает отвечать Елифазу (читаем 17-ю главу), и перед нами снова сокрушённый страданием человек, более того – человек, лишившийся всякой надежды. Мы только что видели: надежда Иова жива; но под гнётом навалившихся испытаний её очень трудно заметить. В качестве заголовка я бы написал над этой главой слова Иова, которые полнее всего передают её суть: «…гробу скажу: ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя» (17:16). Если черви, которые съедят наши мёртвые тела, – наши единственные близкие, то на что же ещё может оставаться надежда?.. Ощущение такое, что она покинула Иова окончательно. Он не надеется ни на Бога, ни на друзей (17:1-12), ни даже на то, что может ожидать после смерти (17:13-16).

    В первой части главы он говорит о том, как его друзья лишили его надежды: «Вокруг – одни насмешники, не сомкнуть мне глаз от их издёвок» (17:2) [6]. Иову некуда от них деться, он вынужден сидеть и слушать обидные слова. Ему очень плохо от этого; «...не найду я мудрого между вами» (17:10), – восклицает он. Те, кто пытаются учить его жить, сами не понимают в жизни чего-то очень важного. Пытаясь дать Иову полезные советы, они старательно убивали в нём надежду. Не находит он надежды и в Боге. Ему кажется, что Бог оставил, бросил его – и это ввергает Иова в отчаяние.

    И всё же, посреди такой безнадёжности снова вспыхивает искорка надежды – подобно тому, как зажигаются звёзды. Иов произносит дивные слова: «Но праведник будет крепко держаться пути своего, и чистый руками будет больше и больше утверждаться» (17:9) [7].

    Бог недаром засвидетельствовал о верности Иова на небесах. Пусть Иов ощущает себя оставленным Богом, пусть пребывает в отчаянии, пусть не ждёт никаких плодов от праведной жизни – но, невзирая на всё это, он будет держаться праведного пути. Он ощущает, что Господь дал ему достаточно сил, чтобы перенести любые испытания. Есть они и у нас, чтобы не сломаться в болезнях, финансовых трудностях, при потере работы, чтобы справляться с разочарованием, утратой близких людей и всеми другими испытаниями, встречающимися на нашем пути. Всё это – не повод отступать от праведного пути. Ведь мы выбираем праведность не ради награды.

    Новая вспышка надежды – и снова бездна отчаяния охватывает Иова…

     

    Это его состояние усугубляет Вилдад. Его новая речь содержится в 18-й главе. «Свет у беззаконного потухнет» – так можно озаглавить её.

    Вилдад злится. Он уже раньше говорил Иову, что тот получает по заслугам. Теперь он сперва осуждает Иова (18:1-4), а затем запугивает его детальным, живописным рассказом об ужасных карах, неизбежно ожидающих грешника (18:5-21). При этом он многократно сравнивает нечестивую – по его глубокому убеждению! – жизнь Иова с гаснущей лампой, догорающим фитилём светильника: «Да, свет у беззаконного потухнет, и не останется искры от огня его. Померкнет свет в шатре его, и светильник его угаснет над ним» (18:5-6). Другими словами, он утверждает: «Ты обречён на тьму, потому что ты нечестивец». И Вилдад продолжает развивать эту мысль: «Изгонят его [грешника] из света во тьму и сотрут его с лица земли» (18:18). Сама ситуация, в которой это было сказано, подчёркивает, насколько это жестокие и злые слова!

    Вилдада очень оскорбили слова Иова о том, что «мудрые» истины его друзей известны даже полевым зверям и небесным птицам. В самом начале своей речи он заявляет одновременно и Иову, и своим спутникам: «Зачем считаться нам за скотов и терпеть унижение в своих же глазах?» [8] Его осуждение Иова становится очень резким. Можно подумать, что Вилдад специально поставил себе задачу: напугать и сломить человека, находящегося перед ним. Он искренне убеждён, что у Иова есть какой-то тайный грех. Нужно только заставить его признаться в этом – и сразу станет ясно, почему он так страдает.

    Мы уже говорили, что, скорее всего, послужило причиной подобной убеждённости. Это была радость о том, что у них такого тайного греха нет – а следовательно, как они считали, страдания их коснуться не могут. Если же согласиться с тем, что Иов страдал, будучи праведным и чистым пред Богом, то подобные испытания могли коснуться и каждого из них. Но такой возможности друзья Иова даже допускать не хотели.

    И Вилдад начинает описывать ужасную картину расплаты, ожидающей нечестивца: «…он попадет в сеть своими ногами и по тенетам ходить будет. Петля зацепит за ногу его, и грабитель уловит его. Скрытно разложены по земле силки для него и западни на дороге. Со всех сторон будут страшить его ужасы и заставят его бросаться туда и сюда. Истощится от голода сила его, и гибель готова, сбоку у него. Съест члены тела его, съест члены его первенец смерти. Изгнана будет из шатра его надежда его, и это низведет его к царю ужасов...» (18:8-14).

    Вилдад думает, что такое устрашение сломит Иова, и тот в ужасе воскликнет: «Да, признаюсь, я согрешил! Я долго запирался, но больше не могу этого скрывать!» Однако Вилдад пытается поймать то, чего нет: изо всех сил старается заставить Иова признаться в грехе, который тот никогда не совершал.

    Вилдад прямо связывает то, что произошло с Иовом, с карами, предназначенными грешнику: «Ни сына его, ни внука не будет в народе его, и никого не останется в жилищах его» (18:19) [9], – заявляет он. Как же больно было слышать Иову эти слова! Ведь он знал, что никогда больше не увидит в этом мире своих погибших детей.

    Вилдад говорит ещё: «…останется без жителя шатёр его...» (18:15) [10]. Эта полнота одиночества тоже настигла Иова. Жена не приходила к нему, так как он вызывал у неё отвращение; его дети умерли; никого не осталось рядом… Указывая на это как на результат греха, Вилдад сильно ранит его.

    Христос научил нас доброму отношению друг к другу. Замечательно сказано об этом в Послании к Ефесянам: «…будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Ефес.4:32). Конечно, эти слова произнесены на много веков позже, чем жили Иов и Вилдад; но и в ветхозаветные времена Господь учил людей быть добрыми друг к другу.

     

    Ответ Иова Вилдаду – это19-я глава книги. В ответе этом содержится, пожалуй, одно из самых потрясающих утверждений в Библии: «А я знаю, Искупитель мой жив...» (19:25). Но об этом – чуть позже.

    Первую часть этой речи Иова составляют его жалобы (19:1-22): на друзей, на Бога, на свои болезни… Именно так люди, чаще всего, и ведут себя во время страданий: они жалуются и ропщут. Библия говорит нам, что это – неверное, неправильное поведение. Вспомним, как роптали израильтяне, вышедшие из Египта и шедшие через пустыню. Они высказывали своё недовольство Моисею – и, в результате своего ропота, лишались Божьей зашиты. Тогда на них обрушивался мор и другие невзгоды. Писание прямо учит нас никогда не жаловаться на жизнь: «Все делайте без ропота и сомнения…» (Филипп.2:14)

    И, тем не менее, Иов жалуется, ропщет на Бога – и, как мы прочтём в последней главе, Бог не в претензии к нему за это.

    Почему?.. Казалось бы, в словах Иова вообще ничего, кроме ропота, уже не осталось: «Вот, я кричу: обида! и никто не слушает; вопию, и нет суда. Он преградил мне дорогу, и не могу пройти, и на стези мои положил тьму. Совлек с меня славу мою и снял венец с головы моей. Кругом разорил меня, и я отхожу; и, как дерево, Он исторг надежду мою» (19:7-10) [11]. Жалуется Иов и на своё здоровье: «Раба моего не дозовусь, должен умолять его мой рот. Моей жене омерзело дыхание моё, и запах мой несносен братьям моим» (19:16-17) [12]. Всем окружающим было невыносимо видеть гноящиеся раны на теле Иова, которые издавали ужасный запах и не заживали, становясь лишь всё глубже. «Даже малые дети презирают меня: поднимаюсь, и они издеваются надо мною» (19:18), – плачет Иов. Это, действительно, очень тяжело: когда над тобой насмехаются те, кто раньше с уважением к тебе прислушивались… «Гнушаются мною все наперсники мои, и те, которых я любил [родственники, соплеменники, да и трое пришедших друзей], обратились против меня» (19:19). Не в силах Иов удержаться и от того, чтобы посетовать на физические мучения: «Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей, и я остался только с кожею около зубов моих» (19:20) [13]. Очевидно, что Иову даже процесс еды должен был доставлять страдания, и он, по сути, не мог ничем питаться без боли и муки. Явно Иов не имел возможности нормально есть, из-за чего сильно похудел. «Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои, ибо рука Божия коснулась меня. Зачем и вы преследуете меня, как Бог, и плотью моею не можете насытиться?» (19:21,22) [14].

    Чем же Иов отличается от большинства других жалобщиков на свои беды, трудную жизнь, жестокую судьбу?.. Тем, что через всю эту безнадёжность вновь и вновь прорывается свет надежды на Бога, негасимой звездой пылающей в сердце Иова (19:23-29). Сразу же после ропота и безграничного отчаяния – без малейшего интервала – из уст Иова звучат удивительные слова: «А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога» (19:25-26).

    Какая великая надежда! Нередко переживаемые нами страдания и несправедливость не могут быть полностью исправленными в этой жизни. Когда умирает любимый нами человек, мы не можем возвратить его обратно. Да, мы можем надеяться, что его место смогут занять другие, и этим утешить нас. Но такая надежда неполна, она смиряется с безвозвратностью понесённых потерь. У Иова же, несмотря ни на что, жива надежда на Бога, с Которым он будет в Вечности – и там обретёт вновь всё утраченное.

    Этот фрагмент текста может быть понят и переведён с древнееврейского языка двояко. Вот как он звучит в другом современном переводе: «Но нет, я знаю: мой Заступник жив, и в конце встанет над прахом Он, и, когда кожа моя спадёт с меня, лишаясь плоти, я Бога узрю!» [15]. Почему одни переводят «во плоти», в другие – «лишаясь плоти»? В древнееврейском тексте рядом со словом «плоть» стоит предлог [16], по смыслу близкий к нашему предлогу «из». Это может означать и то, что Иов будет в тот момент уходить из своей плоти, и то, что он будет смотреть, будучи во плоти. Надо сказать, что в других местах Библии этот предлог используется в словосочетаниях, означающих «наблюдать нечто из определённого места», находясь в этом месте: например, в рассказе о том, как царь Давид увидел купающуюся Вирсавию с крыши своего дворца.

    Поэтому, когда Иов говорит: «…из плоти своей увижу Бога», – я думаю, он подразумевал, что его плоть воскреснет и будет исцелена. Другими словами, он вёл речь о воскресении из мёртвых. Какое чудесное предвкушение и надежда!.. Поразительнее всего то, что Иов смог выразить эту свою уверенность задолго до того, как воскрес Христос, Первым из людей. С тех пор эта надежда стала главным и непоколебимым основанием нашей жизни: мы радуемся тому, что в своё время тоже воскреснем во плоти и будем с Богом.

    Но даже если Иов хотел сказать: «я увижу Бога, покидая свою плоть», – если он надеялся увидеть Бога в духе, это всё равно показывает его уверенность в жизни после смерти. Господь не открывал до поря этой тайны даже Своему народу – но сердце Иова, устремлённое к Богу, подсказало ему верный ответ. А значит, его надежда жива, каким бы он ни представлял себе эту посмертную встречу с Создателем.

    На следующем занятии мы рассмотрим главы 20-25. Пожалуйста, прочитайте их ещё раз. Тема занятия будет такой: «Спор в защиту истины». Как Бог поступает с людьми? Что мы видим на примерах, взятых из реальной жизни? Как Бог относится к людям?.. Спор этот, как мы увидим, был непростым и мучительным, но Иов всё сильнее укреплялся в вере (пусть даже сам этого не замечая). И, в конечном итоге, Истина явит Себя.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЕ

     

    1. Строки из церковного гимна «Whispering hope» («Шепчущая надежда») Сентимуса Уиннера. Перевод Ксении Стуловой.

    2. В переводе А. Десницкого: «Был я безмятежен, а Он вверг меня в трепет, схватил за шею, изранил и поставил Себе мишенью…»

    3. В переводе А. Десницкого: «Будет ли конец пустословию? Что ж терзает тебя, что ты так отвечаешь? Я бы тоже рассуждал, как вы, будь вы на моем месте…»

    4. В переводе А. Десницкого: «…словно ратник могучий, меня теснит».

    5. Ср. с переводом А. Десницкого: «…горит лицо мое от плача, и кромешный мрак глаза застилает». Иногда высказывается мнение, что симптомы, упомянутые в 16:13-16, указывают на постигшее Иова системное заболевание внутренних органов: почек, печени и др.

    6. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Если бы не насмешки их, то и среди споров их око мое пребывало бы спокойно». Ср. с переводом С. Аверинцева: «Только глумления остаются при мне, и в горечи мрачится око моё».

    7. В переводе С. Аверинцева: «…но не сойдёт праведный с пути своего, и будут возрастать, чьи руки чисты».

    8. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Зачем считаться нам за животных и быть униженными в собственных глазах ваших?»

    9. В переводе А. Десницкого: «Ни детей у него, ни потомства, никто из его домашних не выжил».

    10. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Поселятся в шатре его, потому что он уже не его...»

    11. Последний стих в переводе А. Десницкого: «Терзает меня со всех сторон – я гибну! Надежду, как дерево, вырвал с корнем».

    12. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Зову слугу моего, и он не откликается; устами моими я должен умолять его. Дыхание мое опротивело жене моей, и я должен умолять ее ради детей чрева моего».

    13. В переводе С. Аверинцева: «К коже прилипает моя кость, и кожа отстаёт от зубов моих».

    14 В переводе А. Десницкого: «Сжальтесь! Сжальтесь надо мной, друзья, меня поразила рука Божья! Почему вы преследуете меня, как и Бог, гложете меня ненасытно?»

    15. Процитировано по переводу С. Аверинцева.

    16. Речь идёт о предлоге «мин».


    Занятие 8.
    Книга Иова: спор об истине

    Вилбур Фильдз: Представьте себе взрослого человека сидящего на груде пепла среди развалин. На нём, вместо одежды – какие-то лохмотья, так что большая часть его тела обнажена. Человек весь в пыли и грязи. Его кожа землистого цвета покрыта гнойной коркой. Вглядываясь в него, можно заметить, что человек с головы до ног усыпан нарывами. Ощущение такое, что она изъедена червями: так и ждёшь, что они сейчас прогрызут себе путь на поверхность. Так выглядел великий праведник по имени Иов.

    Вне всяких сомнений, Иов был действительно праведным человеком. Но, несмотря на это, он оказался посреди пыли и пепла. Бог допустил испытания в жизни этого праведника. Книга Иова показывает нам непростую истину: тем, кто познал Бога и научился Ему верить, Он настолько дорог, что ради отношений с Ним они могут пережить всё что угодно. Эта книга учит нас правильному отношению к жизни – как в достатке и добром здравии, так и в болезни, нищете, посреди страданий.

    Друзья Иова могли бы хоть немного облегчить его мучения, если бы они пришли его утешить. Но, увидев Иова, все трое были настолько потрясены мерой обрушившейся на него беды, что решили: Иов наверняка совершил какой-то грех – иначе он не оказался бы в таком состоянии. Один из друзей прямо так и сказал Иову: «…погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?» (4:7). Другой договорился до того, что грехи Иова заслуживают гораздо худшего наказания.

    Нужно ли удивляться, что Иов не мог больше сдерживать своего гнева и отчаяния? Он ответил им весьма резко, громко жалуясь на свою судьбу. Он стенал из-за того, что друзья так несправедливы к нему, из-за того, что он всего лишился. «Терзает меня со всех сторон...» (19:10) [1] – говорит он о Боге (это не так, но Иов об этом не знает). Сокрушается он и из-за своего ужасного физического состояния: «Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои, ибо рука Божия коснулась меня» (19:21).

    Люди чаще всего жалеют себя во время страданий. Это совершенно естественное побуждение. Но оно не приносит никакой пользы. Мы призваны всегда радоваться и за всё благодарить. Но как же трудно бывает этого достичь во время испытаний!.. Не думайте, что я, раз говорю об этом, уже достиг этого состояния. Я ещё только начинаю этому учиться…

    Как бы то ни было, жалеть себя – это тупиковый путь. Но обратите внимание: сетование Иова никак не укладываются в рамки того, что мы обычно называем «жалостью к себе». Его стенания прерываются словами, полными необъяснимой надежды: «…я знаю, Искупитель мой жив…» (19:25) [2]. Он уверен: его Искупитель, его Заступник в последние дни восстанет над земным прахом – и Иов увидит Его, находясь в своей плоти. Я уже высказывал своё мнение: Иов говорит здесь о грядущем воскрешении, о том, что его тело будет исцелено и он обретёт полноту здоровья. И вот эта надежда на будущую жизнь – бесценна. Апостол Павел пишет: «Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим.8:18).

    Разумеется, это не призыв отмахиваться от чьих-то страданий и не оказывать помощь, чтобы хоть немного их облегчить. Это – выражение надежды на безмерно прекрасное будущее. Вопреки собственному чувству безнадёжности, Иов помнит о том, что всё завершится хорошо: не в этой жизни, так в будущей.

     

    Один из друзей Иова, Софар, сильно на него рассердился. Слова Иова он воспринял как оскорбление. В 20-й главе мы читаем, с какими резкими словами он обратился к Иову. Сначала он говорит о своём возмущении (20:1-3), а потом, по сути, на разные лады высказывает одну мысль: что грешники погибают вскоре вслед за своими грехами (20:4-29), что они торжествуют очень недолго и достаточно быстро получают по заслугам: «Богатство, что заглотал, отрыгнёт – Бог исторгнет богатство из его чрева. (Возможно, Софар здесь специально намекает не то, что Иов ещё совсем недавно был очень богат). Сосет он гадючий яд, и убьёт его змеиное жало» (20:15-16) [3]. То есть, как бы ни преуспевал грешник – это ненадолго, кара настигнет его, подобно змеиному яду, не одним путём, так другим.

