• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Глава 13

    0 568

    Библия как история.

    Вернер Келлер

    Глава 13. Под небом пустыни

    Синай - 150 миль до Кадеса. - Два ручья у стоянки вождя.- Разведчики, посланные в Хеврон.- Виноградная гроздь или лоза? - Чужеземные народы. - Таблички из Телль-элъ-Амарна - Письма от индо-арийских властителей Ханаана. - Отчет разведчиков приводит к новому решению.- Библейская "пустыня"- это степь.


        "И отправились сыны Израилевы по станам своим из пустыни Синайской" (Чис. 10:12).


        Израильтяне поклялись верить в единого Бога и соблюдать Его заповеди. Они соорудили для заповедей переносное хранилище из "дерева ситтим" (Исх. 25:10) - ковчег завета. Это дерево - разновидность акации, до сих пор произрастающая на Синае и повсеместно используемая.

        Около года израильтяне оставались в окрестностях горы Синай. Наконец, они снова выступили в путь, направляясь на север, к Ханаану. Кадес, следующая остановка на этом пути, лежит в ста пятидесяти милях от Синая по прямой линии.

        Маршрут сынов Израилевых можно проследить очень точно, благодаря аккуратным топографическим указаниям в тексте Библии. Путь их пролегал вдоль западного побережья залива Акаба до "пустыни Фаран" (Числ. 13:1), ныне носящей название Бедье-э-Тин (что означает Пустыня Одиночества), и продолжался далее по ее восточному краю. Среди стоянок на этом пути (Чис. 33:16-36) с уверенностью можно идентифицировать Асироф и Еци-он-Гавер. Асироф - это нынешняя Айн-Гудера близ залива Акаба. Ецион-Гавер лежит у верхней точки залива Акаба; во времена царя Соломона это место стало центром кораблестроения и промышленности (3 Цар. 9:26).

        По дороге вдоль побережья залива повторилось чудо с перепелами. Снова была весна - время птичьих перелетов, - и снова библейское описание не грешит против достоверности: "И поднялся ветер от Господа, и принес от моря перепелов, и набросал их около стана" (Чис. 11:31).

    "И отправились из Ецион-Гавера, и расположились станом в пустыне Син, она же Кадес" (Чис. 33:36).

