• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Бонус 3

    0 192
    ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ

    Вооруженное столкновение и его связь с тем, что мы знаем или предполагаем

    Независимо от того против какого врага она объявлена, информационная война имеет конечной целью использовать информационные средства для воздействия (манипулирования или атаки) на системы знания и предположений некоторого внешнего врага. В ходе войны, например, для внешнего врага полезно знать, или, по крайней мере, предполагать, что другое государство или группа объединились против него. Информационная война, которая ведется как для того, чтобы граждане государства действовали согласованно, так и для того, чтобы внешние враги полагали, что их враг воюет с ними единым строем, используется для доведения этого знания до умов лидеров противника.

    Слабость знаний и предположений

    Системы знаний - это системы, которые созданы и действуют для выявления верифицируемых феноменологических индикаторов или десигнаторов, трансляции этих индикаторов в воспринимаемую реальность, и использования этих первичных ощущений для принятия решения и действий. Системы знаний организуются в соответствии с научными принципами и подкрепляются научным методом. То есть, системы знаний созданы, чтобы собирать эмпирические данные путем наблюдений для выдвижения гипотез, проводить тесты, подтверждающие или отвергающие эти гипотезы, и использовать эти открытия как основу дальнейших действий. Системы предположений - это такие системы, которые прямо или косвенно ориентированы на использование как эмпирических данных в форме верифицируемых наблюдений, так и данных другого сорта или недостоверных данных( кошмары, фобии, психозы, неврозы, и все другие порождения подсознания, и коллективное бессознательное), которые не подтверждаются, или которые, по крайней мере, нелегко подтвердить.

    Согласно Джону Бойду на процесс или акт ориентации (то что Бойд называет большим О в цикле наблюдение-ориентация-принятие решения) также могут повлиять генетическое наследие или культурные традиции. Поэтому ориентация американских лидеров отличается от ориентации, скажем, японских или китайских лидеров. Ориентация капиталистов и их лидеров отличается от ориентации социалистов и их лидеров.

    В отличие от систем знаний системы предположений являются очень индивидуальными.

    Почему? Они включают в себя элементы бессознательного и подсознательного, о которых их носитель может и не подозревать.

    Хотя целью информационного оружия и являются умы лидеров врага, будет ошибкой думать о враге как об одном уме. На самом деле враг - это много отдельных врагов, и у каждого свой ум. Но это только слегка усложняет проблему.

    Например, если враг рассредоточен, то отдельные умы могут быть атакованы по отдельности, используя факт изоляции в свою пользу атакующими. если же враг сконцентрирован (и более половины людей планеты будет жить в городах к 2020 году и будет доступна воздействию большого числа информационных атак), атаки должны проводиться против большой группы людей.

    Даже если так, целью вооруженной борьбы является подавить враждебные намерения лидеров и лиц, принимающих решение. Это может быть сделано с помощью прямых атак, воздействующих на знания или предположения лидеров или манипуляцию с ними, или косвенных атак, направленных на знания или предположения тех, на кого лидеры полагаются при принятии решения. Лидеров и лиц, принимающих решение, обычно легко выявить в любой организации. Когда организация имеет средства вооруженной борьбы, как правило у этой организации есть иерархическая характеристика.

    Поэтому знания и предположения лиц, принимающих решение, являются ахиллесовой пятой иерархий.

    Системы знаний, так как они более научны, являются менее подверженными культурным и иррациональным факторам, чем системы предположений, но как системы знаний, так и системы предположений входят в состав каждой системы принятия решения, где есть люди.

    То, что известно, включая методы, с помощью которых оно стало известно, может быть проверено в связи с чем-либо еще и определено как либо верное, либо неверное, правдивое или ложное. Предположения не подвергаются всем этим проверкам. Более того, предположения не менее значимы, чем эмпирически полученные знания. Как знания, так и предположения влияют на принятие человеком решения. Так как целью вооруженной борьбы является повлиять на поведение противника путем влияния на принятие им решения, информационные атаки должны быть направлены как против систем знаний, так и против систем предположений.

    Если противник представляет собой коалицию нескольких центров, в этой коалиции может существовать несколько систем предположений. Все они могут быть побеждены. Коалиция не обязательно должна быть группой государств или объединением групп людей. Коалиция может быть образована людьми внутри государства или какой-либо группы. Клаузевиц был прав, когда сделал вывод о потенциальной слабости союзов и коалиций.

    Более того, лидеры и лица, принимающие решение, представляют собой более выгодную цель для прямых или косвенных атак.

    Эпистемиология целей атак

    Система - цель информационной войны может включать любой элемент в эпистемиологии противника. Эпистемиология включает в себя организацию, структуру, методы и достоверность знаний. На стратегическом уровне цель кампании информационной войны - повлиять на решение противника, и как следствие, на его поведение таким образом, чтобы он не знал, что на него воздействовали. Даже тогда, когда этой цели трудно достичь, она все-таки остается конечной целью кампании на стратегическом уровне. Успешная, хотя и незавершенная информационная кампания, проведенная на стратегическом уровне, приведет к решениям противника( а следовательно и его действиям), которые будут противоречить его намерениям или мешать их выполнению.