    Софар был полемистом. Мы можем видеть по телевизору, как один политик выступает с речью, а другой потом старается опровергнуть сказанное первым. Так и Софар стремится дать ответ Иову, хочет отстоять свою точку зрения. Он подробно излагает мысль, которую считает правильной. Но никаких доказательств того, что всех грешников (или хотя бы большинство из них) обязательно настигает скорое наказание, он не приводит. Вместо этого он использует множество очень эмоциональных образных выражений: «Хотя бы возросло до небес величие его, и голова его касалась облаков, – как помет его, на веки пропадает он…» (20:6-7) – как видим, осуждая Иова за обидные речи, Софар сам выражается довольно грубо. – «Как сон, улетит, и не найдут его; и, как ночное видение, исчезнет» (20:8).

    И это же мы наблюдаем на протяжении всей 20-й главы: образы и эмоции вместо весомых аргументов. Он обращается не к уму Иова, что-либо доказывая, а к его чувствам. Мне кажется, что он пытается навести на Иова ужас: «Если убежит от железного клинка – медная стрела его достанет, пронзит, из спины выйдет, и наконечник проткнет пузырь желчный – вот когда он изведает ужас!» (20:24-25) [4]. «Иов, ты похож на человека, уклоняющегося от ударов меча, – говорит Софар, – но тебе поразила стрела. Она пронзила тебя, пробила твой жёлчный пузырь и вышла из спины; вот так поступил с тобой Бог». И в конце он подводит итог: «Вот удел человеку беззаконному от Бога и наследие, определенное ему Вседержителем!» (20:29)

    Итак, мысль Софара ясна: грешники будут страдать, возмездие наступает быстро, поэтому Иову лучше покаяться в том, что он натворил. Иов не согласен с доводами Софара и спешит ответить ему – об этом мы читаем в 21-й главе. Сначала он просит выслушать его (21:1-6), а потом проводит своё возражение: на самом деле, грешники, часто преуспевают (21:7-34). Конец нечестивца Иов описывает так: «Один умирает в самой полноте сил своих, совершенно спокойный и мирный; внутренности его полны жира…» (21:23-24) [5].

    Иов говорит: не нужно мне рассказывать, что нечестивые страдают, болеют и становятся нищими; все мы видели множество примеров того, как грешники прожили всю свою жизнь благополучно и в полном здравии, и умерли в роскоши, накопив богатства. Повсюду в мире мы сталкиваемся с грешниками, которые успешно живут, несмотря на свою греховность, и Бог ничего с ними по этому поводу не делает.

    Как Иов доказывает свою правоту? По его словам, весь окружающий мир являет доказательства этому. Он описывает нечестивых людей, с которыми ему довелось столкнуться: «Домы их безопасны от страха, и нет жезла Божия на них» (21:9) [6]. И если остановить ли путника у дороги и спросить его: «Всегда ли наказываются нечестивые за свое зло?..» – он ответит: «Какое там! Грешникам сходят с рук убийства, и никто их за это не наказывает», – и приведёт немало примеров, которые наблюдал собственными глазами.

    Итак: «Часто ли угасает светильник у беззаконных, и находит на них беда?...» (21:17) Ответ: не слишком часто… Нам с вами тоже достаточно всего лишь осмотреться по сторонам, и мы увидим, что это так.

    «В ваших ответах остается одна ложь» (21:34) [7], – заканчивает Иов эту свою речь.

     

    22-я глава содержит третью и последнюю речь Елифаза. К этому моменту Елифаз тоже был уже очень рассержен. Его возмущала притворная (как он был совершенно уверен) праведность Иова. Подумать только: Иов дошёл до такого состояния – и заявляет, что не совершил никакого греха! Такого не может быть! И он ещё позволяет себе дерзить им и подозревать в несправедливости Самого Бога!.. В своём «праведном» гневе Елифаз обращается к Иову с обвинением: ты большой грешник, трудно найти грех, которого бы ты не совершил!..

     

    План 22-ой главы:

    1. Для Бога ты никто (22:1-4)

    2. Твоим грехам нет числа! (22:5-11)

    3. Бог видит всё и воздаёт по делам (22:12-20)

    4. Примирись с Богом – и обретёшь мир (22:21-30)

     

    Свою речь Елифаз начинается с удивительного утверждения: «Для Бога ты ничто! Говоришь, ты праведен? Но твоя праведность в глазах Божьих ничего не значит. Ты ничего из себя не представляешь. Бог не нуждается в твоей праведности».

    Что за странные слова! Они противоречат всему, что написано в Библии. Священное Писание потому и было написано, чтобы показать: Бог хочет, чтобы его народ был праведен. Для Него это важно. Он это ценит. Да и сам Елифаз чуть дальше будет призывать Иова подчиниться Божьей воле, чтобы Господь исцелил его. То есть, он противоречит сам себе: сначала заявляет, что для Бога наша праведность Иова неважна, а потом призывает подчиняться Божьей воле, утверждая, что Бог вознаграждает за праведность.

    А между этими двумя противоречивыми заявлениями Елифаз обвиняет Иова в большим количестве конкретных и тяжёлых грехов: «твоя вина в том-то и том-то», – говорит он. В том числе, по мнению Елифаза, Иов «…вдов… отсылал ни с чем и сирот оставлял с пустыми руками» (22:9).

    Разумеется, ни малейших оснований для таких обвинений у Елифаза нет. Он никогда не видел – и не мог видеть! – чтобы его друг так поступал. И Иов далее категорически отвергнет это обвинение: «…сердцу вдовы доставлял я радость» (29:30); «Один ли я съедал кусок мой, и не ел ли от него и сирота?» (31:17) В 31-й главе Иов отвергает и другие обвинения, которыми так больно ранил его Елифаз.

    И ещё одно обвинение летит в Иова из уст его друга. Елифаз усмотрел в его словах такой смысл: Иов якобы утверждал, что Бог вообще не видит, что делают люди, потому что Он далеко, на небесах. «И ты говоришь: что знает Бог? может ли Он судить сквозь мрак?..» – риторически восклицает он, и сам же отвечает: поверь, Богу всё известно, и Он отплатит тебе за твои слова!.. (22:12-20)

    После этого Елифаз начинает призывать Иова: «Сблизься же с Ним – и будешь спокоен; чрез это придет к тебе добро» (22:21). Очень хочется здесь согласиться с Елифазом: ведь его слова очень похожи на те утверждения, которые мы принимаем как основу своей веры. Похоже, что Елифаз призывает Иова к покаянию: мол, приди Иов к Господу! «Если ты обратишься к Вседержителю, то вновь устроишься...» (22:23). Но обратим внимание: приход к Всевышнему для Елифаза – не цель, а лишь способ достижения благополучия. А относительно Иова мы знаем, что мало кто из людей был на самом деле настолько близок к Богу, как он.

     

    Иов начинает отвечать на обвинение Елифаза (глава 23). По сути, он говорит: «С вами, друзья, разговаривать без толку. Вместо этого мне нужно поговорить с Богом, но я никак не могу до Него докричаться. Он меня не слышит!»

    Таким образом, тема этой главы: «Где мне найти Бога?!..»

    Если мы внимательно посмотрим на собственные отношения с Господом, нам будет нетрудно понять Иова. Любой человек, когда-либо болевший или попадавший, скажем, в затруднительное финансовое положение, знает подобные ситуации: ты молишься, вручаешь ситуацию Богу, но проходят недели… и лишь по истечении определённого срока вы получаете тот или иной ответ. Иовом это чувство богооставленности переживается особенно болезненно: «О, если бы я знал, где найти Его, и мог подойти к престолу Его! Я изложил бы пред Ним дело мое и уста мои наполнил бы оправданиями» (23:3-4) – «Я бы всё рассказал Богу о том, что со мной происходит. Тогда бы Он восстановил мою разрушенную жизнь!»

    Иов здесь, что называется, ходит по лезвию ножа. Его вызов со стороны, действительно, представляется недопустимым. Не дело для нас – требовать у Бога уделить нам особое внимание, добиваться у Него аудиенции, чтобы спорить с Ним один на один. И мы увидим дальше: когда Господь явится Иову, тот покается в этих своих словах: «И отвечал Иов Господу и сказал: вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои. Однажды я говорил, – теперь отвечать не буду, даже дважды, но более не буду» (39:33-35).

    Да, у нас нет оснований думать, что мы имеем право требовать у Бога благоденствия. Но Иов сокрушается и вопиет не из-за этого. У него появилось сомнение в благости Бога! И это вызывает у него ужас – потому что такому «богу» он поклоняться не может и не хочет. Иов жаждет найти Бога – истинного, благого, Которому можно верить; и сейчас он сокрушается, что все его усилия это сделать бесполезны. Однако даже посреди отчаяния в сердце Иова по-прежнему не гаснет искра надежды: «Но Он знает путь мой; пусть испытает меня, – выйду, как золото» (23:10) [8]. Всякий раз, когда на нашу долю выпадают испытания, будем вспоминать эти слова, будем способны сказать их о себе. Будем готовы вручить себя Господу, не боясь горнила испытаний: в нём выплавляется наша чистота. Это очень красивые слова.

    Но этот порыв надежды теряется среди безуспешных попыток найти Бога – и Иовом овладевает страх. Он говорит: «Поэтому я трепещу пред лицем Его; размышляю – и страшусь Его. Бог расслабил сердце мое, и Вседержитель устрашил меня. Зачем я не уничтожен прежде этой тьмы, и Он не сокрыл мрака от лица моего!» (23:15-17) [9].

    Итак, в этой главе можно выделить две части. Первая повествуето желании Иова найти Бога (23:1-12). Вторая повествует о страхе Иова перед Богом (23:13-17).

    В следующей, 24-й главе мы читаем, как Иов размышляет об уделе грешников. Он говорит об их сегодняшнем положении (24:1-17) и о том, что их ждёт в будущем (24:18-25).

    Действительно: мы видим, что сегодня злые люди нередко процветают, им удаётся безнаказанно обижать слабых и угнетать бедных. Иов описывает различные злодеяния, которые грешники совершают против своих ближних: например, лишают их средств к существованию, не платят им за их работу. С болью говорит он о бедняках: «…жнут они на поле не своем и собирают виноград у нечестивца; нагие ночуют без покрова и без одеяния на стуже…» (24:6,7) [10].

    И даже совесть не мучает тех, кто пользуется положением отчаявшихся людей – безработных, бездомных, потерявших родных, всех тех, о ком Бог заповедал заботиться. Иов приравнивает их к преступникам, дела которых перечисляет дальше (24:13-17):

    Нас с вами должна мучить совесть, если мы вдруг пользуемся, т.е. бездомных, безработных, тех, кто переезжает с места на место. Бога беспокоит судьба людей. Иов сказал, что их преследует беззаконник. в дополнение ко всему, по словам Иова, беззаконники совершают преступления. В частности, начиная с 14-го стиха, он описывает различные преступления и поведение преступников: «...убийца затемно встает, режет нищего и бедняка и ночью совершает кражу. Прелюбодей поджидает сумерек: никто, мол, меня не заметит! – и идет, скрывая лицо» (24:14-15) [11].

    Иов не может мириться с таким положением вещей. «…пусть лакомится им червь; пусть не остается о нем память; как дерево, пусть сломится беззаконник» (24:20) – восклицает он.

    Истина о том, что грех не будет торжествовать всегда, содержится и в Ветхом, и в Новом Заветах. Да, грешники могут преуспевать в этой жизни, но настанет день суда. Господь готов прощать. Он помнит наши добрые дела. Если даже ради Христа мы подадим кому-то стакан воды, Бог не забудет об этом. Он готов простить совершённые нами грехи – но для этого нужно, чтобы мы сами отвергли их, приняли предложенное Им спасение и стали Его детьми.

    Иов ещё не знает об этом. Он не понимает, почему наказание минует тех, кто упорно делает зло. Иов знает, что грешники падут, умрут – но ведь эта же учесть ждёт и всех людей: «Поднялись высоко, – и вот, нет их; падают и умирают, как и все, и, как верхушки колосьев, срезываются. Если это не так, – кто обличит меня во лжи и в ничто обратит речь мою?» (24:24-25) Никто, – пока не будет открыта Благая Весть.

     

    25-я глава (последняя которую мы сегодня рассмотрим) – очень короткая. В ней содержится последняя из речей друзей Иова, а именно слова Вилдада. Я бы назвал эту главу: «Последний аргумент Вилдада». В чём состоит этот аргумент? В том, что Бог велик, а человек – червь; если это так – то какой смысл в словах Иова о вознесении к Богу и о достоинствах человека? Никакого, одно лишь безумие. Бог столь величествен, а мы столь ничтожны, и невозможно себе представить, чтобы мы осмелились даже с Ним заговорить.

    Вне всяких сомнений Вилдад прав в первом своём утверждении: Бог действительно безмерно велик: «…держава и страх у Него; Он творит мир на высотах Своих!» (25:2). Но, провозглашая это, Вилдад приходит к неверному выводу: человек – не Божье творение, а лишь жалкий червь, не имеющий права и недостойный говорить с Богом вообще. Он относит это не только к Иову, но и к любому человеку. На самом же деле, и Иов, и мы в глазах Божьих занимаем гораздо более высокое место. У нас с вами есть возможность быть детьми Божьими, победителями, несмотря ни на что.

     

    На нашем следующем занятии мы рассмотрим главы с 26-й по 31-ю. Прочтите их, пожалуйста, внимательно и не торопясь. Это замечательный текст. Обратите особое внимание на 31-ю главу. Читая её, спросите себя: как проявляет себя Иов, исходя из его слов? Пусть чтение этих глав станет для вас благословением.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Кругом разорил меня…»

    2. Приводим ещё раз этот фрагмент в переводе С. Аверинцева: «Но нет, я знаю: мой Заступник жив, и в конце встанет над прахом Он, и, когда кожа моя спадёт с меня, лишаясь плоти, я Бога узрю!»

    3. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Имение, которое он глотал, изблюет: Бог исторгнет его из чрева его. Змеиный яд он сосет; умертвит его язык ехидны».

    4. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Убежит ли он от оружия железного, – пронзит его лук медный; станет вынимать стрелу, – и она выйдет из тела, выйдет, сверкая сквозь желчь его; ужасы смерти найдут на него!»

    5. В переводе А. Десницкого: «Один умирает в расцвете сил, в полном покое и довольстве, тело его – кровь с молоком…»

    6. Ср. с переводом С. Аверинцева: «…в безопасности от бед их дома, и Божьего бича на них нет!»

    7. В переводе А. Десницкого: «Ваши речи – сплошная ложь!»

    8. Ср. с переводом А. Десницкого: «Зато мой путь Ему известен, меня, как золото в горниле, испытает».

    9. В переводе А. Десницкого: «Потому я Его и страшусь, едва подумаю – прихожу в трепет. Бог леденит мне душу, Всесильный меня страшит. Если бы я мог во мраке сгинуть, если бы тьма легла мне на очи!»

    10. В переводе А. Десницкого: «Жнут они траву полевую, в винограднике нечестивца подбирают остатки; голыми спят, нет у них одежды, в холода им нечем укрыться...»

    11. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «С рассветом встает убийца, умерщвляет бедного и нищего, а ночью бывает вором. И око прелюбодея ждет сумерков, говоря: ничей глаз не увидит меня, – и закрывает лице».


    Занятие 9.
    Пояснения Иова

    Вилбур Фильдз: Всякий раз, берясь за какое-либо дело, я хочу выполнить свою работу идеально, постараться не допустить ни одной оплошности. Но окончив труд, я смотрел на дело своих рук и видел допущенные мною ошибки. Нередко они были вопиющими. Снова и снова я спрашивал себя в таких ситуациях: а могу ли я вообще сделать что-нибудь хорошо?..

    Вы когда-нибудь чувствовали себя так же? Я часто вспоминаю слова псалмопевца: «Подлинно, совершенная суета – всякий человек живущий» (Пс.38:6) Другими словами, человек беспомощен, подобен лёгкому дуновению ветра, лишённому плоти.

    Это чувство испытывали и Иов, и трое его друзей. Но переживалось они ими совершенно различно.

    Иов был праведным человеком, которого постигло хроническое несчастье. Он потерял всё свое имущество и детей, утратил здоровье. Друзья пришли у нему, чтобы его утешить. Они пытались объяснить Иову, почему на него обрушились все эти несчастья и что ему нужно теперь делать. Но как же они ошибались в своих суждениях! В самом конце книги Иова мы прочитаем, как Бог объяснил Елифазу, Вилдаду и Софару, что они не они, а Иов верно говорил о Нём.

    После того, как все доводы друзей были исчерпаны и им больше нечего было сказать, Иов заговорил, чтобы высказать самое главное, глубинное, что накопилось у него в сердце и что он не высказал в ходе диалога. Он говорил так долго и много, что его речь в книге разделена на несколько глав – с 26-й по 31-ю.

    Иову важно теперь обосновать ранее высказанные им мысли [8], показать правильность своих рассуждений.

    Сначала он сопоставляет представления о Божьем всемогуществе – свои собственные и своих друзей.

    Из 26-йглавы мы узнаём, что Иов начал свою речь с насмешливого, даже язвительного ответа Вилдаду (26:1-4), который, по сути, назвал его червём и молью. (Если бы меня так обозвали, я б, наверное, тоже съязвил что-нибудь в ответ). Он восклицает с горьким сарказмом: «...как ты помог бессильному, поддержал мышцу немощного!» [1] Наверное, это было лишним. Не нужно злословить тех, кто злословит нас. Вместо этого лучше молиться о том, чтобы мы смогли благословлять в ответ на злоречие. Но кто из нас имел бы моральное право дать такой совет человеку, испытывающему чудовищные страдания, которые нам не снились и в страшном сне?.. Несмотря на то, что Иов не во всём был прав, Бог в конце концов возродит и благословит его. Причём перед этим он помолится за обидевших его друзей.

    После такого язвительного вступления Иов начинает говорить о Боге и о Его чудесных творениях (26:5-14) – море, земле, небе. Он описывает вездесущность Господа, Который присутствует везде и во всём. Бог повсюду – в этом Иов согласен со своими друзьями.

    Сквозь воды морской пучины, говорит Иов, Вседержитель видит не только морских обитателей, но и трепещущих перед Ним обитателей загробной тьмы, теней умерших [2]; от Него не скрыт даже мир мёртвых – преисподняя и ад, который Иов называет Аваддон, что означает «погибель» (26:5-6).

