• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Глава 14

    0 573

    Библия как история.

    Вернер Келлер

    Глава 14. На пороге Земли Обетованной

    Новое поколение.- Перемена планов.- Необходимость в разрешении на проход через Едом,- Продвижение в Транс-иорданию.- "Одр железный" царя Ога.- Дольмен, обнаруженный близ Аммана- Моав посылает своих дочерей. - Поклонение Ваалу в Ханаане.- Моисей видит землю обетованную.- Лагерь у Иерихона.

        "... и водил Он их по пустыне сорок лет, доколе не кончился весь род, сделавший зло в очах Господних" (Чис. 32:13).

        Повествование о сынах Израиля продолжается в Библии лишь с того момента, когда годы их скитаний приблизились к концу. Народилось и выросло новое поколение, готовое вступить в землю обетованную. Согласно Библии, ни один человек, покинувший Египет с Моисеем, не должен был ступить на эту землю - ни один, включая и самого Моисея.

        Новый план израильтян заключался в том, чтобы напасть на Ханаан с востока, т. е. с территории, расположенной к востоку от Иордана. Однако путь к Верхней Трансиордании из Кадеса заграждали целые пять царств, занимавших широкую полосу земли между долиной Иордана и Аравийской пустыней: на севере, у Гермона, находилось царство Васан, далее - аморрейское царство Сигона, затем - царство Аммон, на восточном побережье Мертвого моря - царство Моав, а на юге - Едом.

        Итак, Едом оказался первым из царств, с которым следовало договориться о проходе в Верхнюю Трансиорданию. Сыны Израиля обратились к царю Едом с этой просьбой:

    "И послал Моисей из Кадеса послов к царю Едомскому... Позволь нам пройти землею твоею" (Чис. 20:14,17).

        Самый быстрый путь - это путь нахоженный. В ту далекую эпоху дорога, проходящая по самой середине царства Едом, была аналогом современных автострад и шоссе. Это был древний "Путь царей", восходящий еще ко временам Авраама. "Позволь нам пройти землею твоею - попросили израильтяне. - ... пойдем дорогою царскою" (Чис. 20:17).

        Оседлое население на Востоке всегда относилось с недоверием к кочевникам, как в наши дни, так и в далеком прошлом, несмотря на то, что посланники Израиля пообещали: "Мы не пойдем по полям и по виноградникам, и не будем пить воды из колодезей твоих... не своротим ни направо, ни налево, доколе не перейдем пределов твоих... и если будем пить твою воду, я и скот мой, то буду платить за нее" (Чис. 20:17,19).

        Нельсон Глюек в ходе экспедиции, длившейся несколько лет, установил адекватность библейского описания царства Едом. В южной части Трансиордании, на территориях, некогда принадлежавших Едому и Моаву, он обнаружил многочисленные следы поселений, восходящих к начапу XIII в. до н. э. Найденные признаки обработанной земли свидетельствуют о том, что здесь существовали хорошо возделанные поля. Поэтому неудивительно, что, несмотря на все заверения, Едом не позволил сынам Израиля пройти через свою страну.

        Из-за этого израильтянам пришлось отправиться долгим кружным путем. Они двинулись на север, вдоль западной границы Едома, к Мертвому морю. Чтобы пополнить запасы воды, они завернули к Пунону (ныне Кир-бет-Фейнан) - старому медному руднику и к Овофу. Затем, пройдя вдоль небольшой реки Серед, отмечавшей границу между Едомом и Моавом, израильтяне достигли Трансиордании. Они обогнули Моав по юго-восточному побережью Мертвого моря. Наконец, они вышли к реке Арнон и южной границе царства аморреев (Чис. 21:13). Здесь израильтяне снова попросили разрешения пройти "Царским путем" (Чис. 21:22), но им снова отказали - на сей раз Сигон, царь аморреев. Вспыхнула битва, ознаменовав собой начало завоеваний.

        Победив аморреев, израильтяне впервые торжествовали. Осознав свою силу, они стремительно двинулись на север, пересекли реку Джаббок и завоевали царство Васан. Так, благодаря своей решительности, сыны Израиля завладели территорией в Трансиордании от реки Арнон до побережья Галилейского моря.

        В сухое изложение этой военной кампании вкралось вызывающее у многих недоумение упоминание о "железном одре" некоего исполина, васанского царя Ога (Втор. 3:11). Но на самом деле этот загадочный и неправдоподобный, на первый взгляд, фрагмент объясняется весьма просто и в то же время поразительно. Оказывается, Библия сохранила здесь во всей полноте память давнего и туманного прошлого ханаанской земли.