        К югу от Хеврона холмистая местность Иудеи переходит в плоскую равнину, южная часть которой, прилегающая к часто упоминаемому в Библии "потоку Египетскому" (Чис. 34:5, Нав. 15:4, 3 Цар. 8:65), очень засушлива. Среди бесчисленных сухих каналов, заполняющихся водой лишь в дождливые месяцы зимнего сезона, лежит Кадес. Это древнее название сохранилось в имени небольшого ручья "Айн-Кедейс", к которому приводят свой скот на водопой бедуины. Этого жалкого ручейка было недостаточно, чтобы снабжать водой шеститысячный израильский лагерь в течение длительного времени. Но всего в пяти милях к северо-западу от Кадеса расположен самый изобильный в окрестностях источник воды - Айн-эль-Кудейрат. Благодаря ему оазис Кудейрат славится своим плодородием. Остановившись здесь, сыны Израилевы издалека увидели свою желанную цель - землю обетованную. Но никаких подробностей отсюда рассмотреть было невозможно. Второпях покидая Египет, они, должно быть, ничего не успели разузнать об этой местности. Ведь обитатели страны на Ниле имели о Палестине настолько подробное представление, что всякий, выказавший недостаток познаний о ней, считался неучем. Аман-Аппа, "уполномоченный писец армии" при Рамсесе II, даже подвергся насмешкам за невежество в вопросе о Палестине. Отвечая ему на письмо, Хори, служащий в конюшнях фараона, в чрезвычайно сатирическом ключе подвергает испытанию географические познания адресата: "Громкие слова в твоем письме громоздятся одно на другое. Ты хотел этого - и получишь, и даже больше, чем просил. Мы скажем тебе: если ты говоришь правду, приходи и позволь нам испытать тебя. Мы взнуздаем тебе коня, который понесет тебя быстрее, чем бежит шакал. Покажи нам, начто ты способен. Видел ли ты страну Опис, что близ Дамаска? Знаешь ли ты, каковы ее особенности и особенности ее реки? Бывал ли ты в Кадесе? Добирался ли до Ливана, где небо темно даже при полном свете дня? Там повсюду растут кипарисы, дубы и кедры вышиной до неба. Упомяну также таинственный город по имени Библ. На что он похож? Расскажи мне о Сидоне и Сарепте. Говорят еще и о другом городе, что лежит у моря, имя его - порт Тир. Воду туда привозят на кораблях. Если ты отправишься в Яффу, то узнаешь, что поля там зелены. Ступай... и поищи миловидную деву, заботящуюся о виноградниках. Она примет тебя как своего дружка и осыпет тебя милостями... Ты станешь сонным и праздным. Они украдут... твой лук, твой нож, твой колчан. Твои поводья перережут в темноте... твоя колесница разобьется на куски. Но ты скажешь: принесите мне еды и питья, я счастлив здесь! Они притворятся глухими и не обратят на тебя внимания. Поедем со мной на юг, в область Акки. Где находится гора Сихе-ма? Может ли сей ученый писец сказать мне, как добраться до Хацора? Что необычного в тамошней реке? А теперь позволь мне спросить тебя о некоторых других городах. Скажи мне, на что похож Кджн близ Мегиддо, опиши мне Рехов, дай мне представление о Вифшане и Кириаф-Эле. Сообщи мне, как проехать через Меггидо. Как пересечь Иордан? Вот видишь, - заключает Хори, - я провел тебя через всю Палестину... взгляни на нее хорошенько, дабы впредь ты мог правильно описать ее, и... тебя... сделают советником". Правительственные чиновники, солдаты и купцы в Египте имели достаточно четкие представления о Палестине. Моисею же, окруженному простыми пастухами, пришлось послать вперед разведчиков.

    "И послал их Моисей высмотреть землю Ханаанскую и сказал им: пойдите в эту южную страну, и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ, живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен?" (Чис. 13:18-19).

        В числе двенадцати разведчиков был Иисус Навин - человек, наделенный талантом полководца, что выяснится позднее, при завоевании Ханаана. Чтобы получить представление о стране, посланцы Моисея осмотрели земли вокруг Хеврона, в южной части Иудеи. Через сорок дней разведчики вернулись к Моисею. В доказательство того, что они исполнили поручение, они принесли с собой плоды той земли - "гранатовые яблоки и смоквы" (Чис. 13:24). Огромное удивление у израильтян вызвала гигантская гроздь винограда, срезанная в "долине Ес-хол", - ее "понесли на шесте двое" (Чис. 13:24). К этому фрагменту библейского текста многие относились скептически, поскольку Библия говорит о виноградной ветви "с одной кистью ягод" (Чис. 13:24). Чтобы ее вес оказался не под силу одному человеку, наверняка это должна была быть целая лоза! По-видимому, разведчики срезали ее целиком, чтобы по пути подкрепляться виноградом. Но в целом место, откуда был взят этот виноград, вполне реально. "Долина Есхол" означает "Долина Винограда"; она расположена к юго-западу от Хеврона и по сей день изобилует виноградниками. Не редкость здесь - великолепные гроздья весом в 10-12 фунтов. Итак, разведчики отчитались перед Моисеем и описали Ханаан, подобно Синухету 650 годами ранее, как землю, где "постоянно течет молоко и мед" (Чис. 13:28); однако, добавили они, "народ, живущий на земле той, силен, и города укрепленные, и весьма большие" (Чис. 33:29; Втор. 1:28).