    Перечисляя сотворённые Богом чудеса, Иов упоминает несколько замечательных научных фактов. Трудно не удивляться тому, что они были ему известны в столь давние времена. Так, Иов говорит о Боге: «Он распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем» (26:7). Откуда он знал о пустоте (отсутствии суши) на крайнем севере? Или о том, что Земля висит в пустоте? Это сегодня астрономам известно, что Вселенная – это огромные пустые пространства, в которых лишь изредка встречается материя. Мы знаем, что нашу планету держит возле Солнца сила гравитации, но гравитация невидима – человек, живший в древние времена, мог назвать это только как «висеть ни на чём».

    Иов говорит и о том, что облака наполнены водой, но не прорываются (26:8). Однажды я подсчитал, сколько дождя должно пролиться на участок площадью 2,5 км2, чтобы покрыть его слоем воды в 2,5 см. Результат меня ошеломил. Оказывается, для этого нужно 2 тысячи 600 тонн воды. Откуда Иов знал, что облака содержат в себе такую тяжесть?..

    Более того, мы читаем слова Иова о Боге: «Черту провел над поверхностью воды…» (26:10) В древнееврейском тексте это дословно означает: «разметил круг» [3]. Неужели Иову было известно, что Творец создал Землю круглой?..

    Перечислив многие дивные Божьи творения, указывающие на Его мощь, Иов отмечает: «...и это лишь малая толика Его дел!» (26:14) [4]. Мы не видим всей картины Божьих чудес, нам доступна лишь крошечная её часть [5].

    Казалось бы, Иов говорит о том же, о чём ему говорили Вилдад и другие друзья: мы никогда до конца не сможем постичь Господа. Но вдумаемся – и мы поймём, что понимание Иовом Божьей непостижимости сильно отличалось от точки зрения Вилдада, Софара и Елифаза. Те говорили о невозможности для человека тягаться с Богом, но при этом как раз были уверены: им известно о Вседержителе если не всё, то самое главное. Они представляли Его высоко на небесах, наблюдающего за нами, готового в любой момент обрушить на нас Свой гнев. В их понимании Бог был далёк от земли и несоизмеримо превыше человека, но они думали, что точно знают, как нужно вести себя по отношению к Нему. Иов же утверждал, что Бог вне нашего познания, и только Он Сам может открыть нам правду о Себе.

    Таким образом, Иов проявляет иное понимание Бога, чем было у его друзей.

    Это важно отметить ещё и потому, что в современном богословии существует такая точка зрения: основная часть 26-й главы, начиная с 5-го стиха, на самом деле относится к речи Вилдада, которая была лишь прервана краткой репликой Иова (26:1-4) [6]. Мне представляется весьма печальным, что такая трактовка повлияла на очень некоторые переводы Библии [7]. Это свидетельствует о небрежном отношении к Божьему обещанию сберечь Своё слово от искажений. Господь говорит, что Он бодрствует над словом Своим, чтобы оно сохранилось и скоро исполнилось (Иер.1:12). Данная глава начинается со слов: «И отвечал Иов и сказал», – которые присутствуют во всех древних рукописях книги Иова. Я думаю, нам следует принять Библию в таком виде, в каком ее донёс до нас Господь в тексте древнейших её списков.

    27-я глава начинается со слов Иова о его правоте (27:1-7), а затем возвращается ещё к одной из центральных тем его спора с друзьями: к вопросу о судьбе грешников (27:8-23).

    (Если бы мне нужно было изобразить запоминающийся символ этой главы, я бы нарисовал меч, – потому что Иов говорит: «Если умножаются сыновья его, то под меч...» (27:14). В возможно, я изобразил бы паутину – поскольку Иов образно говорит о злодее: «Он строит жилище своё, как паук…» (27:18) [9] – в надежде, что всевозможные средства защиты оградят его от наказания. Но придёт час, и его дом распадётся на части).

    Глава начинается со слов Иова о его твёрдом намерении, его клятве поступать по правде и говорить правду: «…жив Бог, лишивший меня суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою,что, доколе еще дыхание мое во мне и дух Божий в ноздрях моих,не скажут уста мои неправды...» (27:2-4)[10].

    Самоуверенность? Действительно, люди, переносящие страдания, бывают склонны к самоуверенным утверждениям: «я поступал, поступаю и буду поступать правильно, а со мной так плохо обошлись!» Самоуверенность, несомненно, является грехом, и книга Иова нам также это показывает. Именно самоуверенность заставляет нас неправильно говорить о Боге, резко и осуждающе отзываться о других. Именно она ожесточает нас и заставляет оправдывать свои греховные поступки. В определённом смысле, именно самоуверенность лежит в основе всех других грехов. Иисус Христос начинает перечислять заповеди блаженства словами: «Блаженны нищие духом…» (Мф.5:3).

    Но можно ли в данном случае говорить о самоуверенности Иова? Ведь он прав в главном: он действительно не совершил греха, за которое ему было бы послано то ужасное состояние, в котором он оказался. В словах Иова мне открывается другое свойство его личности: решительность. Он принял твёрдое решение служить Богу, несмотря на все свои несчастья. И это – прекрасное свойство его натуры (которое, как вспомним, сатана и пытался всеми силами объявить несуществующим). Нам нужна твёрдость в решении служить Господу даже во время болезни, финансовых трудностей, в разгар семейных проблем или любых других тягот. Не просто делать вид, что мы крепимся, несмотря ни на что, а именно верить, что Господь благ – и позволять Ему проявить Свою благость. Именно такая решительность нам необходима.

    Что же Иов говорит о судьбе, ждущей грешников? Его друзья постоянно утверждали, что Бог неизбежно и скоро поразит людей, погрязших в зле, обрушив на них несчастья и страдания. И вот теперь Иов тоже очень ярко описывает грядущие страдания беззаконников. Он как бы неожиданно подхватывает эту тему и соглашается с друзьями, что злых людей ожидает неизбежная расплата.

    Многие читатели книги с удивлением говорят: «На Иова это не похоже... Может быть, это говорил Софар?..» Ряд богословов также относят эту часть 27-й главы к последней, третьей речи Софара [11]. Мы уже говорили о том, как и фрагмент предыдущей главы некоторые толкователи Библии приписывают одному из друзей, хотя в тексте прямо указано, что эти слова принадлежат Иову.

    Мне представляется, что Иов здесь высказывает совсем иную мысль об отношении Бога к грешникам, чем его друзья. И главная разница состоит в том, что Иов образно описывает расплату, ожидающую беззаконников после смерти. С самого начала он обозначает это, говоря: «Ибо какая надежда лицемеру, когда возьмет, когда исторгнет Бог душу его?» (27:8) Впрочем, его слова могут относиться и к каре, настигающей злых людей ещё в этой жизни. Так или иначе, Иов уточняет: он так же, как и его друзья, убеждён в том, что грешники – воры, развратники, лжецы, те, кто не заботится о своих родителях – будут непременно наказаны. Пусть даже Господь долготерпелив и милостив, – Он не станет мешать возмездию, если человек не успел одуматься. Иов с этим не спорит. И тем не менее, его точка зрения резко отличается от взглядов его друзей. Те утверждали не только, что грешников ждут страдания, но и обратное: если ты страдаешь – значит, ты согрешил. Именно с этой несправедливой логикой и не согласен Иов, он убеждён в её ошибочности – убедившись в том, помимо прочего, и на примере собственных безвинных страданий.

    Итак, Иов уточняет свои убеждения в отношении участи грешников: да, их ждут страдания, но большая часть этих страданий наступит после их смерти. Главное же: если кто-то страдает, это вовсе не означает, что он грешник.

    28-я глава содержит в себе законченное рассуждение Иова на тему: «Где найти мудрость?» Размышляя над ней, я представляю себе горную местность, глубокий ствол шахты и человека, вопиющего во тьме подземных туннелей: «Откуда берётся мудрость?!.. Где добывают разум?!..» (28:12) [12]

    Данная глава, на первый взгляд, имеет слабое отношение ко всей остальной книге Иова. Поэтому неудивительно, что и ее порой исключают из текста [13]; но в древних рукописях она есть и я убеждён, что она совершенно определённым образом вписывается в контекст всей книги.

    Эта глава отличается богатой образностью. Сначала Иов создаёт яркую картину того, как человек ищет в горных шахтах полезные ископаемые (28:1-11). Затем он рассуждает о том, где нельзя найти мудрость (28:12-22). И, наконец, показывает, что мудрость можно получить только от Бога (28:23-28).

    Друзья Иова, как мы знаем, тоже уделили этой теме немало внимания. Вилдад считал, что мудрость можно найти у старцев: они знают всё о том, как устроен мир, поэтому нужно спросить у них. А Елифаз полагал, что мудрость приходит в результате наблюдений и размышлений: «Вот, что мы дознали; так оно и есть: выслушай это и заметь для себя» (5:27). Но Иов называет еще один источник – единственный источник подлинной мудрости.

    Описывая горный промысел (28:1-11), Иов создаёт рисует образные картины того, как горняки роют глубокие туннели в труднодоступных горах, где никогда не появлялось ни одно животное и не пролетала птица. Он описывает, как люди сооружают подвесные сооружения на стенах шахт, как находят драгоценные камни, золото, железо или медь и доставляют их из вековечной тьмы на поверхность; а иногда натыкаются на подземные потоки воды и останавливают их. Вне всяких сомнений, Иов не только прекрасно представлял себе труд рудокопа, но и умел ярко и образно выражать свои мысли. Пример с разработкой шахты он приводит, чтобы показать, насколько тяжело приходится работать человеку, чтобы получить что-то ценное.

    Однако есть что-то, чего следует искать с ещё большим усердием, чем горняки ищут ископаемые богатства. Речь о мудрости. Где спрятана она, где её можно отыскать? (28:12). Иов перечисляет пять источников, где искать её бесполезно: «человек не знает к ней стезю», (28:13) [14]; нет её в бездне; нет и на дне морском (28:14) – так что никакая подводная лодка не поможет её отыскать; её нельзя купить ни за какие сокровища (15:19) (можно купить диплом о высшем образовании, но невозможно приобрести за деньги само образование, – так же обстоит дело и с Божьей мудростью); даже ад и смерть не знают, где находится мудрость – «Только слухом мы слышали весть о ней!» (28:22) [15]. Следовательно, опасные попытки общения с душами умерших неспособны дать нам мудрость. Но где же тогда ее добыть?..

    Иов даёт ответ на этот вопрос: «…путь к ней ведает Бог, только Он знает, где она…» (28:23) [16]. И вот в чём она состоит: «...страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум» (28:28). Это не только понимание того, как должны жить другие (это понимали и друзья Иова), но, прежде всего, решение самому поступать в соответствии с этой мудростью. Мы знаем, что Иов сделал этот выбор: он был человеком богобоязненным и удаляющимся от зла, как это засвидетельствовал Сам Господь (1:8) и как об этом сообщается нам уже в самом первом стихе книги.

    Таков путь, ведущий к мудрости. Она приходит к нам не благодаря диплому о высшем образовании или личному опыту, а благодаря благоговейному трепету перед Господом. Этот трепет помогает нам избежать прелюбодеяния, злословия, воровства и всех прочих грехов. Мы боимся не того, что нас могут поймать и уличить в содеянном, а того, что своим неповиновением огорчим Бога, Царя Вселенной.

    Две следующие главы – слова Иова, в них заключающиеся, – дополняют друг друга по принципу контраста. 29-я глава содержит рассказ Иова о своём счастливом прошлом: «…когда [давным-давно] светильник Его [Бога] светил над головою моею, и я при свете Его ходил среди тьмы; как был я во дни молодости моей, когда милость Божия была над шатром моим» (29:3-4). Но теперь у него такое чувство, будто Божья милость к нему исчезла без следа. В 30-й главе мы читаем, как Иов противопоставляет ушедшему счастью нынешнее своё положение, катастрофическое и жалкое: «И ныне изливается душа моя во мне: дни скорби объяли меня» (30:16) [17]; «Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне…» (30:20); «Ты сделался жестоким ко мне...» (30:21); «Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма» (30:26).

    Итак, эти две главы изображают две полярно противоположные картины жизни Иова. 29-я глава – подробный, со многими деталями (он приводит их более сорока), рассказ Иова, как он жил до начала испытаний. В частности, он называет два положения, которые занимал в обществе. Совершенно очевидно, что ему доводилось исполнять обязанности судьи. Это становится ясно, когда мы читаем: «…я спасал страдальца вопиющего и сироту беспомощного. Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость» (29:12-13). Немного дальше Иов уже прямым текстом рассказывает, что ему доводилось разбирать трудные судебные дела: «…отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно. Сокрушал я беззаконному челюсти...» (29:16-17). Таким образом, Иов был для своих людей судьёй – и судил справедливо. Кроме того, ему приходилось отдавать приказы и повеления, осуществлять верховное руководство – то есть, исполнять царскую роль: «Я назначал пути им и сидел во главе и жил как царь в кругу воинов, как утешитель плачущих» (29:25).

    Мы видим, что Иов был вершителем добрых дел. Можно и нужно благодарить Бога за справедливых судей и за хороших правителей. Сегодня слишком многие главы государств и правительств держатся за своё место только ради наживы за счёт трудов своего народа, а не для его блага.

    В 30-ой главе Иов говорит о днях, исполненных горя и печали. Он сокрушается о том, как плохо теперь обращаются с ним даже самые никчемные люди (30:1-15). Теперь, когда болен и беспомощен, беден и одинок, на его земле поселились наглые воры: «...всё делают на гибель мне, и нет никого, чтобы их сдержать! Приходят ко мне сквозь широкий продом, всё руша, кидаются на меня…» (30:13-14) [18]. Похоже, что эти люди действительно самовольно поселились на его земле.

    Но это – не самая значительная часть моральных страданий Иова. В тоске и горе он восклицает: «Бог карает меня!..» (30:16-25) Иов готов смириться с тем, что все окружающие обходятся с ним несправедливо; но, что ещё хуже, он видит: Бог тоже несправедлив к нему!.. «Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне…» (30:20)

    И Иов перечисляет, насколько всё плохо с ним (20:26-31). «Мои внутренности кипят и не перестают; встретили меня дни печали» (30:27). Иов прояснил ситуацию в отношении своих страданий.

    Мы видим в 30-й главе, что Иов не удержался и бросил Богу упрёк. Господь задаст ему вопрос об этом, когда заговорит из бури: «Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?» (40:3)

    В ходе следующего занятия мы поразмышляем над одной из самых замечательных глав в Библии – 31-й главой книги Иова. Она содержит перечень нравственных качеств Иова, тех моральных обещаний, которые он дал себе и Богу. Пожалуйста, внимательно прочтите, эту главу. Выпишите всё, что обязался делать Иов. А затем спросите себя: «Принёс ли я такие обещания, как сделанные много веков назад Иовом?..»

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. В переводе С. Аверинцева: «Как, однако, слабому ты помог, поддержал руку, что изнемогла!»

    2. Стих 26:5 в переводе А. Десницкого: «Ужасаются тени умерших, воды бездны и те, кто живет в них...»

    3. Ср. с переводом А. Десницкого: «...чертит Он круг на глади вод по грани света и тьмы».

    4. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Вот, это части путей Его...».

    5. Обратим также внимание, что в стихах 26:8-13 Иов описывает собирающуюся вдали грозу, из которой Бог позже будет говорить с ним.

    6. А. Десницкий так комментирует данный фрагмент в своём переводе: «Эти высказывания по смыслу принадлежат скорее друзьям Иова, чем ему самому. Они звучат логическим продолжением речи Билдада в 25-й главе. Хотя здесь переход от одного говорящего к другому никак не отмечен, но 27:1 ("Иов так продолжил свою речь...") позволяет предположить, что слова, приведённые в 26:5-14, не принадлежат Иову». Отметим, однако, что уточнение «Иов так продолжил свою речь» стих 29:1 подобен стиху 27:1, хотя во втором случае ни о какой вставке слов кого-либо из друзей Иова не может идти и речи.

    7. Фильдс ссылается, в качестве примера, на «Good News Bible», «New Jerusalem Bible», а также более ранние переводы – Моффата (James Moffatt) и Смита – Гудспида (Goodspeedand Smith, «The Bible: An American Translation»).

    8. Прежде всего – своё страшное подозрение: если Бог окажется несправедливым – то на что вообще рассчитывать человеку?..

    9. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: « Он строит, как моль, дом свой…»

    10. Ср. с переводом С. Аверинцева: «Клянусь Богом, отнявшим право моё, Крепким, уязвляющим душу мою…»

    11. Ср. также с комментарием А. Десницкого: «...эти стихи продолжают речь Иова, но по смыслу скорее соответствуют позиции его друзей. Поэтому многие исследователи считают, что это третья речь Цофара из Наамы (иначе, в отличие от Элифаза и Билдада, Цофар произнес лишь две речи)... А возможно, сам Иов рассказывает здесь о том, что должно происходить, но, как мы знаем по его предшествующим речам, реально не происходит».

    12. Процитировано в соответствии с переводом А. Десницкого. В синодальном переводе: «…где премудрость обретается? и где место разума?»

    13. Из комментария А. Десницкого:«Гимн Премудрости, составляющий эту главу, обычно считают самостоятельным произведением, своего рода лирическим отступлением, которое, как и речи Элигу в гл. 32-37, стоит несколько в стороне от спора Иова с друзьями...»

    14. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Не знает человек цены ее…»

    15. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Аваддон и смерть говорят: ушами нашими слышали мы слух о ней».

    16. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Бог знает путь ее, и Он ведает место ее».

    17. В переводе С. Аверинцева: «Из меня вытекает моя душа, дни унынья обступили меня…»

    18. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «…всё успели сделать к моей погибели, не имея помощника. Они пришли ко мне, как сквозь широкий пролом; с шумом бросились на меня».

    19. Ср. с переводом А. Десницкого: «...неужели ты отвергнешь Мой суд, обвинишь Меня, чтоб оправдаться самому?».


    Занятие 10.
    Нравственные обязательства Иова

    Вилбур Фильдз: Есть ли у человека право на прелюбодеяние? Многие сегодня считают, что да. Или мы вообще можем отмахнуться от этого вопроса, сказав: «Даже если такого права у меня нет, то Бог меня простит – ведь Он всё прощает»? Имеем ли мы право лгать? Особенно тогда, когда с помощью лжи мы можем избежать многих проблем? Если ли у нас право требовать от своих сотрудников максимальной отдачи за мизерную плату?..