        Исследуя область Иордана в поисках доказательств подлинности библейского текста, ученые обнаружили сооружения примечательного типа, уже встречавшиеся ранее в других местах. Это были знаменитые мегалитические камерные гробницы, или дольмены, сложенные из высоких овальных камней, перекрытых массивными горизонтальными блоками. Они использовались для захоронения покойников. В Европе такие гробницы были обнаружены в Северной Германии, Дании, Англии и Северо-западной Франции; местное название их - "гробницы гигантов". Тот факт, что эти грандиозные памятники древней культуры встречаются также в Индии, Восточной Азии и даже на островах южных морей, объясняли массовыми миграциями населения в доисторический период.

        В 1918 г. немецкий ученый Густав Далман обнаружил недалеко от Аммана, современной столицы Иордании, дольмен, вызвавший к себе огромный интерес научной общественности. Дело в том, что эта находка удивительным образом проливала свет на загадочный фрагмент библейского текста. Амман стоит в точности на месте древней Раввы. В Библии о царе-исполине Оге говорится следующее: "Вот, одр его, одр железный, и теперь в Равве, у сынов Аммоновых: длина его девять локтей, а ширина его четыре локтя, локтей мужеских" (Втор. 3:11). Размеры дольмена, обнаруженного Далманом, приблизительно совпадают с этими мерками. Этот "одр" был сложен из базальта - исключительно твердого серо-черного камня. Вид подобной гробницы с большой вероятностью мог породить библейское описание "железного одра" царя-исполина. Дальнейшие исследования показали, что дольмены встречаются в Палестине часто, особенно в Трансиордании, к северу от реки Джаббок (ныне Аджлун). Более тысячи таких древних памятников были найдены на травянистых нагорьях. Местность к северу от Джаббока, по словам Библии, - и есть та страна, которой правил васанский царь Ог, который только один "оставался из Рефаимов [исполинов]" (Втор. 3:11). В оригинальном тексте Библии Васан, завоеванный израильтянами, также назывался "землей исполинов" (Втор. 3:13).

        К западу от Иордана дольмены встречаются только в окрестностях Хеврона. Разведчики, которых Моисей послал из Кадеса, "пошли в южную страну и дошли до Хеврона... там видели... исполинов, сынов Енаковых, от исполинского рода" (Чис. 13:23,34). Вероятно, они видели каменные гробницы, обнаруженные уже в наши дни в Хевроне, близ "Долины Винограда".

        Кто такие эти "исполины" - до сих пор неясно. Возможно это были люди гораздо более высокого роста, чем коренное население, обитавшее на берегах Иордана. Несомненно, что в этой местности сохранилась память о людях высокого роста, оставивших чрезвычайно глубокое и стойкое впечатление; эта память, по-видимому, и отразилась в Библии.

        Гигантские каменные гробницы и предания об исполинах вошли в богатую событиями историю земли Ханаанской, этой узкой полоски земли на побережье Средиземного моря, куда с древнейших времен приходили в процессе миграций представители разных народностей, надолго оставляя свой след в памяти коренного населения.

        Известия о том, что израильтяне завоевали всю Иорданию, привели моавитянского царя Валака в ужас. Он созвал "старейшин Мадиамских" и настроил их против сынов Израиля (Чис. 22:4). Они решили не прибегать к силе оружия, а покорить Израиль при помощи магии. Заклинания и проклятия, в действенность которых народы Древнего Востока свято верили, наверняка должны были бы сокрушить силы Израиля. Валак спешно призвал на помощь Валаама из Пефора - города в Вавилонии, где процветало искусство черной магии. Но Валаам, великий чародей и маг, потерпел неудачу. Как только он пытался произнести проклятие против израильтян, вместо проклятия у него получалось благословение (Чис. 23). И тогда моавитянский царь прибегнул к последнему средству - поистине ужасному, которое надолго оставило зловещий отпечаток на судьбе сынов Израиля.

        Фрагмент библейского текста, излагающий отвратительный план царя Валака, смущает теологов настолько, что они предпочитают обходить его молчанием. Но вопрос в том, почему это скандальное происшествие вообще нашло себе место в Библии. Ответ прост: это происшествие оказалось исключительно судьбоносным для израильтян. Потому-то повествователь не может ограничиться скромным умолчанием и с полной откровенностью сообщает о дальнейших событиях.