        Перечисляя различных обитателей этих мест, разведчики упоминают уже известные нам племена - "Хеттеи". "Аморреи", "Иевусеи", живущие в окрестностях Иерусалима, "Хананеи" и амаликитяне, с которыми Израиль уже столкнулся в сражении на Синае. Называют они также "сынов Енаковых", что, предположительно, означает "сыны исполинов" (Чис. 13:23, 29, 34). "Енак", по-видимому, переводится как "длинношеий" - вот и все, что могут сообщить нам специалисты. Высказывалась гипотеза, что эти "исполины" являются остатками досемитских элементов населения, но в этом нет полной уверенности.

        Короче говоря, в те времена в Ханаане жили выходцы из разных стран, с которыми израильтяне, пришедшие из Египта, скорее всего, знакомы не были. Чьими "сынами" были они на самом деле, мы узнаем из глиняных табличек, случайно обнаруженных крестьянкой в Телль-эль-Амарна (Средний Египет) в 1887 г. В ходе дальнейших раскопок было найдено в общей сложности 337 документов. Они представляют собой клинописные послания из архивов Аменхотепа III и его сына Эхнатона, построившего себе новую столицу в Эль-Амарн на Ниле. Среди этих табличек - официальные письма обоим фараонам от владык Палестины, Финикии и Южной Сирии. Они написаны на аккадском - дипломатическом языке II тысячелетия до н. э. Но большая часть писем изобилует типично ханаанскими словами, а некоторые послания даже почти целиком написаны на ханаанском наречии. Эта бесценная находка пролила свет на обстоятельства жизни в Палестине XV и XIV вв. до н. э.

        В одном из писем говорится: "Владыке, господину моему, моему солнцу, моему Богу, сообщаю: Сие (говорит) Сувардата, твой слуга, слуга владыки и прах под его ногами, земля по которой тебе ступать: У ног владыки, господина моего, солнца небес, семижды, семижды паду я ниц, на живот мой и на спину...".

        Это - всего лишь вступление. Оно ничуть не экстравагантно. Напротив, оно до чрезвычайности формально, в соответствии с тогдашним делопроизводством. Завершив официальное обращение к фараону, Сувардата переходит к делу: "Владыке, господину моему, следует знать, что народ хабиру взбунтовался в землях, которые Бог всех владык, господин мой, вручил мне, и что я побил их, и что лишь я и Абди-Хеба остались сразиться с вожаком хабиру. А Зурата, владетель Акко (Суд. 1:31), и Индарута, владетель Ахсафа (Нав. 11:1), поспешили мне на помощь в обмен на 50 колесниц, которых теперь я и лишился. И вот, [теперь] они сражаются против меня, и да будет милосерден владыка, господин мой, и пошлет Джанаму, дабы мы могли достойно встретить противника и восстановить земли владыки, господина моего, в их прежних границах..."

        Это письмо от ханаанского правителя изображает достоверную картину той эпохи. По этим нескольким фразам мы с легкостью можем воссоздать атмосферу бесконечных интриг и усобиц между местными правителями и против воинственных кочевых племен. Интереснее всего в этом письме, не считая стиля и содержания, - личность его автора, царя Сувардаты. Это имя ясно свидетельствует о его индо-арийском происхождении. Имя Индарута, упомянутое в этом письме, также индо-арийское. Да и третий "владетель" в послании Сувардаты, как это ни странно, также имел индо-арийских предков. Бирьяваза из Дамаска, Биридийя из Мегиддо, Видья из Аскалона, Бираш-шена из Сихема в Самарии - все это индо-арийские имена. Индарута, имя владетеля Ахсафа, по сути совпадает с именами из Вед и других санскритских текстов. Абди-Хеба же из Иерусалима, также названный в письме Сувардаты, принадлежит к народу хурритов.

        Достоверность этого подтверждается также недавним открытием египетского папируса XV в. до н. э., где земля Ханаан постоянно называется "Хуру", по названию народа хурритов. Таким образом, хурриты должны были, по крайней мере в течение некоторого времени, быть широко распространены по всей стране.

    "И подняло все общество вопль, и плакал народ во всю ту ночь... и для чего Господь ведет нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам" (Чис. 14:1-3).