    Каждый из нас в какой-то момент задавал себе эти или подобные вопросы. От того, как мы на них отвечаем, зависит то, как мы живём. Всем нам необходимо решить, как мы собираемся прожить свою жизнь.

    Праведный человек Иов тоже задавался вопросами, на которые каждый человек должен дать свой ответ, чтобы определить, как он будет строить свою жизнь. Задолго до страданий Иова, до того, как погибли все его дети и он потерял сначала все своё состояние, а потом и здоровье, Иов взял на себя ряд нравственных обязательств. Он решил: «Есть что-то, чего я не буду делать, потому что этого не хочет Бог, и что-то, что я делать буду, потому что это угодно Богу».

    Сегодня мы вместе рассмотрим 31-ю главу книги Иова. В ней содержится рассказ о высоких нравственных обязательствах этого праведника.

    Я считаю эту главу самой удивительной в книге Иова: она настолько удивительна, что её называют ветхозаветной Нагорной Проповедью. Действительно, Иов перечисляет нравственные обязательства, которые по своему величию могут сравниться с обетованиями Нагорной Проповеди Иисуса Христа. Читая их, мы не перестаём удивляться, понимая, что Иов жил за две тысячи лет до прихода в мир Христа. Откуда у него появилось такое глубокое понимание о нравственности? Закон Божий в то время ещё не был дан через Моисея, не был запечатлён в письменной форме. Правда, в то время уже были пророки и проповедники, говорившие о Законе Божьем до времён Моисея. Например, мы читаем в Писании о Енохе, который пророчествовал и вёл праведную жизнь ещё до Потопа. Таким образом, и до Моисея люди знали, какое именно поведение недопустимо перед Богом, и чего Бог от людей ожидает.

    Итак, Иов принял нравственные обязательства жить по Божьей воле.

    Один из моих студентов однажды своеобразно проиллюстрировал центральную тему этой главы. Он нарисовал два глаза, манящих к себе сердце со словами: «Пойдём со мной!» На что уходящее сердце отвечает: «Я сделало свой собственный выбор!» В основе этой идеи лежат слова Иова: «Если стопы мои уклонялись от пути и сердце мое следовало за глазами моими...» (31:7). Мы склонны к тому, чтобы наше сердце, наши решения, руководствовались тем, что мы видим, чего нам хочется. Мы увидели новую машину, красивый дом или модную одежду – и наше сердце тут же начинает следовать за взглядом, а где сердце, там и тело. Так «глаза» сбивают нас с пути. Иов же принял решение следовать воле своего сердца – совести, уму, мудрости, полученным от Бога, – а не бездумно следовать за всем, что он видит.

     

    Начнём читать эту главу.

    «Завет положил я с глазами моими, чтобы не помышлять мне о девице. Какая же участь мне от Бога свыше? И какое наследие от Вседержителя с небес? (Другими словами, что будет с человеком, который похотливо смотрит на представителей противоположного пола?) Не для нечестивого ли гибель, и не для делающего ли зло напасть? Не видел ли Он путей моих, и не считал ли всех моих шагов?» (31:1-4) [1]

    Итак, первое обязательство, которое взял на себя Иов – это не смотреть на противоположный пол с похотью. Многие люди утверждают, что невозможно удержать свой взгляд – а значит нельзя быть виновным в том, на что и с какими желаниями смотришь. Но вспомним, что на протяжении всей этой главы (как мы видим уже в первой её строчке) Иов противопоставляет желания «глаз» и «сердца». Иова волнует его внутреннее состояние, а не внешние проявления. Он очень хорошо понимал, что если ему запретят смотреть на то, на что он не должен, но при этом он не будет руководствоваться твёрдым решением своего сердца, то при первой же возможности, когда никто не видит, он будет поступать так, как ему захочется. Поэтому он и пообещал себе: «Никаких похотливых взглядов!» Нелегко отвернуться от того, что обольщает и манит. Я – как, впрочем, и каждый мужчина – видел женщин, привлекавших мой взгляд. В такие минуты нужно отвернуться и сказать: «Господь, помоги мне оставаться чистым!» Ну, и со своей стороны, нам нужно помнить о скромности в одежде и поведении, чтобы не возбуждать нечистые желания у противоположного пола. Любите ли вы Бога настолько, как любил Его Иов, чтобы управлять своим сердцем?

    Иов указывает две причины своего решения [2]. Первая причина – это расплата, к которой приводит обратное решение: «Не для нечестивого ли гибель, и не для делающего ли зло напасть?» (31:3) Если вы начнёте заглядываться на чью-то девушку, её парень может поставить вам синяк под глазом… но Иов, разумеется, говорит не о такой напасти, а о последствиях нарушения Божьей воли. Богу не безразлично, чем наполнено наше сердце. Иисус говорит: «…всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф.5:28).

    Может показаться, что страх перед наказанием – это главный мотив Иова (что, безусловно, обесценило бы нравственное содержание принятого им решения). Но в следующем стихе я усматриваю и другую причину: «Бог видит всё, что я делаю», – говорит Иов. Я думаю, что он указывает при этом не на Бога в качестве надсмотрщика, а на желание жить в гармонии с Его благой волей.

    Итак, первое нравственное обещание Иова ­­­­­– не поддаваться похотливым желаниям.

    Продолжим чтение: «Если ходил я с людьми лжи и к лукавству поспешала моя нога, – пусть взвесят меня на верных весах, и познает Бог невинность мою!» (31:5-6) [3]. Иов дал обещание не лгать, но всегда говорить то, что есть на самом деле. Он принял решение, что он не будет обманывать. Принимали ли Вы такое решение в своём сердце? В книге Откровения, как и во многих других местах Библии, говорится, что лжецов настигнет Божья кара. Думаю, все мы должны будем признаться, что мы иногда говорили неправду, – и каждому из нас следует принять твёрдое решение перестать обманывать. Если мы не примем его, то ложь так и будет частью нашей жизни. Поэтому нужно покончить с ней раз и навсегда.

    Третье нравственное обязательство, которое взял на себя Иов: «А если мои стопы с пути свернули, если сердце следовало за взглядом, если грязь к моим ладоням прилипла – пусть другой ест то, что я посеял, пусть всходы мои будут вырваны с корнем!» (31:7-8) [4]. Речь идёт о решении отказаться от корыстолюбия. Иов не хотел руководствоваться своими сиюминутными желаниями. Нам также необходимо решить для себя, что есть вещи, без которых мы можем обойтись, и не возлагать свои надежды на материальные блага этого мира – а стремиться к духовным дарам, посылаемым Богом. Именно к этому относятся слова Иова о том, что в своём сердце он не руководствуется увиденным, а наоборот – его глаза обращены на то, что диктует им сердце.

    Читаем дальше: «Если сердце мое прельщалось женщиною и я строил ковы у дверей моего ближнего [наверное, в ожидании, пока сосед уйдет и женщина останется одна],– пусть моя жена мелет на другого, и пусть другие издеваются над нею…» (31:9-10)[5]. «Если я совершил прелюбодеяние, пусть я потеряю свою жену!» – говорит Иов. Мы знаем, как он не хотел её терять, как страдал из-за её охлаждения к нему в связи с болезнью. Почему Иов говорит: «…пусть моя жена мелет на другого…»? В те времена зерно в семье молола женщина. У неё были каменные жернова, которыми она перетирала пшеницу в муку и затем готовила из нее пищу. Поэтому Иов подразумевает: если он совершил прелюбодеяние, то пусть его жена мелет для кого-нибудь другого, то есть пусть она достанется другому мужу.

    Живя среди грешного поколения, частью которого являемся и мы, нам нужно решить для себя: «Я не совершу прелюбодеяния. Я сохраню свою девственность для Иисуса, для своего будущего дома». Человеку, не состоящему в браке, следует пообещать себе хранить свое тело в чистоте и целомудрии для будущего спутника жизни. Возможно, это звучит старомодно. Но такова воля Божья. Писание прямо говорит о Божьем осуждении, которое навлекают на себя блудники и прелюбодеи (Евр.13:4). Нам не избежать его, если мы не собираемся раскаяться. Мы можем злоупотреблять Божьей добротой, моля Его о прощении, когда на самом деле мы с самого начала не собираемся делать то, чего Он от нас хочет. Но стоит нам принять решение хотя бы попытаться слушаться Бога – Он, конечно же, простит нас.

    Иов продолжает эту свою мысль: «…потому что это – преступление, это – беззаконие, подлежащее суду; это – огонь, поядающий до истребления, который искоренил бы все добро мое» (31:11-12) [6]. В результате греха прелюбодеяния люди страдают от мучительных венерических заболевания и умирают от СПИДА; рушится семейное счастье, распадаются семьи, страдают дети. Последствия этого греха уже сами по себе становятся наказанием за него. Как же нужно людям последовать примеру Иова и принять на себя такое же нравственное обязательство, а затем попросить Бога о помощи! Тогда они избежали бы этого огня, испепеляющего дотла. Их минула бы смерть, которую они сами навлекли на себя, а жизнь приносила бы чистоту и радость.

    Иов говорит дальше о своих нравственных обязательствах: «Если я пренебрегал правами слуги и служанки моей, когда они имели спор со мною, то что стал бы я делать, когда бы Бог восстал? И когда бы Он взглянул на меня, что мог бы я отвечать Ему? Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его и равно образовал нас в утробе?» (31:13-15) [7]. Это – обязательство не отказывать никому в справедливости. Нам несложно представить себе эти отношения. Если один из слуг подходил к Иову со словами: «Посмотри, там, где я тружусь, небезопасно!» – Иов не отправлял его обратно. Вместо этого он шёл, чтобы самому все проверить, и переводил слугу в более безопасное место. Когда другой слуга приходил и говорил: «Моя жена заболела, мне нужно остаться с ней», – Иов не угрожал ему, что избавится от него. Он прислушивался к людям, которые завися от него в чем бы то ни было, и не отказывался поступать справедливо.

    И снова Иов называет две причины того, почему он принял такое решение. Первая, более очевидная: «Если я буду несправедлив со своими слугами, что я скажу Богу, когда Он восстанет, встанет передо Мной и спросит меня: "Как ты поступил со своим слугой?"». Этот мотив напоминает мне слова из Послания Иакова, где также утверждается необходимость поступать справедливо с теми, кто от нас зависит: «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак.5:4).

    Вторая же причина такова: «Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его [слугу] и равно образовал нас в утробе?» (31:15). Дело не только (и даже не столько) в страхе перед наказанием. Иов осознаёт, что в глазах Бога он и его слуга равны. Один и Тот же Бог создал и его, и слуг – и Иов не считает себя выше их. В Декларации Независимости Соединённых Штатов Америки Томас Джефферсон записал: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами» [8]. Иов верил в это. Именно по этой причине он решил справедливо относиться к своим слугам. Библейский принцип, который лёг и в основу Конституции США, заключается в том, что Бог создал всех людей – и, следовательно, ко всем нужно относиться честно и на равных правах.

    Перейдём к шестому обязательству Иова: «Разве отказывал я в просьбе бедняку или меркли из-за меня глаза вдовы, разве ел я свой кусок в одиночку и не делился с сиротой? Нет, я с юности был сиротам как отец, с малых лет был вдовам опорой! Если смотрел я равнодушно, как замерзает раздетый, бедняк, кому нечем прикрыться, если плоть его меня не благословляла, и шерсть моих барашков его не грела…» (31:16-20) [9]. Иов обязался не пренебрегать нуждами бедняков и других обездоленных людей. Если к нему в дом приходили голодные или раздетые, он всегда давал им еду и одежду. Я твёрдо знаю и верю, что нам следует быть отзывчивыми. При каждой встрече с людьми, нуждающимися в помощи, и которым мы можем помочь, мы обязательно должны такую помощь оказывать, даже если кажется, что мы не можем себе этого позволить. На самом деле, всё наоборот: мы не можем позволить себе не помочь им. Нам необходимо принять такое же решение, как принял Иов: «Я отказываюсь пренебрегать бедными». Если мы не испытываем сострадания к нуждающимся, то поступаем вопреки воле Бога. Конечно, можно сказать: «Ну да, многие попрошайничают, а на самом деле ни в чём не нуждаются!..» Думаю, лучше помочь нескольким людям, которые не испытывают нужды, чем пройти мимо одного нуждающегося.

    Следующее нравственное обязательство Иова: «Если я поднимал руку мою на сироту, когда видел помощь себе у ворот, то пусть плечо мое отпадет от спины, и рука моя пусть отломится от локтя, ибо страшно для меня наказание от Бога: пред величием Его не устоял бы я» (31:21-23) [10]. Иов принял решение никогда не мстить слабым, даже если они чем-то задели его интересы или даже совершили преступление против него. Представим себе следующую ситуацию. Вернувшись в дом после долгого отсутствия, он обнаруживает там вора, выносящего его вещи. Иов знает, что это бедный сирота, живущий по соседству. Он хватает его и... Он мог бы отвести его к городским воротам, потому что именно там в древних городах совершал правосудие судья – правитель или старейшина. Сам Иов, совершая суд, тоже делал это у ворот. это означало бы упрятать вора в тюрьму, добиться для него телесного наказания или даже казни. Но Иов понимает, что в его руках оказался ребёнок, лишённый отца, которого некому было учить. Поэтому он будет добр к нему и попытается научить его правильному пути, дать ему ещё один шанс.

    Итак, Иов не только был щедр с бедными, но также великодушен и терпелив с теми, кого можно было уличить в преступлении против него.

    Далее Иов говорит еще об одном своём нравственном решении: «Полагал ли я в золоте опору мою и говорил ли сокровищу: ты – надежда моя? Радовался ли я, что богатство мое было велико, и что рука моя приобрела много?» (31:24-25). Он обязался не доверять богатству, не полагаться на него, не поддаваться жадности. Я знаю людей, которые потратили всю свою жизнь на то, чтобы собрать побольше денег, но их постигла внезапная смерть и ничего из нажитого им не понадобилось. Посвятив всё время зарабатыванию денег, они не успели ни порадоваться им, ни сделать что-либо гораздо более важное.

    Девятое обещание Иова: «Смотря на солнце, как оно сияет, и на луну, как она величественно шествует, прельстился ли я в тайне сердца моего, и целовали ли уста мои руку мою? Это также было бы преступление, подлежащее суду, потому что я отрекся бы тогда от Бога Всевышнего» (31:26-28). Иов принял решение не поклоняться идолам. Он жил в мире, поражённом идолопоклонством. В результате археологических раскопок в о всех древних городах Востока и по всей Земле было найдено множество истуканов, которым поклонялись жившие там народы. Они были сделаны из камня, золота или бронзы, обычно имели отталкивающий вид... Нам, сегодняшним, это может показаться глупостью: найдя или приобретя медь или золото, человек тратил его не на украшения, не на покупку каких-то полезных вещей, а на то, чтобы отлить божка, которому начинал поклоняться. Но не будем высмеивать наших предков: это было не смешное, а страшное заблуждение. более того, оно никуда не исчезло: в нынешнем мире люди в большинстве своём тоже поклоняются идолам, только выглядят они теперь по-другому: это богатство, благополучие, распущенность (принимаемая за свободу)… Вот почему у нас есть острая необходимость последовать примеру Иова и пообещать никогда не заниматься идолопоклонством.

    Иовом было дано ещё одно прекрасное нравственное обязательство: «Радовался ли я погибели врага моего и торжествовал ли, когда несчастье постигало его? Не позволял я устам моим грешить проклятием души его» (31:29-30). Он отказался радоваться, когда его недруги терпят неудачу или попадают в беду. Напротив, он жалел о том, что с ними случилось несчастье. Приняв на себя такое обязательство, Иов уподобляется в этом Богу [11]. Господь говорит, что не испытывает радости от смерти грешников – и нам нельзя радоваться горю и смерти даже тех людей, которые нас ненавидят.

    Одиннадцатое обязательство Иова: «Люди в моем шатре не говорили: «Насытиться бы нам его мясом!» На улице странник не ночевал: открывались для него мои двери» (31:31-32) [12]. Иов отказался быть эгоистичным и негостеприимным. Он открывал двери своего дома для всех, и всем, что у него было, готов был поделиться с другими.

    «Может, я скрыл свой грех, как другие, проступок свой за пазухой прятал, боясь многолюдной толпы, страшась презрения сородичей, – молчал и из дома не выходил?» (31:33-34) [13]. Таково двенадцатое нравственное обещание Иова: «Я не буду скрывать своих грехов». Новый Завет говорит нам о необходимости покаяния в грехах, о необходимости признаваться в них и бороться с ними. Это не значит, что мы должны рассказывать о них всем и каждому. Но если мы согрешили, если не можем побороть греховное желание сами, то нужно сознаться в этом перед Богом и другим людям, прося у них помощи – молитвами и делом.

    Иов говорит дальше: «Если вопияла на меня земля моя и жаловались на меня борозды ее…» (31:38). Ещё одно его нравственное обязательство – хорошо относиться к своей земле, не злоупотреблять ею, бережно её обрабатывать, не допуская ни запустения, ни истощения, чтобы передать её в наследие другим людям, которые тоже смогут кормиться с неё. «Моя земля принадлежит Богу, а не мне, и я сохраню её для других», – таково его решение.

    И заканчивает свои речи Иов упоминанием ещё одного взятого им обязательства: «…если я ел плоды ее без платы и отягощал жизнь земледельцев, то пусть вместо пшеницы вырастает волчец и вместо ячменя куколь ...» (31:39-40). Он возвращается к вопросу о справедливой плате, но расширяет его отказом от любых неправомерных требований по отношению к другим людям, прежде всего – к тем, кто работает на него и от него зависит. Иов говорить здесь о своём решении об отказе от всякого угнетения других.

     

    Таковы нравственные обязательства, которые Иов принял как основу всей своей жизни. Они достойны и прекрасны. Но, может быть, Иов делал всё это (или даже только перечислял то, чего не делал) лишь для того, чтобы оправдать себя? Может быть, это показатель его беспредельной самоуверенности? Не было ли у него желания, чтобы Бог заметил, какие хорошие обязательства он на себя взял? Что, если он просто решил напомнить Господу о своей праведности?..