        В 30-х гг. XX в. французские археологи, работавшие в районе средиземноморского порта Рас-Шамра ("Белая гавань" на финикийском побережье) под руководством Страсбурге кого профессора Клода Шеффера, обнаружили некоторые свидетельства религиозных культов Ханаана. И лишь тогда стало возможным оценить и понять содержание 25-й главы Книги Чисел.

    "И жил Израиль в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава. И приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ жертвы их и кланялся богам их" (Чис. 25:1-2).

        Суть вовсе не в том, что сыны Израиля столкнулись с соблазном греха. В этом не было бы ничего необычного. Израильтян сбили с пути истинного вовсе не профессиональные проститутки Моава. Это были дочери моавитян и мадианитян, их жены и возлюбленные. Они соблазнили израильтян и убедили их участвовать в обрядах поклонения Ваалу, ханаанскому богу плодородия. Еще не перейдя Иордан, израильтяне столкнулись с повсеместно распространенным культом финикийских богов. И предводители Израиля отреагировали на это быстро и безжалостно. Они не щадили даже своих родных. Преступников предавали смерти. Финеес, двоюродный внук Моисея, увидев, как некий израильтянин ввел в свой шатер мадианитянку, взял копье "и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее" (Чис. 25:8). Моавитян пощадили, поскольку они были связаны родством с Израилем: их родоначальником считался Лот, племянник Авраама (Быт. 19:37). Но против мадианитян развязали кровавую войну, нацеленную на уничтожение противника. "И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужеского пола" (Чис. 31:7). Это был классический "херем" - израильский призыв к оружию по правилам, изложенным в 7-й главе Второзакония. "Итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте, - приказал Моисей. - А всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя" (Чис. 31:17-18).

    "И взошел Моисей с равнин Моавитских на гору Нево, на вершину Фасги, и показал ему Господь всю землю Гачаад до самого Дана" (Втор. 34:1).

        Моисей исполнил свою нелегкую миссию. Его путь из египетского рабства, пролегший через годы скитаний и лишений, был завершен. Он назначил своим преемником Иисуса Навина, испытанного и проверенного человека, обладавшего удивительным талантом военачальника. Именно такой вождь нужен был сейчас Израилю. Моисей окончил свой путь и был готов покинуть этот мир. Ему не было дозволено ступить на землю обетованную. Но Бог разрешил ему взглянуть на эту землю издалека, с горы Нево.

        Чтобы добраться до этой библейской горы, надо пройти 18 миль от Аммана, столицы нынешнего государства Иордания. На "лендровере" этот путь занимает всего полчаса: автомобиль пересекает холмистую местность на окраине Аравийской пустыни и мимо каналов и редких вспаханных полей выезжает в сторону Мертвого моря, прямо на юго-восток.

        Взобравшись на скалы, мы оказались на широком открытом плато, в 2500 футах над уровнем моря. С западного края скалы круто обрывались, спускаясь к бассейну Иордана. Дул свежий ветерок. Под ясным голубым небом зачарованному взору представала неповторимая панорама.

        К югу расстилались серебристые воды Мертвого моря. На дальнем берегу его громоздились пустынные каменные насыпи и груды щебня. Еще дальше тянулись цепью белые известняковые горы Иудеи. Там, где они только начинались, лежал Хеврон. К западу, в направлении Средиземного моря, с вершины горного хребта можно было различить невооруженным глазом две крошечные точки - башни Вифлеема и Иерусалима. К северо-западу тянулись нагорья Самарии, Галилея и в отдалении - увенчанные снежными шапками пики Гермона.

        У подножия горы Нево тянутся узкие ущелья, утопающие в зелени гранатовых деревьев. За ними начинается степь, а берега Иордана примерно на 30 футов с каждой стороны обрамляют полоски меловых холмов без единой травинки - зрелище столь же жутковатое и призрачное, как залитые лунным сиянием горы. Лишь небольшое зеленое пятнышко у подножия гор на западном берегу Иордана радует глаз - Иерихонский оазис.

        Этот вид на Палестину с горы Нево был последним, что предстало взгляду Моисея.

        Но под горой, на широкой равнине Моав, в небеса поднимались столбы дыма. Днем и ночью среди черных шатров пылали походные костры. Ветер разносил над Иорданом гомон голосов и блеяние скота. Все казалось таким мирным и спокойным. Но в действительности это было лишь затишье перед бурей, готовой обрушиться на судьбу Израиля и земли Ханаанской.

    Похожие публикации
    Demo scene