        Сообщения разведчиков о больших городах Ханаана "с укреплениями до небес" (Втор. 1:28) и об их сильных и хорошо вооруженных обитателях не были преувеличениями. Вид крепостей с башнями, стены которых были сложены "циклопической кладкой", произвел на непривычных к подобным зрелищам израильтян потрясающее и грозное впечатление. В земле Гесем, остававшейся родиной для многих поколений сынов Израиля, был лишь один-единственный укрепленный город - Раамсес. В Ханаане же крепости встречались едва ли не на каждом шагу. Страна буквально кишела ими. На вершинах гор и холмов вздымались бесчисленные сторожевые башни, придававшие местности еще более устрашающий и негостеприимный вид. Неудивительно, что отчет разведчиков вызвал такой ужас у израильтян.

        Израильтяне были неопытны в деле изготовления и использования военных средств. В их распоряжении было всего лишь примитивное оружие - луки, дротики, мечи и ножи, которые смешно было бы пытаться противопоставить многочисленным ханаанским колесницам. Израильтяне (особенно старики) все никак не могли забыть о сытой жизни в Египте, постоянно вздыхали и сожалели о том, что пришлось от нее отказаться. Несмотря на недавно обретенную ими новую веру, несмотря на то, что тяготы Исхода закалили их, сыны Израиля еще не превратились в настоящую сплоченную нацию, готовую противостоять превосходящей военной силе.

        В свете этих фактов Моисей принял мудрое решение, отказавшись от своего первоначального намерения напасть на Ханаан с юга. Для этого великого события еще не подошел момент, люди еще "не созрели". Им снова надлежало пуститься в скитания и пережить новые тяготы, чтобы толпа беженцев, истосковавшихся по оседлой жизни, со временем превратилась в закаленный отряд, привычно переносящий любые лишения. Должно было появиться новое поколение.

        О последовавшем за этими событиями периоде нам известно очень мало. Тридцать восемь лет - время, вполне достаточное для формирования нации. Именно столько продолжались скитания израильтян по "пустыне". Этот фрагмент библейской хронологии и топографии, который, как правило, ассоциируют с "чудесами" манны и перепелов, кажется, на первый взгляд, почти неправдоподобным. И не без основания, как выяснилось в ходе систематических исследований, хотя сомнению в конечном итоге подверглись совсем не те события, которые вызывали первоначальный скептицизм. Суть в том, что никаких "скитаний по пустыне", в прямом понимании этого слова, не было.

        Хотя библейская датировка этого периода весьма приблизительна, на основании некоторых фрагментов текста, получивших научное подтверждение, можно воссоздать довольно отчетливую картину событий. Сыны Израиля со своими стадами провели довольно много времени в Негеве - близ двух источников воды в Кадесе. Затем они снова вернулись к заливу Акаба, в область Мадиана и Синайского полуострова. По сравнению с бесплодными просторами песчаной Сахары в Африке, эта местность никогда не была пустыней в буквальном смысле слова. Тщательное изучение этого ландшафта позволило утверждать, что если климат с тех времен не претерпел больших изменений, то "пустыня" больше всего напоминала степные районы, пригодные для пастбищ и не вовсе лишенные источников воды.

        Благодаря американскому археологу Нельсону Глюеку, наше представление об условиях жизни израильтян в тот период стало еще подробнее. Согласно этому ученому, около XIII в. до н. э. указанная местность была заселена полукочевыми племенами, поддерживавшими торговые и коммерческие отношения как с Ханааном, так и Египтом. В число их входили мадианитяне, среди которых Моисей жил в изгнании. На мадианитянке Сепфоре он женился (Исх. 2:21).