    Но уже с первой главы, с самого первого стиха этой книги мы знаем, что Иов жил в соответствии со своими принципами, и что Бог принимал его праведность как подлинную. Поэтому перечисление им своих моральных обещаний – это не лицемерное самовосхваление, а искренний рассказ о том, как Иов на самом деле строил свою жизнь.

    И именно поэтому Иов верит в то, что он оправдается перед Богом, восклицая:

    Иов хотел, чтобы Бог забрал его болезнь, веря, что Он так и сделает, если Иов. Он говорит: «О, если бы кто выслушал меня! Вот мое желание, чтобы Вседержитель отвечал мне, и чтобы защитник мой составил запись» (31:35). Он не хвастается своей праведностью, а свидетельствует о ней [14].

    Давали ли мы когда-либо обещания, подобные удивительным нравственным обязательствам Иова?..

    Пожалуйста, прочтите к следующему занятию главы 32-37 книги Иова, содержащие речи Елиуя. Мы посмотрим, удалось ли Елиую доказать неправоту Иова или хотя бы немного облегчить его страдания.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. Ср. с переводом А. Десницкого: «Условился я с глазами своими, что на девушек заглядываться не буду. Но что за доля мне свыше от Бога, что за удел от Всесильного с высот? Разве не злодею назначена гибель, разве не грешнику – несчастье? Или Он путей моих не видит, шагов моих не считает?»

    2. Фильдз исходит в данном случае из традиционного перевода. Как мы видим на примере перевода А. Десницкого, содержание стихов 2-4 может означать не мотивировку Иовом своего обязательства, а его сокрушение по поводу того, что оно якобы не было замечено Богом.

    3. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Если я ходил в суете, и если нога моя спешила на лукавство,– пусть взвесят меня на весах правды, и Бог узнает мою непорочность».

    4. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Если стопы мои уклонялись от пути и сердце мое следовало за глазами моими, и если что-либо нечистое пристало к рукам моим, то пусть я сею, а другой ест, и пусть отрасли мои искоренены будут».

    5. Ср. с переводом А. Десницкого: «Если женщиной сердце мое соблазнилось и у чужих дверей я выжидал в засаде – пусть для другого жена моя мелет, пусть с ней ложатся чужие!»

    6. В переводе С. Аверинцева: «Ибо это скверна, и это позор, вина, караемая судом, огонь, испепеляющий дотла, который сжёг бы всё моё добро».

    7. Ср. стих 14 в переводе С. Аверинцева: «…что делал бы я, когда восстанет Бог и когда воззрит Он, что молвил бы я?»

    8. Перевод О.А. Жидкова (М.: Прогресс, Универс, 1993.)

    9. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Отказывал ли я нуждающимся в их просьбе и томил ли глаза вдовы? Один ли я съедал кусок мой, и не ел ли от него и сирота? Ибо с детства он рос со мною, как с отцом, и от чрева матери моей я руководил вдову. Если я видел кого погибавшим без одежды и бедного без покрова,– не благословляли ли меня чресла его, и не был ли он согрет шерстью овец моих?».

    10. Ср. с переводом С. Аверинцева: «…если руку поднимал я на сироту, зная, что подмогу найду в суде…»

    11. «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных... Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5:44-45, 48).

    12. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Не говорили ли люди шатра моего: о, если бы мы от мяс его не насытились? Странник не ночевал на улице; двери мои я отворял прохожему».

    13. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Если бы я скрывал проступки мои, как человек, утаивая в груди моей пороки мои, то я боялся бы большого общества, и презрение одноплеменников страшило бы меня, и я молчал бы и не выходил бы за двери». Ср. с переводом С. Аверинцева: «...если грех мой я скрывал, как Адам, прятал в груди моей порок (но ведь тогда таился бы я от людей, перед гневом сородичей моих робел, молчал бы и не смел выйти за дверь)...»

    14. Понятно, что речь здесь не об абсолютной праведности, которой обладает один лишь Бог. Человек может спотыкаться в своих проступках, но хранить верность намерениям и всеми силами стремиться их исполнять, борясь с собственной греховностью и прося Бога о помощи в этой борьбе.


    Занятие 11.
    Гнев Елиуя

    Вилбур Фильдз: В главах 32-37 книги Иова, о которых пойдёт наш сегодняшний разговор, появляется новый персонаж: достаточно молодой человек по имени Елиуй. Это крайне интересная личность.

    С первого же момента, когда мы видим Елиуя, он очень расстроен и разгневан. На протяжении трёх стихов (32:2-4) четыре раза сказано о том, что он пылал от гнева. Что ж, раздражение и злость – это часто встречающаяся человеческая реакция. Но что вызвало гнев Елиуя?

    Я очень рад, что сегодня принять участие в нашем занятии согласился наш старый знакомый, Джеральд Бад Клэп, декан Христианского колледжа Озарк. Как Вы думаете, почему Елиуй, этот молодой человек, присутствовавший при разговоре Иова и его троих друзей, пришёл в такое раздражение?

     

    Джеральд Клэп: Он расердился на Елифаза, Вилдада и Софара за то, что они сказали Иову много слов и дали ему немало советов, но никто из них не сумел доказать его вину, опровергнуть его дерзкие рассуждения. Как можно понять из слов Елиуя, он внимательно выслушал весь разговор – а значит, присутствовал при нём. Еще Елиуй очень расстроился из-за Иова – потому что он считал, что Иов грешит уже тем, что сидит и произносит грешные речи.

     

    Вилбур Фильдз: Елиуй очень хотел высказаться?

     

    Джеральд Клэп: Он пришёл в такой гнев, что не мог более сдерживаться. Елиуй сравнил себя с новыми мехами для вина, которые вот-вот лопнут! Слова просто сами рвались из него.

     

    Вилбур Фильдз: Расскажите нам о мехах для вина. Что они из себя представляют?

     

    Джеральд Клэп: Винные мехи делались из шкур животных. Их наполняли вином до такого состояния, что они могли разорваться.

     

    Вилбур Фильдз: Мне довелось видеть винные мехи в Израиле. Сейчас ими не пользуются. Люди снимали шкуру с козы или другого животного, обрабатывали её, зашивали отверстия ног и шеи и наполняли виноградным соком. Когда начиналось брожение, вино пузырилось, раздувало мехи, и шкура начинала напоминать воздушный шар. Если мехи были старыми и уже растянутыми, то они легко могли лопнуть. Думаю, что 32-ю главу так и можно озаглавить: «…лопаюсь я, как новый мех» [1].

    Гневная, непримиримая реакция молодёжи на наши поступки, на нашу жизнь – обычное дело в сегодняшнем обществе. Несомненно, молодые люди имеют право задавать нам трудные вопросы – но разумно ли делать это в гневе?

     

    Джеральд Клэп: Конечно же, нет; но нам не стоит с ходк отмахиваться от их мнения. Порой молодёжь предлагает очень хорошие ответы. В том, что говорил Елиуй, тоже было много верного. Но гнев, действительно, обычно разрушителен, поэтому его следует остерегаться.

     

    Вилбур Фильдз: Гнев очень быстро может превратить нас в настоящее чудовище.

    Все мы хотим услышать ответы на свои вопросы. Я знаю людей, которые верят в переселение душ, реинкарнацию, потому что только так они могут объяснить страдания, выпадающие на их долю. «Я не грешу в этой жизни – но, наверное, я много грешил в прошлой!» Все мы ищем хоть какие-то объяснения, почему у нас в жизни столько несчастий. Елиуй не услышал приемлемых для себя объяснений ни от Иова, ни от его друзей. Друзья пытались обвинить самого Иова во всех его бедах, но им это не удалось, потому что он был невиновен.

    Поэтому Елиуй очень хотел высказаться.

    33-я глава содержит предлагаемое им объяснение человеческих страданий. Он повторяет, по крайней мере, четыре раза, что Бог посылает страдания человеку не в наказание, а в качестве помощи, чтобы спасти его от пропасти, от бездны. Не столь важно, понимал он под пропастью могилу как образ преждевременной смерти, или прозревал то, о чём люди в то время ещё не знали – о грядущей каре для нераскаявшихся грешников. Елиуй говорит: «…чтобы отвести человека от какого-либо предприятия и удалить от него гордость, чтобы отвести душу его от пропасти...» (33:17-18) [2]. Посылал ли Бог страдания Иову для того, чтобы спасти душу его от пропасти?

     

    Джеральд Клэп: Ну, случай с Иовом – как мы знаем, особенный. Но весьма и весьма нередко Бог позволяет, чтобы на нас обрушивались испытания, именно с этой целью. Порой, чтобы у человека открылись глаза, ему надо пройти через испытания и трудности.

     

    Вилбур Фильдз: Я знаю одну семью из Канзаса, которая никогда не ходила в церковь. У них умерла четырёхлетняя дочка, я был на похоронах… И после несколько членов этой семьи пришло к вере, двое приняли крещение. Иногда до нас можно достучатся только с помощью проблем, которые и оказываются для нас, в итоге, спасительными. Однако Иов страдал не по этой причине.

     

    Джеральд Клэп: Нет, не по этой. В его случае это произошло в результате необходимости для Бога дать отпор сатане. Иов, в каком-то смысле, стал полем боя, на котором сатана разгулялся… Разумеется, самому Иову от этого было не до смеха.

     

    Вилбур Фильдз: Да уж, какое тут веселье. Итак, Господь допустил страдания в жизни Иова не для того, чтобы спасти его от бездны. Бог уже назвал его праведником. Поэтому утверждение Елиуя было одновременно верным – в общем виде – и ошибочным – в применении к Иову. Это очень важная, полезная и верная мысль: что с помощью страданий Бог нередко уберегает нас от греха. Она не относится к ситуации с Иовом, но оказывается верной в множестве других ситуаций. Нам нужно помнить и размышлять над этим. Если Бог допускает в нашей жизни болезни или иные страдания, это может означать, что Он пытается привлечь наше внимание, убедить нас нас задуматься о вечном и что-то переменить в своей жизни.

    Был ли Елиуй таким же суровым советчиком, как Софар, Елифаз и Вилдад?

    Джеральд Клэп: Нет. Хотя Елиуй был моложе их, и весьма горяч, он не был настолько резок, как они. Как можно понять, его ответ не огорчил ни Бога, ни Иова. Несмотря на свой молодой возраст, Елиуй сказал много правильных вещей.

     

    Вилбур Фильдз: Он говорит: «Внимай, Иов, слушай меня, молчи, и я буду говорить. Если имеешь, что сказать, отвечай; говори, потому что я желал бы твоего оправдания» (33:31-32) [3]. Друзья Иова явно не желали его оправдать, не были готовы признать его правоту.

    Вы помните,кто позже почти дословно повторил сказанное Елиуем?

     

    Джеральд Клэп: Сам Иов немного позже…

     

    Вилбур Фильдз: Елиуй утверждал, что Иов сам не знает, о чём говорит, «безрассудно расточает слова» (35:16). И потом Бог задаст вопрос: «…кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?» (38:2) И Иов признает, что он «…говорил о том, чего не разумел…» (42:3).

    34-я глава содержит другую часть речей Елиуя, который обращается к новой теме. Он утверждает:Бог ничего не делает со злым умыслом. Понятно, почему ему важно об этом сказать: ведь он долгое время слушал, как Иов обвинял Бога в своих бедах.

     

    Джеральд Клэп: Да, и был возмущён этим. Поэтому, говоря на данную тему, он сильнее горячится, сильнее упрекает Иова, чем раньше. Он считает, что Иов не знал, что говорит, считает его слова безрассудными, ведущими к отступничеству от Бога.

     

    Вилбур Фильдз: Елиуй вспоминает: «Вот, Иов сказал: я прав, но Бог лишил меня суда» (34:5) [4]. Да, он говорил так – хотя мы знаем, что вкладывал в это несколько иной смысл. Как нам поступать, когда мы видим, или нам представляется, что люди рядом с нами высказываются против Бога? Отмолчаться, чтобы их не обидеть, или открыто выступить в защиту Господа?

     

    Джеральд Клэп: Бесспорно, говорить правду о Боге – но найти слова, которые не ударят нашего собеседника, а будут им услышаны. И Елиуй служит примером в том, что говоря людям правду о Боге, нужно не обвиняя их, а побуждая задуматься о том, что они делают. Тогда мы сможем помочь им.

     

    Вилбур Фильдз: Елиуй говорит: «Но если Он хранит молчанье – кто осудит? Если скроет Он Свой лик – кто Его увидит?» (34:29) Очень больно бывает порою выдерживать молчание Бога. Вы согласны со мной?

     

    Джеральд Клэп: Абсолютно согласен. Нестерпимо больно.

     

    Вилбур Фильдз: А ведь иногда Его молчание длится очень долго – кажется, что целую вечность. Думаю, в случае с Иовом, Бог не отвечал ему в его страданиях не один месяц… Это оказалось для Иова наибольшей из всех произошедших с ним катастроф.

    Обратите внимание, что в том же стихе сказано: «Так бывает и с народом, и с человеком...» (34:29) [6]. Не только отдельный человек, но и весь наш народ может переживать трудности, будь то экономический кризис или даже война, несправедливость судебной системы или продажность правительства. Трудности могут длиться достаточно долго, и у нас начнёт возникать вопрос: «Почему Бог молчит – и хотя бы не объяснит нам Свою волю?..» То же происходит, и когда трудности касаются нас лично, например: «Прочему Бог не вытащит меня из этой долговой ямы, и вообще словно оставил меня совсем?!..» Да, очень мучительно переживать молчание Бога.

    В 35-й главеречь Елиуя продолжается. Я бы обозначил её главную мысль так: «Мы ничего не можем сделать Богу». «Если ты грешишь, что делаешь ты Ему? и если преступления твои умножаются, что причиняешь ты Ему? Если ты праведен, что даешь Ему? или что получает Он от руки твоей?» (35:6-7).

    Правильно ли это? Действительно ли наши грехи или наша праведность ничего не дают Богу, безразличны для него?

     

    Джеральд Клэп: Нет, это не так. В первой главе мы читали, что Бог обратил внимание именно на праведность Иова. И наши грехи беспокоят Его, он неравнодушен к ним. Я не согласен с тем, что Бога не волнует ни то, ни другое. Совсем наоборот.

     

    Вилбур Фильдз: Да, в этом случае Елиуй глубоко заблуждался.

    Всё, что я делаю, затрагивает сердце Бога. Мои действия причиняют Ему боль или приносят радость. Другое дело, что никакие мои действия не могут подкупить Бога: «Господь, я буду ходить в церковь на воскресные служения, на молитвенные группы, если только Ты найдёшь для меня работу получше!..» Мои действия не могут повлиять на Божьи деяния. Ничто не в состоянии повлиять на Его эталоны добра и зла. С таким же успехом я могу сказать: «Бог, если моё здоровье не станет лучше, я ударюсь в грех». Мы не можем запугать Бога своими угрозами и не можем заставить Его поступать по-другому.

     

    Джеральд Клэп: Тем не менее, часто пытаемся. Мы нередко торгуемся с Богом: «Если Ты сделаешь это, я сделаю то...» Но как только время страданий проходит, люди в большинстве своём не сдерживают своих обещаний – и сами в этом потом признаются.

     

    Вилбур Фильдз: На эту тему рассуждают в современных книгах по психологии, хотя впервые хотя об этом было сказано, как мы видим, в древние времена в книге, которую мы с вами читаем:

    Обратите внимание на 9-й стих 35-ой главы: «От множества притеснителей стонут притесняемые (те, кто болеют или потеряли работу, утратили близкого человека или попали в аварию... они кричат!), и от руки сильных вопиют. Но никто не говорит: где Бог, Творец мой, Который дает песни в ночи…» (35:9-10) [7].

     

    Джеральд Клэп: Сегодня очень многие нуждаются в понимании этой истины. Да, она не является чем-то новым – она записана ещё в книге Иова.

     

    Вилбур Фильдз: Итак, мы не можем заставить Бога что-либо делать своими добрыми делами, как не можем и шантажировать Его, угрожая, что станем поступать плохо. Бог нас не боится, хотя мы и причиняем Ему боль. Бог не остается безучастным, но Его невозможно изменить. Он неизменен и свят.

    Но вот это слова Елиуя мне нравятся: «Пусть ты сказал, что не видишь Его; суд у Него – так жди Его!» (35:14). Очень трудно ждать Бога. Но Ему известны все наши беды, любые наши вопросы – и нужно подождать, пока Он ответит на желания нашего сердца. Вы замечали, что Бог всегда приходит к тем, кто доверяет Ему?

     

    Джеральд Клэп: Доверяет и ждёт. Это правда. Удивительно, сколько мы можем почерпнуть, если только доверимся Ему и дождемся Его ответа. В Свое время Он даёт нам необходимое понимание.

     

    Вилбур Фильдз: Иногда Господь знает, что я могу ждать дольше, чем мне хотелось бы.

    Тема 36-ой главы: «Бог велик!» (36:26). Заметим, что Елиуй описывает Божье величие через описание картины грозы: «Да, кто постигнет парение туч, громовой треск Его шатра? И вот уже Он распростирает свет и закрывает вновь корни пучин. Через это народы питает Он, в преизобилии подаёт корм. Молнию Он держит в Своих руках…» (ст. 29-32) [9].

    Но давайте посмотрим, о чём ещё говорит Елиуй. Вот, например, его слова: «…открывает их ухо для вразумления и говорит им, чтоб они отстали от нечестия» (36:10). Как вы думаете, это правда, что Бог помогает людям осознать происходящее и призывает их к покаянию?

     

    Джеральд Клэп: Я верю, что это правда, Фильдз. Я никогда особенно об этом не задумывался, пока не перечитал книгу Иова несколько лет назад. Во всех поэтических ветхозаветных книгах людям снова и снова говорится, что Бог откроет их уши и призовет их к покаянию. Эта тема проходит через эти тексты красной нитью. Бог действительно так делает.

     

    Вилбур Фильдз: Многие люди настолько далеко отошли от Бога, что остались вне зоны слышимости. Нам необходимо приблизиться к Господу, искать Его, пока Его можно найти. Мы так далеко от Него удаляемся, что вообще перестаем Его искать, и тогда не слышим Его голоса. Очень важно, чтобы мы искали Его. Новый Завет показывает, что спасение обретают те, кто ищут Бога. Помните, в Деяниях Апостолов, эфиоп, ехавший в колеснице, читал Слово Божье и размышлял над ним. И он получил ответы на свои вопросы. Бог послал ему проповедника, Филиппа, который объяснил ему значение отрывка, который тот читал, и крестил его. Женщина по имени Лидия пошла к реке помолиться – она искала Бога. Господь действительно открывает наши уши для вразумления и говорит, чтобы мы отвернулись от греха.