    Успешная информационная кампания, проведенная на оперативном уровне, будет поддерживать стратегические цели, влияя на возможность врага принимать решения оперативно и эффективно. Другими словами, целью информационных атак на операционном уровне является создание таких помех процессу принятия решения врагом, чтобы противник не мог действовать или вести войну координировано и эффективно. В информационной войне целью является гармонизация действий на оперативном уровне с действиями на стратегическом уровне, чтобы объединенные, они заставляли противника принимать решения, которые бы приводили бы к действия, которые помогали достигать нам наших целей и мешали бы противнику добиваться выполнения своих.

    На стратегическом уровне лидерам, продумывающим план ведения информационной кампании, нужно знать ответы как минимум на три вопроса:

    Во-первых, какова связь информационной кампании с глобальными целями кампании? Во-вторых, что мы хотим, чтобы вражеские лидеры знали или предполагали по завершению кампании? То есть, каково желаемое эпистемиологическое состояние и следовательно критерий успеха операции? В-третьих, какие средства ведения информационной войны являются лучшими для достижения установленного критерия успеха? То есть как будут связаны средства с результатом?

    На операционном уровне нашим лидерам также нужно иметь ответы на ряд вопросов.

    Будет ли запрещено атаковать некоторые цели и применять некоторые средства в информационных атаках? Достижимо ли желаемое эпистемиологическое состояние вообще и везде, или только существуют промежуточные состояния, достижимые в специфических географических районах, в специфической последовательности, или в специфических секторах информационных боевых действий. Кроме того следует ответить на вопросы об управлении и сигналах.

    Кроме того, лидерам на оперативном уровне нужно знать, когда будут завершены атаки и средства, посредством которых будет передан сигнал о прекращении атаки. Это важные вопросы, так как информационное оружие может вызвать косвенное разрушение систем знаний и предположений у атакующих.

    В худшем случае ответ противника может включать контратаки против дружественных информационных систем, что по большому счету не отличается от побочных разрушений "огневой поддержки".

    Цели атак в информационной войне

    Чем более зависим противник от информационных систем при принятии решения, тем более он уязвим к вражескому манипулированию этими системами. Программные вирусы воздействуют только на те системы, в которых есть программы. Средства радиоэлектронной борьбы могут быть применены только против вооруженных сил, использующих радио и электронику. Электромагнитные пушки не будут воздействовать на вражеских курьеров. Хотя эти и предполагает, что только постиндустриальные государства или группы уязвимы в информационной войне, обратное также может иметь место по двум причинам. Во-первых, доиндустриальное или аграрное общество все-таки имеет уязвимые эпистемиологические системы. Так как информационная война может вестись против всей эпистемиологии врага в целом, то и примитивные общества уязвимы в информационной войне. Во-вторых, индустриальные общества могут приобрести большую часть их телекоммуникационной структуры у более развитых постиндустриальных обществ.

    В государствах или группах с высоким уровнем развития техники набор целей атак на стратегическом уровне очень богат: телекоммуникации и телефония, космические спутники, автоматизированные средства ведения финансовой, банковской и коммерческой деятельности; энергосистемы; культурные системы; и весь набор оборудования и программ, на основании которых враг получает знания. Стратегические информационные системы в высокотехнологичных государствах часто дублируются на оперативном уровне. Все они уязвимы для атаки. Информационная война не должна откладываться до тех пор, пока враждебность не станет открытой. Лидеры противника не захотят воевать, если они предполагают одно из следующего: что насилие - это плохо, или что у них не будет союзников, или что на них будут наложены санкции, препятствующие продолжению войны, или что их индустриальная база не сможет обеспечить победу в длительной войне, или что их вооруженные силы не готовы.

    Чем выше технологические возможности государства и чем больше число его взаимодействий с другими группами( включая внутренние группы) или государствами, тем более государство уязвимо в информационной войне. Эта уязвимость будет возрастать по мере увеличения размеров сетей или числа и объема транзакций.

    Демократии не являются менее уязвимыми, чем тоталитарные режимы, хотя демократические социальные системы, такие как группы, могут быть несколько более устойчивыми к выводу из строя. Но аппарат управления ее экономикой уязвим. Банки, финансы, торговля, путешествия и управление воздушным движением становятся все более зависимыми от информационной технологии.

    По мере того, как растет зависимость от информационных систем, вооруженные конфликты, организуемые террористами, религиозными экстремистами, враждебными бизнесменами, против информационных систем будут составлять реальную угрозу. Информационное оружие в их руках может быть направлено на Энергосистемы или средства связи, обслуживающие конечную цель. Одновременные атаки на различные узлы могут иметь стратегический эффект. То есть они могут воздействовать на знания и волю лидеров.

    Похожие публикации
    Demo scene