        Следует отметить, что в последнее время исследователи Библии идут по другому пути и не соглашаются с утверждением о том, что упомянутые в Библии места реально существовали, и с реалистическими объяснениями некоторых библейских эпизодов, таких, как добывание Моисеем воды из скалы (Исх. 17:1-7, Чис. 20:2-13, Втор. 32:51) или эпизод с горящим кустом (Исх. 3:2). Более того, какое бы сильное впечатление ни производили доказательства подобных историй, они могут в действительности оказаться лишь красивым обрамлением для вымышленного повествования. Ведь в наши дни вполне обычна ситуация, когда писатель сочиняет книгу с вымышленным сюжетом, изобилующую вполне реальными бытовыми деталями: утренний звонок будильника, нервное дребезжание телефона, скрип тормозов, шум трамвая, грохот электрички и так далее. И независимо от того, верно или нет описываются подобные детали, они не могут служить доказательством соответствия действительности повествования в целом. Поэтому ученые принялись еще более тщательно изучать переселение израильтян из Египта в Палестину, не задерживая внимание на деталях.

        Исследователи задались целью ответить на вопрос, что же на самом деле стоит за историей о скитаниях по степи, длившихся в течение жизни целого поколения, после чего израильтяне достигли своей цели, но при весьма странных обстоятельствах. Итогом этих исследований не стало какое-либо открытие мирового значения или сенсация для прессы. Напротив, выяснился заурядный и совершенно привычный для ученых факт: в действительности все было куда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Так, к примеру, в Библии упоминаются Сокхоф и Мигдол (Исх. 14:20 и 13:2) как места, где израильтяне останавливались на пути из Египта. Несомненно, что эти места находились на широко известном маршруте, которым пользовались для побегов египетские рабы. Ведь те же самые топонимы употребляет древнеегипетский чтец, преподававший в школах и имевший дело с розыском беглых рабов (Папирус Анастаси V, XIX 2 - XX 6).

        Несомненно и то, что Египет в тот момент покинули далеко не все израильтяне, а лишь некоторая их часть. Даже в Библии есть намек на этот факт, поскольку термин "сыны Израилевы" применялся не только к людям, достигшим земли обетованной в конце долгих странствий. Напротив, когда переселенцы прибыли в Палестину, выяснилось, что там уже жили другие израильтяне. Так, когда Иисус Навин собрал "весь Израиль" между гор Гевал и Гаризим близ Сихема, напрямую говорится, что среди собравшихся были "как пришельцы, так и природные жители" (Нав. 8:33). Иными словами, когда пришлые израильтяне завоевывали Палестину, там уже обитали к тому времени их оседлые соплеменники. Остается лишь гадать, прибыли ли сюда эти люди в ходе какой-то предыдущей миграции или нет, а если нет - то что же все это означает?..

        Не исключено, что указания на несколько случаев миграции из Египта через Синайский полуостров к берегам Иордана могут просто-напросто отражать различные традиции, сохранившиеся в разных областях и объединенные в Библии воедино в виде связного рассказа. На подобную смесь традиций указывают и встречающиеся в тексте Библии повторы. Самым, пожалуй, очевидным примером может служить повтор "чуда на море" (Исх. 14) во время переправы израильтян через Иордан (Иис. 3:4-17). Здесь снова говорится, что израильтяне перешли посуху реку, чьи воды сначала "разделились", чтобы пропустить сынов Израиля, а затем поднялись "выше всех берегов своих" (Нав. 3:18). Сколько бы ни было попыток дать правдоподобное объяснение переходу через Красное море, повтор аналогичного эпизода в случае с Иорданом вызывает только скептицизм. Так неужели авторы библейских книг потчуют нас сплошными выдумками, повествуя о странствиях израильтян на пути из Египта в землю обетованную?!

        Как ни удивительно, но сравнительно недавно мы получили совершенно неожиданное археологическое подтверждение двух эпизодов библейского рассказа об этих странствиях. Вопреки всему планированию и систематической работе, случай по-прежнему продолжает играть в археологии значительную роль. А случаю безразлично, что ожидают от своих изысканий ученые! И на сей раз он позволил израильскому археологу Бенно Ротенбергу обнаружить "медного змея" и святилище в окрестностях медного рудника в Тимне (Вади-Араба).