    Смотрите, Елиуй обращается к Иову: «Не желай... ночи...» (36:20) [10]. Неужели Иов хотел ночи?

     

    Джеральд Клэп: Я понимаю это так: Иов хотел, чтобы время шло поскорее. Это бывает со всеми, кто переживает страдания. Очень хочется, чтобы поскорее настал покой, хоть какое-то облегчение. Днём мы жаждем ночи, а ночью снова ждём наступления дня, и так по кругу. Иов тоже ждал этого. И, в конечном итоге, он хотел смерти, вечного сна во мраке вечной ночи, потому что думал, что только в смерти найдёт покой и избавится от страданий.

     

    Вилбур Фильдз: Именно это и становится причиной самоубийств. Люди думают, что их ситуация безнадежна и единственный выход из неё – смерть. То есть они жаждут ночи.

     

    Джеральд Клэп: Так оно и есть. Книга Иова вообще очень современна. Сколько людей сегодня жаждут того дня, когда закончатся их страдания! Они думают, что их ждёт что-то лучшее, и некоторые совершают необратимые ошибки: вы правы, это уход в ночь, то есть в смерть.

     

    Вилбур Фильдз: Дальше Елиуй предупреждает Иова: «Берегись, не склоняйся к нечестию…» (36:21) Это тоже часто кажется выходом из обрушившихся проблем: люди обращаются ко злу. Вам знакомы такие случаи?

     

    Джеральд Клэп: Знакомы. Но это тоже не решение проблемы. По сути, эта глава содержит много мудрых предостережений. Елиуй предупреждает: не следует прибегать к тому, что не решит наши проблемы, а лишь усугубит их. Хотя люди часто именно так и поступают – обращаются ко злу.

     

    Вилбур Фильдз: Зачем они это делают?

     

    Джеральд Клэп: Ну, например, таким способом они отрицают, что переживают страдания, думают, что это заменит их настоящие чувства: «Я заменю свои страдания и переживания на нечестие ночи, и это успокоит меня». Но в действительности ситуация меняется только к худшему. Нередко потом эти люди начинают испытывать чувство вины за те страдания, которые на них обрушились, думая, что они страдают из-за своей греховности, за то, что обратились ко злу. Так что никоим образом их проблем это не решает.

     

    Вилбур Фильдз: Так же, как бесполезно заливать проблемы и угрызения совести вином: от этого они становятся ещё сильнее.

     

    Джеральд Клэп: В притчах говорится, что вино глумливо (Прит.20:1). В конечном счете, из-за него люди выставляют себя на посмешище.

     

    Вилбур Фильдз: Вот два способа не увеличить ещё сильнее своих страданий, которые советует Елиуй: не ждать ночи и не обращаться ко злу. От этого становится только хуже. На мой взгляд, это важный и верный совет.

    Вернёмся теперь к описанию грозы (36:27-33). Оно очень подробное. Видимо, Елиуй наблюдает её приближение и обращает на неё внимание Иова. Он говорит, в частности: «Он сокрывает в дланях Своих молнию и повелевает ей, кого разить. Треск ее дает знать о ней; скот также чувствует происходящее» (36:32-22) [11]. Я вырос в селе и могу подтвердить: каждый раз, когда в воздухе чувствуется электрический заряд, скот начинает вести себя беспокойно. Иногда животные даже ломают стойло. Похоже, Елиуй замечает эти детали, как происходящие в самый момент его речи.

    Но надвигающаяся буря далеко не случайна. Именно из этой бури Бог будет говорить с Иовом и даст ему Свой ответ.

    Тема завершающей части слов Елиуя, записанной в 37-ой главе: «Божье величие, проявляющееся в буре».

    Соответствует ли Писанию утверждение, что Бог властвует над погодой?

     

    Джеральд Клэп: Безусловно. Более того, это помогает Иову переключиться с себя на внешний мир и на Божью силу, проявляющуюся в этом мире.

     

    Вилбур Фильдз: Елиуй указывает, что Бог властен и над дождём, и над его прекращением. В книге пророка Амоса рассказывается, как Господь проливал дождь на один город и удерживал его от других. Мы все прекрасно знаем, как это бывает. Почему Бог так поступает? Елиуй говорит: «…и они [облака] направляются по намерениям Его, чтоб исполнить то, что Он повелит им на лице обитаемой земли. Он повелевает им идти или для наказания, или в благоволение, или для помилования» (37:12,13) [12]. Он называет три цели, ради которых Господь может влиять на погоду. Засуха или наводнение могут стать наказанием; тёплый дождь – благоволением для растений и животных; а дождь после долгой жару – милостью. Елиуй говорит об этом ярко и образно.

     

    Джеральд Клэп: И вот ещё: «Ибо снегу Он говорит: будь на земле; равно мелкий дождь и большой дождь в Его власти. Он полагает печать на руку каждого человека, чтобы все люди знали дело Его» (37:6-7). Господь использует с этот момент природные явления, чтобы привлечь внимание Иова к величественным делам Своих рук.

     

    Вилбур Фильдз: На Елиуя приближающаяся буря, вне всякого сомнения, произвела огромное впечатление. «Внимай сему, Иов; стой и разумевай чудные дела Божии. Знаешь ли, как Бог располагает ими и повелевает свету блистать из облака Своего? Разумеешь ли равновесие облаков, чудное дело Совершеннейшего в знании?» (37:14-16)

     

    Джеральд Клэп: Эти слова подготавливают и Иова, и нас к тому, чтобы услышать голос Самого Бога. Елиуй говорит о природных явлениях для указания на дивные дела, которые Господь творит в Своей силе. Он действительно подводит Иова к тому, чтобы тот мог услышать Бога.

     

    Вилбур Фильдз: Что вы думаете о словах Елиуя?

     

    Джеральд Клэп: Что меня удивляет, Фильдз, – что Елиуй, будучи молодым человеком, дает Иову совет неимоверно лучший, чем те, что тот слышал от друзей. Елиуй успокаивает Иова, и одновременно привносит в его жизнь чувство предвкушения. На мой взгляд, это подготовило Иова к тому, чтобы он услышал глас Господа. Чтобы слышать Бога, во-первых, нужно успокоиться, и во-вторых, ждать, когда Он обратится к нам. Иов уже долгое время не испытывал ничего подобного. И в этом смысле Елиуй помог ему.

     

    Вилбур Фильдз: О том, что сказал Иову Бог, мы поговорим на нашем следующем занятии. Его слова удивят нас.

    Прочтите, пожалуйста, главы с 38-й по 41-ю. И подумайте: как именно Бог объяснил Иову подлинный смысл его страданий?

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. Процитировано по переводу А. Десницкого.

    2. В переводе С. Аверинцева: «…чтоб человека от замысла его отвратить и отвеять от мужа гордыню его, чтобы от бездны душу его отвести…».

    3. Ср. с переводом А. Десницкого: «…но если можешь возразить – ответь, и я с радостью правоту твою признаю».

    4. В переводе А. Десницкого: «...Я прав, а Бог отказал мне в правосудии...»

    5,6. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Дарует ли Он тишину, кто может возмутить? скрывает ли Он лице Свое, кто может увидеть Его? Будет ли это для народа, или для одного человека…»

    7. В переводе А. Десницкого: «Люди стонут под тяжестью обид, из-под руки угнетателя взывают, но никто не скажет: «Где же Бог, мой Творец, Тот, Кто в ночи нам сил придавал...»

    8. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Хотя ты сказал, что ты не видишь Его, но суд пред Ним, и – жди его». В переводе А. Десницкого эти слова имеют иной смысл: «Как же ты говоришь, что Его не видишь, что на суд ты Его ожидаешь?..»

    9. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Кто может также постигнуть протяжение облаков, треск шатра Его? Вот, Он распространяет над ним свет Свой и покрывает дно моря. Оттуда Он судит народы, дает пищу в изобилии. Он сокрывает в дланях Своих молнию и повелевает ей, кого разить. Треск ее дает знать о ней; скот также чувствует происходящее».

    10. Полностью этот стих звучит так: «Не желай той ночи, когда народы истребляются на своем месте».

    11. Ср. с переводом С. Аверинцева: «Молнию Он держит в Своих руках, назначает ей, кого разить; о гневе Его гласит гром, и о ярости Его – вихрь».

    12. Ср. с переводом С. Аверинцева: «Так всё это совершает свой оборот, превращается по умыслу Его, приходя так, как Он повелит, на круг обитаемых земель: то как бич для земли Его, то как милость – по воле Его».


    Занятие 12.
    Неожиданный ответ Господа

    Вилбур Фильдз: Что, по Вашему мнению, Господь Бог мог сказать человеку, который уже несколько месяцев был покрыт коростой, который в один миг потерял своих десятерых детей, лишился имущества, подвергался несправедливым упрёкам своих друзей?.. Наверное, мы решим, что Бог обратился к нему со словами: «Бедняга, Я пришёл, чтобы защитить тебя»?.. Но в книге Иова мы видим совершенно иное. Когда Господь явился к страдальцу Иову, потерявшему всех своих детей, явился, чтобы говорить с ним, Он сначала обратился к Иову, как может показаться, с суровостью, а затем стал задавать ему множество неожиданных вопросов: о животных, о земле, о погоде… Зачем Богу разговаривать о таких вещах с Иовом, пребывающем в ужасном состоянии?.. Может, поняв это, мы выясним что-то полезное и для нас с вами?

    Сегодня мы будем вместе читать главы 38–41 книги Иова. И я приветствую Джеральда Бада Клэпа, декана Христианского колледжа Озарк, который будет это делать вместе с нами.

    Давайте вспомним: хотел ли Иов говорить с Богом?

     

    Джеральд Клэп: Очень хотел, и не раз просил об этом. Вот, например: «О, если бы кто выслушал меня! Вот мое желание, чтобы Вседержитель отвечал мне, и чтобы защитник мой составил запись. Я носил бы ее на плечах моих и возлагал бы ее, как венец; объявил бы ему число шагов моих, сблизился бы с ним, как с князем» [1] (31:35-37). Это дерзновенный призыв, рвущийся из самых глубин страдания Иова. Он также сетовал на то, что Бог не отвечал ему (19:7 и 30:20). А вот ещё одна страстная мольба о встрече: «О, если бы я знал, где найти Его, и мог подойти к престолу Его! Я изложил бы пред Ним дело мое и уста мои наполнил бы оправданиями» (23:3-4).

     

    Вилбур Фильдз: Похоже, Иов был готов разговаривать с Богом на равных. Как вы думаете, что Иов ожидал услышать от Бога?

     

    Джеральд Клэп: Я думаю, он ждал, что Бог объяснит ему случившееся: «Иов, вот почему всё это с тобой случилось. Ты прав!»

     

    Вилбур Фильдз: А мы с вами, да и каждый человек, могли бы дерзнуть подобным образом: подойти к Господу и сказать: «Бог, выслушай меня!»?

     

    Джеральд Клэп: Это один из тех вопросов, на которые любой ответ может быть одновременно и правдой, и ложью. Вспомните: в книге Исход 33:20 написано, что человек не может увидеть Бога и остаться в живых. Господь сказал это Моисею.

     

    Вилбур Фильдз: Да, именно эти слова: «…человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20). Другими словами, мы умрём, если приблизимся к трону Божьему.

     

    Джеральд Клэп: Совершенно верно. Но в то же время на ваш вопрос есть и утвердительный ответ. Много раз, когда мы в дерзновении зовём Бога, Он Сам снисходит к нам, снисходит к человеку тем или иным способом. Господь Сам в определённом смысле приближается к нам. И вот, в книге Иова наступил момент, когда Бог пришёл к Иову и заговорил с ним.

     

    Вилбур Фильдз: Мне кажется, нигде в Библии не сказано, что человек может возвыситься так, чтобы самому стать перед Богом. Но Бог снисходит к человеку. Он сошёл к Своему народу в Ковчеге Завета, Он явился Иову, и Он пришёл ко всем нам в Своём Сыне. Поэтому невозможно отрицать, что Бог отвечает на просьбы людей о встрече!

     

    Джеральд Клэп: Это бесспорно так. Даже если наши просьбы не очень хороши, Господь всё равно не оставляет их без внимания.

     

    Вилбур Фильдз: Бог слышит Своих детей. Именно поэтому Он сошёл, чтобы говорить с Иовом. Иов был уверен, что Бог отвернулся от Него, не думает о Нём. Но Господь слышал каждое его слово.

    Итак, Бог явился Иову в буре. Помните, как Елиуй описывал сгущающиеся тучи и надвигающийся ураган? Именно через это могучее природное явление Господь решил говорить с Иовом.

    Он начал с того, что поставил Иова перед фактом: «Вот, ты хотел поговорить со мной, и что дальше?»

     

    Джеральд Клэп: И не только. Господь сказал Иову: «Приготовься, теперь Я буду тебя спрашивать!»

     

    Вилбур Фильдз: «У Меня тоже есть к тебе вопросы. Ты хотел говорить со Мной, но сначала Я буду говорить к тебе».

    Джеральд Клэп: Причём Бог ждёт от Иова ответов: «…Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне…» (38:3). Он словно бросает ему ответный вызов. Можно только догадываться, с каким трепетом слушал эти слова Иов.

     

    Вилбур Фильдз: Несомненно, с великим трепетом!.. И вот Бог начинает… такое впечатление, что он проверяет научные познания Иова. Только в одной этой главе содержится примерно 25 вопросов Господа об окружающем мире: о земле и море, о погоде и звёздах, о различных животных... На сколько из этих вопросов Иов мог бы ответить?

     

    Джеральд Клэп: На очень немногие.

     

    Вилбур Фильдз: Он не ответил ни на один вопрос, который ему задал Бог. И сегодня, четыре тысячи лет спустя, учёные в состоянии ответить лишь на 4-5 вопросов. Из 25-ти вопросов нам частично известны ответы на 4-5!

    Какие же вопросы Господь задавал Иову? Уверен, что они будут интересны и всем нам. Какие именно вопросы больше всего заинтересовали вас?

     

    Джеральд Клэп: В 38-й главе книги Иова содержится минимум пять вопросов, кем создано то или иное: «Скажи, если знаешь, кто ограничил размеры земли», к примеру.

     

    Вилбур Фильдз: Если бы Земля не имела точно выверенных размеров, параметров, жизнь на ней была бы невозможна. Как невозможна она на Юпитере, где всё живое погибало бы от своего собственного веса, и на Луне, которая из-за малых размеров неспособна удержать возле себя атмосферу. Бог знал, каких размеров должна была быть Земля, чтобы вокруг неё удерживалась атмосфера, как она должна быть создана, какой должна быть температура... Он спрашивает: «Кто всё это решил?» Кто создал Землю такой, как она есть?

     

    Джеральд Клэп: Господь также задаёт вопросы: «…кто положил краеугольный камень ее?..» (38:6), «Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева?..» (38:8). Он спрашивает также, присутствовал ли при этом Иов. И далее: «Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее, чтобы она охватила края земли и стряхнула с нее нечестивых?..» (38:12-13); «Нисходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны?» [2] (38:16); «Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь все это» (38.18). Очень трудные вопросы задаёт Иову Бог.

     

    Вилбур Фильдз: Начиная с самого первого: «…где был ты, когда Я полагал основания земли?» (38:4). Господь как бы хочет сказать: «Уже тогда Я знал о тебе, а где был ты тогда?..» Не существует такой доктрины или теории, которая могла бы точно объяснить, когда зарождается жизнь в лоне женщины. (Как не постигнуть в подробностях и того, что происходит с жизнью, когда человек испускает дух). «Где ты был до своего рождения?» – такой вопрос смутит любого учёного. Как Вы думаете, Джеральд, зачем Бог задавал Иову вопросы, не имеющие ответа?

     

    Джеральд Клэп: Я полагаю, Он хотел, чтобы Иов осознал: творение не способно постигнуть всего, что делает Творец и Вседержитель, создавший Землю и всю Вселенную. Все эти вопросы показывают, что власть в руках Божьих, что Он владычествует над всем, ни о ком не забывая – пусть даже Иов заподозрил обратное.

     

    Вилбур Фильдз: Да, действительно, каждый из этих вопросов указывает на то, что Бог властвует в мире; что все события обусловлены конкретными причинами, и что Господь прекрасно понимает, что делает. Мы помним, как Иов жаловался, что взывал к Богу, но Бог ему не ответил, и что Бог беспричинно навёл на него напасти. Иова приводила в ужас мысль, что Бог может оказаться переменчивым и капризным, бросающимся из одной крайности в другую. Но на самом деле Господь держит всё в Своих руках, и Его воля разумна. Ведь Он – Создатель мира, властвующий над ним. Иов вовсе не был брошен на произвол непонятной судьбы.

     

    Джеральд Клэп: Да, все в Божьем ведении. Это Господь и даёт понять Иову.

     

    Вилбур Фильдз: Совершенно верно. Подобным образом Иисус Христос говорит: «Взгляните на птиц небесных… Посмотрите на полевые лилии…» (Мф.6:26,28). Очень многое мы можем понять, наблюдая за природой.

    Среди вопросов, которые Бог задаёт Иову, один особенно интересен для меня: «Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее» (38:12). Я вырос в сельской местности и часто наблюдал восход солнца. Каждое утро оно вставало на несколько градусов севернее или южнее и на 2-3 минуты раньше или позже. Господь устроил так, чтобы на Земле сменяли друг друга времена года. «Солнце никогда не вставало по твоему приказу!» – говорит Он Иову. Иногда я не мог ночью уснуть, и мне очень хотелось, чтобы побыстрее наступило утро – но, конечно, от этого оно быстрее не наступало.

    И дальше Бог говорит: «чтобы земля изменилась, как глина под печатью...» [3] (38:14). Печать в древнем Вавилоне представляла собой цилиндр, формой напоминающий палец. Ею проводили по поверхности глиняной таблички, и форма поверхности под её воздействием менялась. Здесь это использовано как образ того, что солнечные лучи, по мере своего движения по земле, меняют вид её поверхности.