        "Медный змей" - это идол в виде змеи, которому приписывались магические силы (Чис. 21:9). Сообщают, что такой же идол находился в Иерусалимском храме до тех пор, пока его не разбил царь Иудеи Езекия, правивший около 700 г. до н. э. (4 Цар. 18:4). Этот идол-змей, безусловно, напоминает нам шумерский посох, увенчанный змеями, на вазе, посвященной богу Нингишзиде. Напоминает он и о жезле Асклепия-Эскулапа поздней фазы классической античности, и о многочисленных змеях Древнего Египта. Уже в начале XX столетия немецкий ученый X. Грессманн заявил, что библейский "медный змей", по-видимому, был заимствован у мадианитян, с которыми израильтяне находились в контакте в период странствий по пустыне.

        Согласно Библии, мадианитяне происходили от жены Авраама Хеттуры (Быт. 25:2-6); мадиамский священник Рагуил (или Иофор) был тестем и советником Моисея и предстоял вместе с ним пред Богом (Исх. 2:16, 3:1, 18:1 и далее). Именно Рагуилу, по-видимому, израильтяне обязаны этим странным культом медного змея. Весьма впечатляет, что Бенно Ротенберг совершил свое случайное открытие (он нашел идола в форме медного змея длиной в пять дюймов и частично украшенного позолотой) именно на месте археологических раскопок, где обнаруживались следы деятельности мадианитян. И, словно бы этого сенсационного подтверждения столь спорного библейского рассказа о скитаниях израильтян по пустыне было недостаточно, на том же месте, где и змейка, было найдено святилище! Это был поистине "звездный час" Бенно Ротенберга. Обнаружение святилища - из ряда вон выходящее открытие: ведь еще начиная с ХТХ века библеисты высказывали сомнения в том, что это святилище, столь подробно описанное в Библии (Исх. 25-31 и 35-39), когда-либо существовало в действительности. Впрочем, некоторые критики умолкли, когда нарельефе храма Бела в Пальмире (Тадмор) нашлось изображение очень маленького переносного святилища. Во всяком случае, теперь уже не исключалась сама возможность его существования, хотя детали библейского описания устройства святилища по-прежнему считали "обратной проекцией" обстановки Иерусалимского храма на период скитаний по пустыне. Ведь святилище кочевников, изображенное на рельефе в Пальмире, было очень маленьким и, по правде говоря, напоминало скорее Ковчег Завета, чем вместилище этого ковчега.

        Но мадиамское святилище, обнаруженное Ротенбергом, - это нечто совершенно иное. Его размеры гораздо ближе к параметрам святилища, описанного в Библии. Оно находилось на месте более древнего египетского места поклонения богине Хатхор. Мадианитяне, вслед за египтянами разрабатывавшие медные рудники в Тимне, превратили это место в святилище своей собственной религии и покрыли его навесом; Ротенберг обнаружил не только отверстия для шестов, на которые натягивался тент, но даже остатки ткани от навеса.

        Естественно, детали интерьера и устройства библейских святилищ все еще подлежат прояснению. Так, к примеру, алтарь для сжигания подношений должен был снабжаться медными украшениями и иметь "решетку, род сетки, из меди" (Исх. 27:1-8), но даже много времени спустя, во времена царя Соломона, в Израиле еще не появились ремесленники, способные выполнить подобную работу. Соломону пришлось заказывать их у тирского царя Хирама (2 Пар. 2:6 и 12). Так называемые "роги" для алтаря в святилище (Исх. 27:2, 30:2 и далее), согласно археологическим данным, появляются не раньше эпохи царей, а то и не раньше времени постройки Иерусалимского храма. Во всяком случае, в Библии они впредь упоминаются только в связи с эпохой царей (3 Цар. 1:50 и далее, Пс. 117:27, Иер. 17:1, Амос 3:14). Но каковы бы ни были ответы на эти вопросы, очевидно одно: открытие Ротенберга дало нам принципиальную возможность предполагать, что израильтяне уже в достаточно ранний период располагали святилищем, более или менее подобным тому, что описание в Библии.

    Похожие публикации
    Demo scene