    Многие вопросы чрезвычайно интересны. Например: «По какому пути разливается свет?..» [4] (38:24) – в буквальном переводе сказано «разделяется». Это один из вопросов, на которые наука дала ответ лишь много веков спустя. Знаете ли вы, как разделяется свет?

     

    Джеральд Клэп: Видимо, имеется в виду спектр?

     

    Вилбур Фильдз: Да, для того, чтобы это увидеть, нужно воспользоваться призмой: именно она разбивает белый свет на отдельные цветовые лучи. Но во времена Иова это было неизвестно, и вряд ли он понимал, что такое призма.

    Такими вопросами Бог многократно показывает Иову Своё могущество.

     

    Джеральд Клэп: Да. Во второй части этой главы, начиная с 31-го стиха, Господь задаёт Иову ряд вопросов: способен ли он сделать то или иное? И ответ всякий раз подразумевается отрицательный.

     

    Вилбур Фильдз: Вот, у примеру: «Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя?» (38:34) Немало колдунов во все времена безуспешно пытались вызывать дождь, но. Но это под силу лишь Богу. Это Он может обрушить на землю воды из облаков. Непосильное человеку – посильно Богу. Другими словами, не надо сомневаться, что Бог держит мир в Своих руках.

    Новая группа вопросов содержится в 39-й главе. Они посвящены различным живым существам: диким козам, ослу, страусу, ястребу… Господь перечисляет уникальные черты этих животных. Какие из них особенно интересны вам, Джеральд?

     

    Джеральд Клэп: Дикий осёл, который тут подробно описан: «Кто пустил дикого осла на свободу, и кто разрешил узы онагру ... Он посмеивается городскому многолюдству и не слышит криков погонщика» (39:5,7). Я недавно вернулся с Барбадоса. Там я преподавал на протяжении трёх недель. И мне доводилось там видеть дикого осла, которого пытались приручить и заставить тянуть телегу. Он не обращал никакого внимания на своего погонщика. Поэтому мне сейчас вдвойне интересно читать об этом же здесь.

     

    Вилбур Фильдз: Да, вообще на Ближнем Востоке так и не удалось полностью одомашнить дикого осла. Да и в других местностях… Лошадь и другие домашние животные могут быть полностью вам покорны, но эта тварь, если заупрямится, выходит из подчинения и будет сопротивляться вам до последнего. И вот, Бог спрашивает: кто сделал осла таким свободолюбивым? Кто наделил его таким инстинктом?

    Немого дальше речь идёт о страусе. Кто, кстати, бегает быстрее: страус или лошадь?

     

    Джеральд Клэп: По идее, страус…

     

    Вилбур Фильдз: Угнаться за страусом может только лучший из скакунов. В 18 стихе мы читаем: «Но когда он поднимется и побежит, конь и всадник смешны ему!» [5] (39:18). Смешны, потому что им за страусом не угнаться. Но в то же время эта бедная птица такая глупая! Страусы закапывают яйца в песок и обычно оставляют их на произвол судьбы, не зная, что они могут стать поживой для хищников. Почему Господь сотворил страуса таким? Конечно, у нас нет этому объяснения [6]; но, помимо прочего, у меня возникает мысль о том, что у Бога есть чувство юмора. Когда я смотрю на некоторые Его удивительные создания – на белок, например, – я думаю: «Боже, Ты явно хотел нас повеселить!» Мы сами даже просто вообразить таких существ никогда не смогли бы.

    Еще один стих, который привлекает моё внимание: «Твоею ли мудростью летает ястреб и направляет крылья свои на полдень?» (39:26). На Святой земле прибрежные равнины переходят в предгорье, поэтому когда с моря дует ветер, воздух поднимается вверх. Там я видел, как ястребы парят на восходящем потоке, при этом почти не двигаясь. У ястреба маховые перья первого порядка расположены по краям крыльев, а второго порядка – ближе к туловищу. Поэтому ему достаточно расправить крылья под правильным углом с правильным размахом, чтобы парить на восходящих потоках. Как он научился этому?

     

    Джеральд Клэп: Его таким создал Бог. Об этом Он и говорит Иову.

     

    Вилбур Фильдз: Совершенно верно. Наблюдая за ястребом в Святой земле, я как раз вспоминал эти слова: «Твоею ли мудростью летает ястреб...». И думал: «Конечно же, не моей, Господи! Никто, кроме Тебя не мог бы создать такую дивную птицу!»

    И вот Бог прямо спрашивает Иова: «…будет ли состязающийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему» (39:32). Господь ждёт ответа. Какое же признание делает в ответ Иов?

     

    Джеральд Клэп: «Что я отвечу Тебе в своём ничтожестве?» – говорит Иов. – «Однажды я говорил, – теперь отвечать не буду, даже дважды, но более не буду» (39:34-35).

     

    Вилбур Фильдз: А ведь казалось, что Иов бунтует против Господа. Но Бог обратился к нему – и Иову нечего возразить Ему. Он смиряется перед своим Создателем. «Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?» [7] (40:3) – спрашивает его Бог, показывая Иову, на каком опасном краю тот стоит. «Если ты считаешь свой суд праведнее моего, – говорит ему господь, – тогда сделай так, чтобы все нечестивцы оставили свою гордыню, и покарай злодеев!» Что может ответить на это Иов?

     

    Джеральд Клэп: Что, конечно же, он не в силах этого сделать. Он хотел бы попытаться, но сделать этого не в состоянии. Он пытался смирить гордыню трёх своих друзей, но ему и это не удалось.

     

    Вилбур Фильдз: Да, слова Иова ничуть не изменили их мнение. Они испытали раскаяние лишь после того, как Бог заговорил с ними.

    С 10-го стиха 40-й главы начинается рассказ об удивительном звере: «Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол; вот, его сила в чреслах его [видимо, голова у него не очень развита, и прежде всего бросаются в глаза могучие ноги и брюхо] и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены; ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья» (40:10-13). Что же это за животное, по мнению толкователей?

     

    Джеральд Клэп: Одни комментаторы считают, что это слон; другие утверждают, что имеется в виду гиппопотам [8]. Но я (знаю, что и Вы тоже) думаю, что здесь описывается один из динозавров. Особенно с учётом описания силы его хвоста («поворачивает хвостом своим, как кедром» – 40:12) переплетённых, подобно сетке, жил на ногах.

     

    Вилбур Фильдз: Действительно, хвост у гиппопотама никак не похож на кедр: он не более полуметра, и его можно ухватить одной рукой. Притом, у гиппопотама сила распределена равномерно между передними и задними лапами, а не сосредоточена только в задних («ногах»). Поэтому ряд толкователей считает, что здесь описано исчезнувшее животное – возможно, динозавр. Я отдаю себе отчёт, что, по мнению большинства учёных, динозавры вымерли задолго до появления человека. Но в Библии говорится, что Бог создал человека в тот же день, что и зверей и сухопутных пресмыкающихся. Так что это действительно мог быть представитель одного из видов динозавров. Это создание заходило в реки и болота, не боясь утонуть: «…вот, он пьет из реки и не торопится [очевидно, он умел плавать]; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его» (40:18).

    Почему же Бог хотел, чтобы Иов обратил внимание на это животное, кем бы оно ни было?

     

    Джеральд Клэп: Чтобы Иов наглядно себе представил, насколько велико Божье могущество, если Господь держит в Своей власти и такого могучего зверя.

     

    Вилбур Фильдз: Да, силами человека ничего не сделать, если этот бегемот попался бы в сети или заглотал крючок рыбака. Тому, кто попытался бы на него охотиться, я бы не позавидовал. «Кто его ухватит возле глаз, подцепит его за нос багром?» [10] (40:19). Не стоило даже и пробовать.

     

    Джеральд Клэп: Вне всякого сомнения, не стоило!

     

    Вилбур Фильдз: Иову это животное, очевидно, было хорошо известно. Он молчал в ответ на Божьи слова о бегемоте. В Божьем присутствии он остановил поток своей речи. Апостол Иаков учит: «…всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова...» (Иак.1:19).

    Обратите внимание: Господь чем дальше, тем подробнее описывает сотворённых Им существ. Сначала каждое упоминается в одной-двух фразах, затем описание становится более подробным (как в случаях с ястребом, диким ослом и страусом), а бегемоту уже посвящён целый небольшой рассказ.

    Нужно заметить, что «бегемот» – это форма множественного числа древнееврейского слова «бегема», что означает «животное, зверь». Но это совсем не означает, что Иов должен был наблюдать за целым стадом «бегемотов». Скорее всего, множественное число употреблено здесь как типичный для древнееврейского языка приём возвеличивания. Когда евреи хотели придать чему-то оттенок величия, они употребляли соответствующее слово во множественном числе. То есть, предмет воспринимался настолько великим, что его нельзя было описать единственным числом. «Бегемотом», судя по всему, назван зверь в одном экземпляре, но настолько величественный, что о нём нужно было говорить во множественном числе.

    Далее следует очень большой рассказ Бога ещё об одном Его создании – левиафане. Как же выглядел этот левиафан?

     

    Джеральд Клэп: Это очень сильное и страшное животное.

     

    Вилбур Фильдз: Где он жил?

     

    Джеральд Клэп: Он был водным обитателем. Его спина была покрыта плотно прилегающими друг к другу щитками или чешуей. Более того, Писание говорит нам: «От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла» (41:10-12).

     

    Вилбур Фильдз: И об этом чудовище Господь спрашивает с иронией: «…станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих?..» (40:24) Левиафана невозможно победить, невозможно сразиться с ним в реке. Бог говорит: «Положи на него ладонь – и думать забудешь о битве!» [11] (40:27).

     

    Джеральд Клэп: И пробовать не захочешь!

     

    Вилбур Фильдз: По всей видимости, левиафан – это какой-то вымерший к нашим дням вид ящера. Нам известно, что среди динозавров и других древних рептилий действительно были особи страшного вида, с огромными зубами и чешуйчатым телом. Я не знаю точно, как они выглядели, но уверен: если бы я увидел одного из них, то воскликнул бы: «Господи, я поверить не могу, что Ты создал такое грозное и могучее существо! Насколько же величественен Ты Сам!..»

    Так есть ли польза от размышлений о погоде, животных, дожде, природе?

     

    Джеральд Клэп: Конечно, есть – особенно в ситуации Иова. Когда мы испытываем страдания, то сосредотачиваемся на себе, становимся для себя очень важны. Проводя перед мысленным взором Иова всё Своё творение, Бог смиряет его, и одновременно успокаивает. Он демонстрирует Иову: его жизнь, как и всё, что есть в мире – в Божьих руках.

     

    Вилбур Фильдз: Смирение перед Господом – вот чему мы учимся в Его присутствии.

    Готовясь к нашему последнему занятию, пожалуйста, перечитайте заключительную, 42-ю главу книги Иова. Обратите внимание на то, что Бог сделал ради Иова, и как это изменило жизнь Иова и его отношения с Богом. Задумайтесь также о том, как это может изменить ваши собственные отношения с Ним.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. В переводе С. Аверинцева стих 35 звучит так: «…о, пусть бы выслушал кто меня! Вот жалоба моя! О Крепкий, ответь! Пусть напишет запись мой Истец!»

    2. В переводе А. Десницкого: «Добирался ли ты до истоков моря, проходил ли по дну пучины?»

    3. Ср. с переводом А. Десницкого: «…преобразила ее, как печать – глину…»

    4. Комментарий А. Десницкого к этому стиху, объясняющий различные варианты его перевода: «"По каким стезям молнии бегут?" – Дословно: "Где тот путь, на котором разделяется свет?" В Иов 36 светом постоянно называется молния. Существуют конъектуры: (1) "На какой дороге разделяются ветры?"; (2) "По какому пути распространяется жара?"»

    5. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «…а когда поднимется на высоту, посмеивается коню и всаднику его».

    6. Будем также помнить, что все живые существа были сотворены для жизни в непадшем мире, не знавшем зла и смерти.

    7. В переводе А. Десницкого: «...неужели ты отвергнешь Мой суд, обвинишь Меня, чтоб оправдаться самому?»

    8. Еврейское слово «бехемот» (форма множественного числа, как это дальше отметит и В. Фильдз) означает, по комментарию А. Десницкого, огромного, удивительного Зверя. В европейских языках (включая русский) оно стало употребляться в применении к гиппопотаму сравнительно недавно.

    9. В переводе А. Десницкого: «Поток на него устремится – он не дрогнет, хлынет Иордан ему в пасть – он спокоен».

    10. Процитировано по переводу С. Аверинцева. В синодальном переводе: «Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром?»

    11. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперед не будешь».


    Занятие 13.
    Возрождение Иова

    Вилбур Фильдз: Сегодня мы заканчиваем изучать удивительную книгу Иова. Она настолько восхитительна, что английский поэт Альфред Теннисон называл её самой возвышенной поэмой древнего и настоящего времени.

    Мы узнали о том, как праведный человек Иов потерял все средства к существованию, всё своё имение и работников, как лишился он большой счастливой семьи, в которой царили мир и покой, пережил гибель всех своих детей, как утратил здоровье и переживал физические мучения. Мы читали, как к Иову пришли его друзья, но вместо утешений обрушили на него шквал упрёков и обвинений. Мы видели и слышали крик отчаяния и горя самого Иова – и ответ, который дал ему из бури Сам Господь.

    И вот, мы подошли к финалу книги, где идёт речь о возрождении Иова.

    Я очень рад, что сегодня с нами снова Джеральд Бад Клэп из Христианского колледжа Озарк. Я хочу, Джеральд, услышать Ваше мнение вот о чём. «Возрождение Иова» – первое, о чём тут думаешь, это его выздоровление, восстановление его имущества. Но ведь есть нечто, более важное, нежели здоровье и имущество?

     

    Джеральд Клэп: Вне всяких сомнений. Самое важное – это Слово Божье. Уже в Ветхом Завете сказано, что «не одним хлебом живет человек» (Втор.8:3). И эти слова процитировал Иисус, когда был искушаем в пустыне. Он ответил сатане: «…не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4). Смысл в том, что самым важным для каждого человека – и Иов не исключение! – является Слово Божье.

     

    Вилбур Фильдз: Аминь. Апостол Пётр говорит, что «…всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает вовек…» (1 Петр.1:24-25).

    Иов сильнее всего хотел говорить с Богом – и Господь пришёл и говорил с ним из бури. Он задал Иову множество вопросов о мире, Им сотворённом. На сколько вопросов Иов дал ответ?

     

    Джеральд Клэп: Ни на один.

     

    Вилбур Фильдз: Да, Иов не ответил ни на один вопрос. Но важны были не его ответы. Важным было отношение Иова к Богу, к жизни и к своему страданию.

    Что же изменилось в душе Иова?

     

    Джеральд Клэп: Он услышал ответ на свой главный вопрос: Бог – с ним. Бог не только выслушал его вызов, но и ответил ему. И этот ответ (хотя он и был, на первый взгляд, «ни о чём) произвёл на Иова поразительной силы воздействие – в отличие от речей трёх друзей, чьи конкретные советы так и остались для него пустым звуком.

     

    Вилбур Фильдз: Да, их мудрость была не нужна Иову. Несколько раз он даже говорил им: «Даже скот, даже небесные птицы знают всё то, что вы говорите! Так что лучше бы уж вы молчали...» Наверное, это был излишне суровый и недружелюбный ответ. Иов ведь был в состоянии полного отчаяния, а такое состояние отражается и на отношениях с другими людьми, и на отношениях с Богом.

     

    Джеральд Клэп: В состоянии отчаяния нам кажется, что Бог нас не слышит, что сколько бы мы ни пытались с Ним говорить – всё будет бесполезно: он просто отвернётся от нас и не станет слушать…

     

    Вилбур Фильдз: В таком состоянии может показаться, что Господу всё равно, что Ему нельзя доверять… Отчаяние способно даже подвести нас к мысли, что Бог нас не любит.

    Это и было главной трагедией Иова. Он не понимал, как можно почитать Бога, Который не любит?!.. Именно этим, во многом, объясняется и та горячность, тот гнев, с которым он обрушился на своих друзей. Да, он знал всё то, что знали и они – как он сам об этом сказал: «…не ниже я вас; и кто не знает того же?» [1] (12:3). Но он не понимал, как можно спокойно жить дальше, если подозреваешь, что это всё неправда, что Бог не таков, Каким Его принято считать?..

    Но когда Бог Сам заговаривает с Иовом, отношение Иова меняется. На смену отчаянию и гневу приходит смирение. Иов признаёт свою ошибку – то, что он заподозрил Бога в несправедливости, невнимании и нелюбви; и с какой радостью он это признаёт!

    Мы видели слова признания Иова в 39-й главе. Теперь, выслушав Бога до конца, он признаётся в своей неправоте повторно (42:1-6). И мы видим перемену, с ним произошедшую.

     

    Джеральд Клэп: Да, действительно так. Слова Иова полны смирением – но не покорным, от страха, а радостным – от полноты встречи с Богом. Он снова обращается к Господу: «Выслушай, и я буду говорить…» (42:4) – но теперь это слова не отчаяния, недоумения и боли, а слова хвалы и благодарности. Он переживает раскаяние – но он радостно для него, потому что он вновь обрёл Бога.

    Вилбур Фильдз: Да, Иову больше не приходят мысли предъявить Богу список своих оправданий. Ему не нужно даже объяснения того, что с ним произошло. Главное для Иова – что Господь пришёл к нему, что Бог – с ним: «Кто я такой, чтобы порочить Твой замысел, ничего не зная? Говорил я о том, чего не понимаю, о чудесах, непостижимых для меня. Так выслушай, что я скажу; я спрошу, а Ты мне ответь. О Тебе я прежде лишь слышал, теперь своими глазами увидел…» [2] (42:3-5). Вот главная причина произошедших перемен в отношении Иова к жизни, себе и Господу!

    Дж. Кэмбелл Морган в своей книге «Иисус отвечает Иову» говорит: одно из замечательных откровений книги Иова состоит в том, что Иов снова открыл для себя Бога.

    Что же Иов узнал о Боге, говоря с Ним?

     

    Джеральд Клэп: Я думаю, он узнал, по крайней мере, 3 вещи. Во-первых, о том, что Бог имеет власть над всем в мире, что Он велик и ничего не упускает из внимания – и у человека нет повода сомневаться в Его действиях. Во-вторых, Бог слышит нас, знает, когда нам плохо, внимает нам, когда мы просим Его о помощи. И в-третьих, Иов узнал, что Бог обязательно отвечает нам, рано или поздно. Что он любит нас, и даже если в данный момент мы страдаем – Он готовит для нас Свои дары и благословение.

     

    Вилбур Фильдз: Господь доказал сатане искренность Иова и его верность вне зависимости от того, получает ли он за это награду. Но Бог Сам – награда и воздаяние для нас. И тот, кто неустанно ищет Его, обретает эту награду.

    Дж. Кэмбелл Морган пишет, что Иов нашел также и самого себя. Скорее всего, Иов до этой поры не исследовал по-настоящему, до конца своё сердце, не задумывался над тем, что он на самом деле испытывает к Богу. Для такого глубокого самоанализа не имелось причин, пока всё было хорошо. Что теперь Иов узнал о самом себе?

    Джеральд Клэп: Судя по словам Иова – очень многое. Он узнал, что быть маленьким и слабым перед Богом – не унизительно и не страшно. Ещё Иов открыл для себя, что мы очень многого не знаем и не понимаем в окружающем нас мире – а значит, и в собственной жизни. У того, что происходит с нами, часто есть причины, нам неведомые. Но Богу они известны, и Он держит всё в Своих руках! И, наконец, Иов узнал, что он по-прежнему любим Богом и ценен в его глазах.

     

    Вилбур Фильдз: Вот какие сокровища можно отыскать, если с Божьей помощью исследовать собственное сердце, оставаясь до конца честным.

     

    Джеральд Клэп: Особенно в ситуациях, когда мы, подобно Иову, проходим через суровые испытания и начинаем от отчаяния бороться с Богом.

     

    Вилбур Фильдз: А духовное состояние трёх друзей Иова… В чём они были неправы?

     

    Джеральд Клэп: Самым скверным было то, что они злились на Иова. Они крайне разочаровались в человеке, который совсем недавно давал другим мудрые и полезные советы, сидя на почётном месте у городских ворот. А теперь он противоречил их представлениям о Боге, которые казались им нерушимыми.

     

    Вилбур Фильдз: Да, друзья были уверены, что всё знают о Боге, что они к старости обрели мудрость, да ещё и многому научились от тех, кто старше. Поэтому они требовали от Иова прислушаться к их советам. Парадоксально, но в вопросах веры очень многие из нас считают себя «всезнайками»…

    Что же сказал Бог, обратившись к ним?

     

    Джеральд Клэп: Давайте я прочту эти слова: Бог сказал очень интересную вещь. С вашего позволения я прочту эти слова, записанные в 43-й главе, начиная с 7-го стиха: «И было после того, как Господь сказал слова те Иову, сказал Господь Елифазу Феманитянину: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов» (42:7,8).

     

    Вилбур Фильдз: Все их громогласные выступления в защиту Бога, все обличения нечестивца-Иова оказались ложными. В чём же именно они ошибались?

     

    Джеральд Клэп: Прежде всего – они защищали не Бога, а собственные представления о Нём. Иов не хотел верить в «бога», который не любит своё творение – и был в этом прав. Друзья же готовы были защищать любого «бога»: ими двигал страх перед могуществом Господа, а не жажда справедливости, правды, любви.

     

    Вилбур Фильдз: И, конечно же, было глубоко ошибочным их утверждение, что богатство и материальное благополучие является признаком праведной жизни. Есть множество людей, которые по мирским меркам очень бедны – и, тем не менее, они считаются великими в Царствии Божьем. Многие из тех, кто по-настоящему умеет любить, пережили огромные страдания…

     

    Джеральд Клэп: …И у них очень глубокие отношения с Богом.

     

    Вилбур Фильдз: Так что трём друзьям было дано повеление принести в жертву семь быков и семь баранов (а это очень большое жертвоприношение); но и этого будет мало: главное – чтобы Иов помолился за них; только Его молитву Бог выслушает и исполнит. Я думаю, что приходя к Богу-Отцу во Имя Иисуса Христа, мы напоминаем этих друзей. Мы недостойны говорить с Небесным Отцом – но Иисус ходатайствует за нас, и через Него Отец слышит наши молитвы.

    Я не могу приблизиться к Богу на основании собственной святости. Я прихожу к Нему, хотя и не достоин Его. Но у меня есть великий и достойный Ходатай: Иисус Христос. Он стал нашим посредником в наших отношениях с Отцом. Так и Иов стал посредником в отношениях его друзей с Богом.

    Итак, что нужно было сделать Иову перед тем, как Господь вернул ему утраченное? Мне кажется, это очень важно заметить и понять.

     

    Джеральд Клэп: Самое основное – от Иова потребовалось помолиться о своих друзьях.

     

    Вилбур Фильдз: Да. За тех, которые его оскорбляли и обвиняли.

     

    Джеральд Клэп: Такое даётся трудно, но именно этого хотел Бог.

     

    Вилбур Фильдз: И Писание прямо говорит нам: «И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей своих…» [3]

    Перед началом нашего занятия Вы сказали мне, что в молитве «Отче наш» Господь учит нас тому же.

     

    Джеральд Клэп: Верно. Христос учит нас молиться так: «…и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим…» (Мф.5:12) Есть тесная связь между молитвой за тех, кто согрешает против нас, и получением прощения.

     

    Вилбур Фильдз: Прощение по отношению к недоброжелателям должно исходить из самого сердца, а не быть вымученным. Можно заставить ребенка попросить прощение вопреки его желанию. Но Иов не заставлял себя молиться о друзьях против собственной воли. Он старался сделать это от всего сердца. Ведь и он в какой-то момент осудил Бога, как и его самого осудили Елифаз, Вилдад и Софар. Иов помнил, как Бог спросил его об этом: «Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?» (40:3) И, примирившись с Господом, Иов хочет простить своих друзей и примириться с ними. Испытав на себе любовь с небес, Иов воплощает её и на земле.

    Итак, мы узнаём, что Господь возродил Иова. Было ли это вознаграждением за верность или что-то другое?

     

    Джеральд Клэп: Это важный вопрос, люди часто задают его. Бог проявил к Иову свою милость, даровал ему Свою благодать. Есть немало людей, перенёсших потери, которые стараются жить праведной жизнью и следовать Божьей воле. Но им не возвращается утраченное. Порой они терпят страдания до самой смерти. Причём это не вызывает у них ропота: ведь главное – Господь – остаётся с ними. Поэтому я думаю, что Бог вдвойне воздает Иову за то, что он потерял. Мне кажется, что со стороны Бога это действительно благосклонность и благодать.

     

    Вилбур Фильдз: И в 12-ом стихе говорится: «И благословил Бог последние дни Иова…» Я думаю, что слово «благословил» здесь употреблено не случайно. Именно «благословил», а не «наградил». Так же и мы не получили то, чем обладаем, за какие-то «заслуги». Это вовсе не награда за нашу праведность. Всё, что мы имеем – это проявление милости и благодати всемогущего Бога. Вся моя жизнь, имущество, работа, друзья, семья, вечная надежда – это дары моего Небесного Отца, дары, которых я не заслуживаю…

     

    Джеральд Клэп: ...Которые Он нам даёт, потому что любит нас…

     

    Вилбур Фильдз: ... и которые Он даровал Иову, потому что любил его. Господь верит в нас, в то, что мы способны использовать Его дары с мудростью.

    Что же Иов получил?

     

    Джеральд Клэп: Вдвое больше, чем имел раньше. Под конец жизни он обрёл гораздо больше благословений, чем ранее: «И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц». Так Бог вернул ему все что у него было раньше, и дал еще столько же. Вдобавок, у него снова стало семь сыновей и три дочери (ст. 13).

     

    Вилбур Фильдз: 14 тысяч голов мелкого скота… Сколько же земли понадобилось под пастбища? Возможно, Иову теперь принадлежал весь тот край, земля Уц.

    Кроме всего прочего, неожиданно появились ещё и многочисленные родственники Иова. Откуда они взялись?

     

    Джеральд Клэп: Пришли откуда-то, где они жили. Они, видимо, совсем забыли о существовании Иова, пока он страдал. Теперь, когда он получает назад все свои благословения, вновь обретает здоровье и богатство, они тоже возвращаются к нему…

     

    Вилбур Фильдз: …И несут с собой подарки.

     

    Джеральд Клэп: Да, каждый принёс Иову слиток (золотой или серебряный) и золотое кольцо.

     

    Вилбур Фильдз: Когда Иов был весь покрыт коростой, они, видимо, не могли вынести запаха, который от него исходил, не могли даже на него смотреть. Он должен был казаться им отвратительным. Наверное, поэтому, они не приходили, чтобы его утешить. Ведь даже жена не подходила к Иову близко, потому что, по его словам, его дыхание опротивело ей. Она старалась находиться от мужа на расстоянии. По крайней мере, Елифас, Вилдад и Софар нашли в себе силы придти и быть с Иовом.

    Итак, Иов получил всё, что у него было раньше, и даже больше. Писание говорит: у него снова было семь сыновей и три дочери. Причем в книге Иова названы даже имена девочек…

     

    Джеральд Клэп: Первую звали Емима, вторую – Кассия, и третью – Керенгаппух.

     

    Вилбур Фильдз: Это древнееврейские имена, каждое из них имеет своё значение. Вы помните, что они означают?

     

    Джеральд Клэп: Первое имя, Емима, означает «горлица, голубка»...

     

    Вилбур Фильдз: Наверняка, она была красивой, спокойной, милой девушкой.

     

    Джеральд Клэп: Второе имя, Кассия, – это название благовонного растения, специи...

     

    Вилбур Фильдз: …Мне говорили, что она чем-то напоминает корицу, такая же пахучая.

     

    Джеральд Клэп: А имя третьей дочери переводится как «рожок с косметикой для глаз». Вы, Вилбур, принимали участие в археологических раскопках в Израиле и наверняка понимаете, о чём речь.

     

    Вилбур Фильдз: Да, в Израиле во время раскопок мы находили небольшие сосуды в виде трубочек, в которых женщины хранили краску для глаз. Вероятно, у третьей дочери были красивые глаза. Иов, как нетрудно понять, был без ума от своих дочерей – да и от сыновей тоже. У меня – две уже взрослые дочери, и я должен признаться, что всё равно их немножко балую. Очень люблю и двух своих сыновей. А ведь мне не пришлось пережить смерть детей…

    Иов дожил примерно до 200 лет: «После того Иов жил сто сорок лет, и видел сыновей своих и сыновей сыновних до четвертого рода…» (42:16) Чего Иов так и не узнал при жизни?

     

    Джеральд Клэп: Очень глубокий вопрос Вы задали, Вилбур. Прежде всего, Иов не узнал, почему он страдал. Это так и осталось для него тайной.

     

    Вилбур Фильдз: Все вокруг по-прежнему думали, что это Господь наслал на Иова эти страдания: «...и утешали его за все зло, которое Господь навел на него…» (42:11) В их понимании это сделал Бог. Они и не подозревали о великом противостоянии между Богом и сатаной, участником которого стал Иов. Точно так же и для каждого из нас остаются неизвестными подлинные причины и смысл испытываемых нами страданий. Вразумление ли это, которому Бог позволил случиться с нами?.. Нападение ли со стороны сатаны, совершаемое им по собственной злой воле?.. Ответил ли нам Бог, объяснит ли все причины наших страданий, если мы попросим Его об этом?

     

    Джеральд Клэп: Нет. И в этом – Божья мудрость. Если бы мы знали все причины происходящего с нами, то, пожалуй, возгордились бы или наоборот – впали бы в великое уныние из-за невозможности осмыслить эти причины человеческим разумом.

     

    Вилбур Фильдз: Чего еще не знал Иов?

     

    Джеральд Клэп: Он несколько раз говорил о Посреднике, Искупителе, Заступнике. Но до самой смерти не узнал, был ли (или будет ли) Посредник между ним и Богом.

     

    Вилбур Фильдз: «Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас». (9:33) – сокрушался Иов. Но сегодня у нас есть радостное знание, и мы могли бы разделить эту радость с Иовом.

     

    Джеральд Клэп: Теперь, благодаря смерти и воскресению Иисуса Христа, благодаря пролитой Им Собственной Крови, у нас есть Посредник.

     

    Вилбур Фильдз: Посредник, Который небезучастен к нашим словам, Который Своей праведностью покрывает наше несовершенство. Не просто Судья – а Заступник и Спаситель.

     

    Джеральд Клэп: Есть и третий вопрос, на который Иов так и не узнал ответа при жизни: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (14:14) Хотя это очень важный вопрос для каждого человека.

     

    Вилбур Фильдз: И у нас есть ответ на него: ответ, данный в Иисусе Христе!

     

    Джеральд Клэп: Да, это так «…при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе…» (1 Кор.15:42-43) и «поглощена смерть победою» (1 Кор.15:53).

     

    Вилбур Фильдз: А пока мы пребываем в земном теле, пишет апостол Павел, мы ещё удалены от Бога. Поэтому у нас всегда есть причина не унывать. Смерть для нас – это возможность покинуть земное тело и водвориться у Господа (2 Кор.5:6-8).

    Иов об этом не знал. Но мы видим, читая книгу, что он догадывался о грядущем бессмертии. Несколько раз упоминает Иов о своей надежде (или даже предвкушении), что его Искупитель восстанет на земле в последние дни, восстанет над земным прахом, и Иов увидит Его во плоти [4]. Но он не знал этого наверняка, как знаем это мы. Христос возвестил нам о жизни и бессмертии через Своё Евангелие. Иов же жил задолго до Благой Вести.

     

    Джеральд Клэп: Это заставляет нас еще выше ценить страдания, перенесённые Иовом. Его верность Богу была безусловной, не опирающейся даже на обещание грядущего бессмертия, на ту твёрдую надежду, которая дана нам в Евангелии.

     

    Вилбур Фильдз: В чём, по вашему мнению, исходя из книги Иова, заключается главная цель человеческой жизни?

     

    Джеральд Клэп: В том, чтобы хранить верность Богу-Творцу, почитать и прославлять Его словами, делами, всей жизнью.

     

    Вилбур Фильдз: Именно верности этой цели Господь ждал от Иова: чтобы Иов остался верен Ему даже посреди страданий и испытаний. Апостол Павел пишет, что Христос пришёл для того, «...дабы соделалась известною через Церковь... многоразличная премудрость Божия» (Ефес.3:10). Другими словами, чтобы через верующих, через нас с вами, люди в этом мире и ангелы на небесах, могли увидеть Божию мудрость и славу – состоящую в том, что Он даровал Своего Единородного Сына. Наша важнейшая цель – хранить верность Богу и прославлять Бога здесь, на земле; и наслаждаться жизнью с Ним – уже здесь, на земле, а после в вечности.

    Ответ на следующий вопрос для нас уже является очевидным. Указывает ли книга Иова на то, что страдание – это знак Божьего осуждения?

     

    Джеральд Клэп: Конечно же, нет! В Писании можно найти примеры страдания многих людей, но это не означало немилость Бога по отношению к ним. Да ведь и Сам Иисус претерпел множество страданий, которые не были плодом Божьего осуждения!

     

    Вилбур Фильдз: Иоанн Креститель жил в пустыне, не имея нормальной пищи. А ведь он был величайшим человеком после Иисуса из всех, живших на земле.

    Действительно, страдания не означают Божью немилость. Если кто-то из вас страдал или сейчас испытывает страдания, помните: Бог любит вас, Он рядом с вами и уже в страдании благословляет вас – хоть вы этого пока и не замечаете.

    А принесли ли пользу Иову его страдания?

     

    Джеральд Клэп: Думаю, что да. Он многое постиг в своих отношениях с Богом – и понял всем сердцем, что Бог всегда рядом с ним, что Он не отвернётся и не перестанет любить. Он постиг, что и в испытаниях можно прославлять Бога и хранить Ему верность. В каком-то смысле Бог может учить и воспитывать нас, позволяя страданиям случаться в нашей жизни. Книга Иова стала в этом для меня хорошим примером и важным свидетельством. Поэтому я уверен: из страданий можно извлечь пользу; это относится и к жизни Иова, и к нашей жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Что же мы можем чувствовать во времена страданий?

     

    Джеральд Клэп: Книга Иова помогает нам найти ответ и укрепляет для того, чтобы мы смогли воплотить его в жизнь. И сегодня я ещё раз убедился: даже страдая, мы можем радоваться и славить Господа. Ведь испытания, если мы с Божьей помощью не позволяем им сломать наш дух, порождают в нас стойкость, терпение, открывают нас навстречу Божьей воле сделать нас лучше. И это и есть Его прославление в нашей жизни.

     

    Вилбур Фильдз: Апостолы радовались, когда им довелось пострадать во имя Господа. Не будем и мы удивляться огненным испытаниям, которые могут на нас обрушиться. Бог использует их, чтобы закалить нашу душу – подобно тому, как закаляется металл, как очищается от руды золото. Вы знаете, как это происходит?

     

    Джеральд Клэп: Огнём.

     

    Вилбур Фильдз: Чтобы очистить золото, его расплавляют в огне. Подобным образом Господь хочет очистить нас от всякой грязи и превратить в чистое золото. Джеральд, Послание Иакова содержит важное свидетельство об Иове. Прочтите его нам, пожалуйста.

     

    Джеральд Клэп: Апостол Иаков пишет: «Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен» (Иак.5:11).

     

    Вилбур Фильдз: Аминь – истинно так!

    Я благодарю Господа за эту книгу – книгу Иова. Она изменила моё отношение ко многим вещам. Я с нетерпением жду встречи с Иовом в вечности. Главная же моя надежда в этом – на Иисуса Христа, Бога, пришедшего во плоти, Посредника между Богом-Отцом и каждым из нас.

     

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1. В переводе А. Десницкого: «...я ничем вас не хуже – да и кто же всего этого не знает?»

    2. Процитировано по переводу А. Десницкого. В синодальном переводе: «Кто сей, омрачающий Провидение, ничего не разумея? - Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал. Выслушай, взывал я, и я буду говорить, и что буду спрашивать у Тебя, объясни мне. Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя…»

    3. Ср. с переводом С. Аверинцева: «И повернул Господь к возврату путь Иова, когда помолился Иов за друзей своих…».

    4. Подробный разбор этого фрагмента текста (19:25-26) содержится в конце 7-го занятия.

    Похожие публикации
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Demo scene